Кому здоровье, а кому мать родная

0
638

Ряд действующих и активно практикующих медиков и экспертов КР выступили, наконец, против агрессии и паники, которая льется все время пандемии короновируса в социальных сетях и некоторых СМИ о том, что наша медицина не знает как ее лечить и в силу некомпетентности ведет к росту заболеваемости и смертей. Эта дезинформация вводит в заблуждение общественность, умело манипулируя, искажает в принципе медицинскую информацию, подрывает доверие населения к медицине в такое тяжелое для страны время и дискредитирует международно принятый инструмент стандартизации здравоохранения, — говорится в обращении.

В своем обращении медики, в частности, указывают на посты Айбара Султангазиева, в которых с марта месяца текущего года он «неоднократно умышленно сеял панику в соцсетях, на своей странице в Фейсбук и СМИ, устрашая и запугивая скорой высокой смертностью в связи с “отсутствием” лоббируемых препаратов, а вслед настойчиво указывая Правительству и Премьер-министру о срочной закупке лоббируемых препаратов, угрожая экспертам, запугивая их вплоть до физической расправы и физического устранения».

«В основе нападок и обвинений Султангазиева А., как известно, лежат очевидные коммерческая заинтересованность и интересы фармкомпаний и производителей, желающих получить баснословную прибыль с якобы “спасительных препаратов”, пользуясь паническим настроением и страхом среди населения, сложившейся тяжелой ситуацией в связи с Ковид. Агрессивно настроенные дистрибьютеры и коммерчески заинтересованные стороны, в лице Султангазиева и приспешников, используя все средства агрессивного маркетинга, пытаются не только пролоббировать недоказанные и непроверенные препараты на лекарственный рынок страны, но и во что бы то ни стало добиться их ввоза в страну без регистрации, введения их в клинические протоколы лечения и закупки за государственный счет.

Это, естественно, принесет им сумасшедшие баснословные деньги, так как известны случаи, как представители различных “ заводов” атакуют сотрудников Минздрава и разработчиков, предлагая им неслыханное вознаграждение. Устоять перед таким соблазном при нашей нищете — это настоящий подвиг перед народом. Поэтому, каждый разработчик протоколов совершает подвиг, не поддавшись коммерческим интересам и не пропуская экспериментальные препараты в стандарты лечения!

Большая часть лоббистов вслед за Султангазиевым, не имеют медицинского образования и компетенций, будучи дилетантами в узких специализированных медицинских вопросах, ставят под сомнение и под корень разрушают работу Министерства здравоохранения и Правительства КР, в лице представителей власти, а вместе с ними и всей команды разработчиков с научно-образовательной и практической среды, включая профессоров и докторов наук, ведущих экспертов, имеющих подтвержденные компетенции в данной области международных навыков и знаний, — говорится в обращении.

17 июля 2020 в газете «Вечерний Бишкек» А.Султангазиев обвинил правительство, , разработчиков руководства и протоколов МЗ КР по лечению Ковид -19 Зурдинову А., Камбаралиеву Б., методолога Барыктабасову Б. в том, «что они якобы умышленно ограничивают доступ кыргызстанцев к препаратам для лечения коронавирусной инфекции», в связи с чем, отправил жалобу в Генеральную прокуратуру, Совбез и ГКНБ.

В своем обращении медики ответили на его обвинения по пунктам:

1. А.С.: “Клинический протокол Кыргызской Республики не включает ряд возможных подходов в лечении больных коронавирусной инфекцией, применяемых в практике большинством стран мира, что значительно сужает выбор медицинских специалистов при определении тактики лечения и ведет к увеличению тяжелых форм течения COVID-19 и последующей высокой смертности среди граждан с коронавирусной инфекцией”.

Ответ: Не «большинство стран мира», а только отдельные страны применяют ряд возможных подходов в рамках научных испытаний, но не рекомендуют их для рутинного применения. Высокая смертность в КР в настоящее время обусловлена недостаточным доступом к кислородной поддержке и госпитализации, которые являются основными условиями выживаемости пациентов с тяжелым течением/осложнениями Ковидной инфекции.

2. А.С.: «Клинический протокол Кыргызской Республики, в отличие от клинических рекомендаций многих стран мира, не предусматривает этиотропной (рассматриваемая в данном случае как противовирусная) терапии, что может быть причиной большого количества тяжелых случаев COVID и высокой смертности, а также причиной перегруженности системы здравоохранения из-за большого одновременного наплыва больных с тяжелыми формами COVID».

Ответ: Все мировые, в том числе и медицинские данные ВОЗ свидетельствуют, что вакцины и спец.лечения COVID-19 на сегодня не существует. Многие университеты и исследовательские институты в развитых странах проводят поиски методов диагностики и лечения, лекарственных препаратов, влияющих на COVID-19 и т.д. на уровне испытаний и проверки гипотезы. За период пандемии было предложено большое количество способов лечения Ковид, а также медикаментов, применяемых при других инфекционных и неинфекционных заболеваниях. Однако, надежных доказательств о наличии эффекта от какого-либо этиотропного лечения до сих пор нет.
Перегруженность системы здравоохранения и наплыв больных с тяжелыми формами Ковид испытывают большинство стран мира и это никак не может быть связано с применением или не применением противовирусной терапии (ПВТ). Ни одно противовирусное средство не подтвердило свой эффект при Ковид до настоящего времени.

3. А.С.: «Отсутствие этиотропного (рассматриваемая в данном случае как противовирусная) терапии и ограниченный выбор патогенетического лечения толкает практикующих медицинских специалистов к выбору доступных схем и увеличению бесконтрольного применения антибиотиков, химических смесей и др., что в итоге, влияет на рост количества тяжелых случаев COVID, последующей смертности и перегруженности системы здравоохранения».

Ответ: В руководстве-3 по лечению Ковид (Приказ МЗ КР №422 от 08.06.2020) подробно описаны все существующие в международной практике приемлемые виды симптоматической, поддерживающей, патогенетической терапии, а также профилактика и лечение осложнений и сопутствующих заболеваний при Ковид.

4. А.С.: Отсутствие разъяснений в клиническом протоколе по отдельным видам патогенетической терапии, включая применения реконвалесцентной плазмы, имунносупрессоров (тоцилизумаб и др.), дексаметазона ведет к их неофициальному неправильному применению и может влиять на увеличение количества тяжелых случаев и повышение смертности среди тяжелых и критически тяжелых больных COVID.

Ответ: Применение реконвалесцентной плазмы, имунносупрессоров (тоцилизумаб и др.) относится к недоказанным методам вмешательств при Ковид и не упоминаются в руководстве и протоколах. Дексаметазон (гормон) – сильнодействующее средство, имеет строгие показания и ограничения при Ковид, рекомендован к применению при ОРДС – остром респираторном дисстресс синдроме с дыхательной недостаточностью при реанимационных мероприятиях в стационаре, что подробно описано в руководстве в разделе «Лечение осложнений Ковид».

5. А.С.: Исключение возможности применения антибиотиков при средних формах протекания COVID без разъяснений о необходимости анализа состояния пациента, приводит к недоверию со стороны специалистов к действующему протоколу и подталкивает к самостоятельному их назначению, опираясь на клинический опыт.

Ответ: В руководстве описаны классические принципы антибиотикотерапии, принятые в мировой практике и строгие показания только при присоединении или наличии признаков бактериальной инфекции. Антибиотикотерапия не является основным методом лечения, поскольку Ковид — это вирусная инфекция. При этом, чрезвычайное злоупотребление врачами и самолечение антибиотикотерапией наблюдалось задолго до ковидной эпидемии, что усложняет нынешнюю ситуацию.

6. А.С.: «Разделение состояний больных на подтвержденный COVID и пневмонию подталкивает медицинских специалистов осуществлять лечение пневмонии, опираясь на собственный опыт и знания по лечению бактериальной пневмонии, что в итоге, приводит к выбору неправильных подходов и росту тяжелых случаев COVID».

Ответ: Это сообщение не является выводом Султангазиева, а стало обобщением клинической практики и подходов к учету смертности во всем мире. Многие страны изменили методики подсчета и кодировки диагнозов по мере и вследствие приобретенного опыта в борьбе с Ковид. Таким образом, постановка диагнозов Ковид и внебольничной пневмонии продолжается во всех странах Центральной Азии и Казахстане. При этом, в Кыргызской Республике уже принято решение кодировать случаи заболевания Ковид по МКБ -10 в виде лабораторно подтверждённой коронавирусной инфекции (U -07.1), и лабораторно неподтверждённой коронавирусной инфекции (U-07.2). К лабораторно неподтверждённому Ковид ныне относятся случаи с клиническими проявлениями и рентгенологическими признаками пневмонии, что совпадает и с рекомендациями руководства ВОЗ по учету смертности при Ковид.

Таким образом, мы считаем, что поведение Султангазиева Айбара приводит к деструктивному влиянию и дискредитации не только политики государства в области здравоохранения, но и самой сути и принципов медицинской профессии, нарушению законодательства о регулировании лекарственных средств, дестабилизирует обстановку в системе здравоохранения, вводит в заблуждение общественность в сложный период для нашей страны, когда очень большое количество семей потеряли своих близких и родных, когда горечь утраты невосполнима, провоцирует население на проявление агрессии и насилия в отношении медработников, систематически нарушает их законные права на защиту чести, достоинства и деловой репутации, когда самыми уязвимыми являются медицинские работники, на которых обрушилось основное бремя борьбы с Ковид, и он своими популистическими, а в целом скрытыми коммерческими интересами и необоснованными высказываниями очерняет нас, разработчиков стандартов перед населением, у которого и так психологическое состояние из-за пандемии в мире — на пределе.

Мы все уверены, что правоохранительные органы с пониманием отнесутся к обращению медиков и дадут правовую оценку действиям Султангазиева А. в связи с угрозами лекарственной, информационной, социальной и экономической безопасности страны, смогут защитить наши профессиональные честь, достоинство и деловую репутацию согласно статье 16 “Закона о статусе медработников” (Статья 16. Защита чести, достоинства и профессиональной репутации медицинских работников, которая гласит, что “честь, достоинство, профессиональная репутация медицинских работников защищается законодательством. Никто не имеет права нанести физический, моральный и материальный ущерб медицинскому работнику при исполнении им своей профессиональной деятельности”) и привести его к должной юридической ответственности.

Мы требуем правосудия и справедливости.

И мы уверены, что население доверяет и уважает медицинскую профессию, а медицинская общественность сумеет себя защитить от нападок и травли, потому что время пришло не только спасать людей целой страны, но и саму профессию

Мамбетов К.Б., координатор по разработке клинических руководств и протоколов по лечению Ковид МЗ КР
Бримкулов Н.Н., профессор, д.м.н.
Кутманова А.З., профессор. д.м.н.
Зурдинова А.А., д.м.н., доцент
Барыктабасова Б.К., к.м.н., эксперт по доказательной медицине
Камбаралиева Б.А., MScHA, эксперт по рациональному использованию лекарственных средств

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.