Когда у марша женское лицо

0
528

8 марта 2020 года участницы мирного марша за права женщин и против насилия в Бишкеке запомнят надолго. Все произошло быстро и неожиданно. Начало акции было запланировано на 12 часов дня. К этому же времени на площади Победы появилась группа примерно из 30-ти мужчин, в масках, закрывающих лица, которые начали вести себя крайне агрессивно по отношению к собравшимся женщинам. Позднее оказалось, что это были члены неформального националистического объединения «Кырк Чоро». Правда в  интервью одному из интернет-изданий новый лидер объединения Руслан Адылов поспешил опровергнуть причастность «Кырк Чоро» к провокациям против женщин-феминисток, но в это верится с трудом. Накануне 8 марта он опубликовал пост в Фейсбуке с призывом противостоять маршу. Но уже после скандала назвал его вовсе не руководством к действию для членов и сочувствующих своей организации, а всего лишь выражением собственного мнения.

Однако, судя по социальным сетям, подавляющее большинство пользователей, независимо от отношения к самому маршу,  думают, что агрессивные молодчики, нападавшие 8 марта на женщин, были представителями «Кырк Чоро».

«Кырк чоро» — это образ из эпоса «Манас». Дружина из сорока батыров, служащих Манасу, — символ смелости, отваги, воинской доблести, с одной стороны. С другой стороны – это хранители устоев и ценностей, каждый из них связан со своим родом, племенем, но все вместе они олицетворяют единство и согласие всего народа, как члены одной семьи – дружины.

К сожалению, сегодня для кыргызстанцев «Кырк чоро» символизирует не эпос «Манаса» и  благородный образ воинов, а агрессивных молодцев, навязывающих обществу свои взгляды и свою картину мира.

Кроме того, «Кырк Чоро», несмотря на то, что было основано после апрельского государственного переворота, считается «торпедами» нынешней власти. У Атамбаева такими «боевиками» от «общественности» были «апрельские герои». Сегодня судя по тому, как  поддержал «Кырк Чоро» во время скандала с феминале министр культуры Азамат Джаманкулов, «Белый дом» решил опираться на эту организацию с сомнительной репутацией.

В любом обществе, в любой стране есть конфликт между почвенниками и западниками, городом и деревней. Власть не должна занимать чью-то позицию по определению,  потому что власть представляет и защищает весь народ, а не какую-то его часть. Оставаясь как бы вне этого конфликта, наблюдая за ним со стороны, власть, тем самым, сохраняет баланс, поддерживает общественный консенсус. Это основы государственного устройства.

Однако 8 марта милиция, вместо того, чтобы вступиться за участниц марша начала, фактически, силовой разгон собравшихся. Это выглядело ужасно. И эти фотографии, символизирующие применение необоснованной силы со стороны власти, когда милиционеры, чаще по двое, тащили мирных, хрупких женщин, облетели все мировые СМИ. О позорном разгоне марша против насилия в Бишкеке написали и рассказали The New York Times, The Washington Post, журнал Time, The Daily Telegraph, National Public Radio, Cbs17, U.S. News & World Report, BBC, DW, Aljazeera и многие другие медиа. В том числе и российские «Московский комсомолец», «Медуза», «Новая газета» и т.д.

И неважно, что милиция потом всех задержанных женщин отпустила и даже оштрафовала пятерых провокаторов, в основном все-таки членов «Кырк Чоро», включая их бывшего лидера. Репутации Кыргызстана был нанесен значимый ущерб. Тем более на фоне таких же маршей женщин, которые без проблем и препятствий прошли в Киеве и даже соседнем Алматы.

В ответ на жесткие действия милиции 10 марта в столице опять была объявлена акция под хештегами #Нетнасилию, #Аялукуктарыадамукуктары и #Аyalukuk. Это была реакция общественности, в основном, бишкекчан, на разгон марша 8 марта. Видимо негатив в адрес силовиков возымел последствия и некоторая работа над ошибками в МВД была проделана, потому что, чтобы контролировать соблюдение правопорядка, к памятнику Уркуе Салиевой – месту митинга, прибыл сам начальник Первомайского УВД Акылбек Казакеев.

Под бдительным оком начальства милиционеры действовали очень грамотно. Ведь и в этот раз было немало провокаторов, пытавшихся навязать свою повестку митингующим. Например, бывшая супруга Курсана Асанова Жыпаргуль Барбыбаева, представившаяся членом объединения «Ала-Тоо айымдары», пыталась вступить в перепалку с участниками митинга, выкрикивая что-то вроде того, что женщин-феминисток 8 марта надо было закидать камнями, так как они не хотят соблюдать традиции. Или выслать в другие страны. Мы, как выразилась Барбыбаева, не детализируя, кого она имеет ввиду, «готовы купить вам билеты». Кроме того, дамочка пригрозила, что «они» выяснят адреса каждого из участников акции и будут проводить разъяснительные и воспитательные работы уже по месту жительства.

Скандалистку увели милиционеры за очевидно провокационное поведение и речи. В отличие от 8 марта милиционеры просто отделили два митинга друг от друга, выстроившись цепью, и не дали двум группам оказаться лицом к лицу.

Модератор акции даже поблагодарил милицию: «Милиция алкыш. Да, 8 марта милиция провинилась. Сегодня исправилась. Давайте так исправляться».

Но несмотря на то, что 10 марта митинг прошел без эксцессов, осадок, как в том анекдоте, остался.

Власть создает проблемы сама себе на ровном месте. Это опасно для страны, особенно в предвыборный год. Любой прокол будет использоваться оппонентами «Белого дома» по полной. Хорошо, если все будет ограничиваться шумом в социальных сетях, без участия улицы.

Есть вопросы и к профессиональному уровню руководителей силовых ведомств. Это тоже очевидно. И после Кой-Таша и после марша 8 марта.

Роза Отунбаева, «засветившаяся» на митинге 10 марта, но, лишенная права выступить, так как организаторы решили никому из так называемым ВИП-персон, слова не  давать, заявила журналистам: «Я была участницей двух революций и знаю к чему все идет».

Меньше всего хочется, чтобы слова Отунбаевой оказались пророческими.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.