Прения государственных обвинителей по уголовному делу № 150-18-73

0
1855

Уважаемый суд!

Уважаемые участники процесса!

Сегодня мы начинаем выступать в судебных прениях по уголовному делу, расследование и судебное рассмотрение которого вызвало широкий общественный резонанс в нашей республике и освещалось в средствах массовой информации на протяжении всего уголовного судопроизводства, ведь впервые в истории Кыргызской Республики, лица, занимавшие политические государственные должности и другие отдельные лица, обвиняются в совершении преступления, причинившего ущерб интересам Кыргызской Республики в особо крупном размере, а именно в размере 5 млрд. 439 млн. 527 тыс. 482 сомов.

  1. Так, Исаков Сапар Джумакадырович, занимая должность заведующего отделом внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики в ранге заместителя Руководителя Аппарата Президента Кыргызской Республики, являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение, обладающим властными полномочиями и высоким статусом, создав совместно с другими должностными и отдельными иными лицами устойчивую связь с представителями частной иностранной компании, действуя вопреки интересам государства и общества, ради личной выгоды, выразившейся в стремлении угодить Главе государства, обеспечить себе его покровительство в карьерном продвижении, организовал и руководил действиями должностных и отдельных иных лиц по незаконному предоставлению частной иностранной компании материальных благ и преимуществ, причинив при этом ущерб интересам государства в особо крупном размере.

Тем самым, С.Исаков обвиняется в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 30, частью 2 статьи 303 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1997 года.

  • Сатыбалдиев Жанторо Жолдошевич, занимая должность Премьер- министра Кыргызской Республики, являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение, обладая властными полномочиями, действуя вопреки интересам государства ради личной выгоды, выразившейся в угодничестве и карьеризме, способствовал действиям группы должностных и отдельных иных лиц, направленных на незаконное предоставление частной иностранной компании материальных благ и преимуществ, причинив ущерб интересам государства в особо крупном размере;
  • Артыкбаев Осмонбек Мамбетжанович, занимая должность Министра энергетики и промышленности Кыргызской Республики, являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение, обладая властными полномочиями, действуя совместно с другими должностными и отдельными иными лицами вопреки интересам государства, способствовал незаконному предоставлению частной иностранной компании материальных благ и преимуществ, причинив ущерб интересам государства в особо крупном размере;
  • Авазов Салайдин Абдивалиевич, являясь Г енеральным директором ОАО «Электрические станции», обладая распорядительными и управленческими полномочиями руководителя на стратегическом объекте государственного значения, действуя вопреки интересам данного общества и государства ради личной выгоды, выразившейся в угодничестве и карьеризме, способствовал действиям группы должностных и отдельных иных лиц, направленных на незаконное предоставление частной иностранной компании материальных благ и преимуществ, причинив ущерб интересам государства в особо крупном размере;
  • Назаров Жолдошбек Машырапович, являясь заместителем Генерального директора ОАО «Электрические станции», обладая распорядительными и управленческими полномочиями одного из руководителей на стратегическом объекте государственного значения, действуя вопреки интересам данного общества и государства ради личной выгоды, выразившейся в угодничестве и карьеризме, способствовал действиям группы должностных и отдельных иных лиц, направленных на незаконное предоставление частной иностранной компании материальных благ и преимуществ, причинив ущерб интересам государства в особо крупном размере;
  • Бримкулов Темирлан Нургазиевич, являясь Исполнительным директором Группы по управлению модернизацией ТЭЦ г.Бишкек ОАО «Электрические станции», то есть руководителем самостоятельного структурного подразделения, специально созданного для целей реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» в соответствии с условиями Контрактного соглашения от 16 июля 2013 года, организации работы по контролю и мониторингу работы подрядной компании «ТВЕА», обладая распорядительными и управленческими полномочиями, действуя вопреки интересам данного общества и государства, ради личной выгоды, выразившейся в угодничестве и карьеризме, способствовал действиям группы должностных и отдельных иных лиц, направленных на незаконное предоставление частной иностранной компании материальных благ и преимуществ, причинив ущерб интересам государства в особо крупном размере.

Тем самым, вышеуказанные лица обвиняются в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 2 статьи 303 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1997 года.

  • Калиев Айбек Рыспекович, занимая должность заместителя Министра энергетики и промышленности Кыргызской Республики, являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение, обладая властными полномочиями, действуя вопреки интересам государства ради личной выгоды, выразившейся в угодничестве и карьеризме, состоя в устойчивой связи с группой должностных и отдельных иных лиц, совершил действия, направленные на незаконное предоставление частной иностранной компании материальных благ и преимуществ, причинив ущерб интересам государства в особо крупном размере.

Кроме того, А.Калиев, после завершения проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», совершил умышленное тяжкое преступление, связанное с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем.

Тем самым, А.Калиев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30, частью 2 статьи 303 и пунктом 2 части 3 статьи 183 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1997 года.

  • Лаврова Ольга Владимировна, занимая должность Министра финансов Кыргызской Республики, являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение, обладая властными полномочиями, используя свое служебное положение вопреки интересам службы, с целью извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц, а также иной личной заинтересованности, совершила преступные действия по незаконному предоставлению юридическим лицам материальных благ и преимуществ, причинившие интересам государства особо крупный ущерб.

Тем самым, О.Лаврова обвиняется в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 304 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1997 года.

Раздел 1. Стоимость проекта в ЦАРИИ

В связи с технической изношенностью основного оборудования тепловой электроцентрали (далее ТЭЦ) г.Бишкек, установленного в 1961 году, возникла необходимость в проведении реконструкции (модернизации).

В 2009 году ОАО «Электрические станции», филиалом которого является ТЭЦ г.Бишкек, начало работу по определению стоимости реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек в целях привлечения инвестиций и кредитов для финансирования данного проекта.

В декабре того же года специалистами ОАО «Электрические станции» совместно со специалистами Всемирного Банка были произведены расчеты в виде предварительного технико-экономического обоснования (ТЭО) реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек, согласно которым, для реконструкции требовалось 150 миллионов долларов США.

В 2010 году Центральным агентством Кыргызской Республики по развитию, инвестициям и инновациям (далее ЦАРИИ) проводилась подготовительная работа по реализации проекта реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек. В январе 2010 года руководством ЦАРИИ в ходе визита в Китай во время встреч с руководителями министерств и компаний, в том числе компании «Тэбиан Электрик Аппар^тус Сток Компани Лимитэд» (далее «ТВЕА»), обсуждались вопросы реализации ряда энергетических проектов, связанных с модернизацией и строительством линий электропередач, подстанций, а также реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек. На этих встречах, сотрудники ЦАРИИ презентовали свой вариант (предварительное ТЭО) реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек, стоимостью 150 миллионов долларов США.

11 февраля 2010 года на совещании в ЦАРИИ были рассмотрены варианты реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек, предложенные Всемирным банком, стоимостью 150 миллионов долларов США и компанией «ТВЕА», стоимостью 200 миллионов долларов США. По результатам совещания принято решение — признать предложение компании «ТВЕА» по реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек не соответствующим интересам Кыргызстана ввиду его высокой стоимости, технических и технологических недостатков, а вариант Всемирного Банка, отвечающим государственным интересам и подлежащим дальнейшей проработке.

С.Исаков, занимавший в ЦАРИИ должность руководителя службы коммуникаций, непосредственно принимал участие в указанных мероприятиях, в том числе на совещании 11 февраля 2010 года. В связи с чем, он подробно был осведомлен о проекте реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек, а также об отказе руководителей ЦАРИИ и специалистов- энергетиков от предложения компании «ТВЕА» модернизировать ТЭЦ за 200 миллионов долларов США (т.35 л.д.68-70).

В связи с ликвидацией ЦАРИИ в апреле 2010 года, процесс реализации проекта реконструкция (модернизация) ТЭЦ г.Бишкек был приостановлен.

То, что предварительная стоимость проекта реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек составляла сумму 150 миллионов долларов США, подтверждается следующим:

  • показаниями свидетелей А.Тюменбаева, Э.Сабырова, С.Бочко, данными в суде 26 июня 2019 года, показаниями свидетелей А.Абдыкадырова, В.Щетинкова, Жолдошбк уулу Ч., данными в суде 27 июня 2019 года, показаниями свидетеля А.Ботбаевой, данными в суде 5 августа 2019 года, и показавших, что в 2008-2010 годах совместно с Всемирным банком прорабатывался вопрос модернизации ТЭЦ г.Бишкек на сумму 150 млн. долларов США;
  • показаниями свидетеля И.Чудинова данными в суде 27 июня 2019 года о том, что в период его работы Премьер-министром Кыргызской Республики в 2007-2009 года, рабочая группа Министерства энергетики и ОАО «Электрические станции» остановилась на проекте модернизации существующей ТЭЦ города Бишкек с увеличением мощности на 230 МВт, с предварительным расчётом около 600 долларов за кВт за 150 миллионов долларов США.

Также И.Чудинов показал, что С.Исаков мог быть в курсе предлагаемых проектов на инвестиционных форумах и на международных встречах, поскольку эти вопросы были включены в повестку. Мог владеть повесткой, то есть вопросами, которые выносились во время международного визита, потому что он готовил эти визиты;

  • показаниями свидетеля У.Ташбаева, работавшего в 2009-2010 годах заместителем руководителя ЦАРИИ. В судебном заседании 17 июля 2019 года У.Ташбаев показал, что С.Исаков работал руководителем службы коммуникации ЦАРИИ и занимался вопросами визита делегации в Китай для ведения переговоров по реализации инвестиционных проектов, в том числе по модернизации ТЭЦ г.Бишкек, где стоимость проекта составляла 150 миллионов долларов США;
  • оглашенными в суде показаниями А.Ширшова о том, что он в 2010 году ездил в Китай вместе с делегацией в качестве советника Премьер- министра И.Чудинова. Во время данной поездки поднимался вопрос о модернизации ТЭЦ г.Бишкек, сумма составляла 150 и 200 миллионов долларов США, финансирование предусматривалось Всемирным банком. В то время С.Исаков работал начальником по внешним связям ЦАРИИ (т.6 л.д.186-190);
  • оглашенными в суде показаниями А.Елисеева о том, что с 11 по 13 января 2010 года он был в Китайской Народной Республике вместе с делегацией ЦАРИИ в качестве заместителя руководителя ЦАРИИ, курировавшего вопросы энергетики, и в составе данной делегации также был руководитель службы коммуникации ЦАРИИ С.Исаков. В то время А.Калиев также работал экспертом в ЦАРИИ. В ЦАРИИ прорабатывался вопрос о модернизации ТЭЦ г.Бишкек, сумма которой составляла 150 миллионов долларов США, финансирование предусматривалось Всемирным банком. При этом ЦАРИИ отклонила предложение компании «ТВЕА» по реализации данного проекта на сумму 200 миллионов долларов США, так как она была очень завышена.

А.Елисеев показал, что предметом этого визита, в том числе, был вопрос по реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», в котором была заинтересована Китайская компания Аэрокосмической науки и техники на сумму около 150 миллионов долларов США, компания «ТВЕА» на сумму 200 миллионов долларов США и государственная корпорация электрических сетей Китая на сумму около 150 миллионов долларов США. При этом другие компании не рассматривались по ряду причин, хотя предложения были (т.6 л.д.192-195).

Раздел 2. Стоимость проекта в НСУР КР на 2013-2017 г.г.

Указом Президента Кыргызской Республики от 21 января 2013 года УП №11 была утверждена «Национальная стратегия устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы» (далее НСУР), куда вошел проект реконструкции ТЭЦ г.Бишкек.

Так, в разделе «Инвестиционные проекты в энергетике» (2013-2017 гг.) Приложения к главе 12 Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики, общая оценочная стоимость проекта реконструкции ТЭЦ города Бишкек составила 150 млн. долларов США, со сроком реализации в 2014-2017 годах.

Согласно вышеотмеченному Указу Президента Кыргызской Республики от 21 января 2013 года УП №11, Национальный совет по устойчивому развитию Кыргызской Республики принял Национальную стратегию устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013 — 2017 годы после широкого общественного обсуждения, с учетом программных разработок Правительства Кыргызской Республики, программ политических партий, предложений депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, государственных органов, органов местного самоуправления, экспертного сообщества, общественных объединений и граждан.

В состав Национального совета по устойчивому развитию Кыргызской Республики входили: Президент, Торага и лидеры фракций Жогорку Кенеша, Премьер-министр, Первый Вице-премьер-министр, Вице-премьер-министры,

Министр финансов, Министр экономики Кыргызской Республики, и другие лица.

Согласно Приложению 5 к Программе по переходу Кыргызской Республики к устойчивому развитию на 2013-2017 годы «Бюджет инвестиционных проектов Программы по переходу Кыргызской Республики к устойчивому развитию на 2013-2017 годы», в строке 9 предусмотрен проект «Реконструкция ТЭЦ города Бишкек», где ответственными исполнителями указаны Министерство энергетики и ОАО «Электрические станции», но никак не Аппарат Президента Кыргызской Республики.

Бюджет проекта составил 150 миллионов долларов США, со сроком реализации: в 2014 год — 50 млн. долларов США, в 2015 год — 50 млн. долларов США, и в 2016 год — 50 млн. долларов США. То есть, была четкая программа, разнесенная на 3 года (т.31 л.д.25, 32).

Таким образом, говорить о том, что общая оценочная стоимость проекта в размере 150 млн. долларов США, указанная в программном документе, принятом высшим политическим руководством страны, «ничего не значит», что она «написана просто так», категорически неприемлемо.

Как показала при допросе в суде 3 июля 2019 года свидетель Н.Ахметова, проект Модернизации ТЭЦ города Бишкек был предложен Правительством Кыргызской Республики. И конечно же, прежде чем внести проект в Национальную стратегию устойчивого развития Кыргызской Республики, его стоимость была обоснована Правительством и соответствующими министерствами.

Также она показала, что случаев, когда стоимость проекта, указанная в Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы, менялась в ходе реализации проекта, не было, и что в 2014 году на заседании Национального совета в рамках достижения реализации Стратегии было рекомендовано Правительству посмотреть на предмет исполнения и внести соответствующие изменения, но таких изменений не вносились.

Здесь же, в качестве примера, можно привести следующее.

В Приложении к главе 12 в Таблице 2 «Инвестиционные проекты в энергетике (2013-2017 гг.) указана общая оценочная стоимость проектов, вошедших в НСУР.

В уголовном деле имеется письмо Министерства финансов Кыргызской Республики от 3 июля 2018 года, с приложением информации о кредитах, полученных от Эксимбанка Китая для сектора энергетики.

Так, общая оценочная стоимость проекта и сумма кредита, составили:

  • Строительство ВЛ 500 кВ «Датка-Кемин» и ПС (подстанция) 500 кВ «Кемин» в сумме 389 795 000 долларов США (НСУР), кредит также 389 795 000 долларов США;
  • Модернизация линий электропередачи на юге Кыргызстана (Строительство ПС 500 кВ «Датка» и ВЛ 220 кВ) в сумме 208 миллионов долларов США, кредит также 208 миллионов долларов США;
  • разработка ТЭО строительства Кара-Кечинской тепловой электростанции 5 миллионов долларов США. Фактически, данное ТЭО досталось Кыргызской Республике бесплатно, так, как компания «ТВЕА» на грантовые 3 миллиона долларов США, завершила ТЭО строительства Каракечинской ТЭС и передала его в собственность Министерства энергетики и промышленности Кыргызской Республики (т.3 л.д.116-117).

То есть, общая оценочная стоимость проектов совпадает с суммой кредита или же кредит не был получен.

При этом, как указано выше, общая оценочная стоимость реконструкции ТЭЦ г.Бишкек в НСУР составляет 150 миллионов долларов США, а кредит на данный проект получен в размере 386 миллионов долларов США.

Раздел 3. Стоимость проекта в НЭП на 2008-2010 г. и стратегии развития топливно-энергетического комплекса до 2025 г.

Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 13 февраля 2008 года №47 был одобрен проект «Национальной энергетической программы Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегии развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года».

Постановлением Жогорку Кенеша Кыргызской Республики от 24 апреля 2008 года №346-IV была одобрена «Национальная энергетическая программа Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегия развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года».

В пункте 10 «Инвестиционная политика обеспечения развития ТЭК», Национальной энергетической программой Кыргызской Республики на 2008­2010 годы и стратегии развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года, указано, что «В среднесрочный период (2008-2010 годы) потребуются инвестиции в реабилитацию существующих и строительство новых генерирующих мощностей. К объектам по реабилитации относится Бишкекская ТЭЦ-1, где оценочные инвестиции для неё составляют — 2,05 млрд. сомов или 50 млн. долларов США» (т.7 л.д.148).

Таким образом:

  • в 2008 году Национальной энергетической программой предлагалось реабилитировать ТЭЦ г.Бишкек за сумму 50 млн. долларов США;
  • в начале 2010 года ЦАРИИ предлагалось реабилитировать ТЭЦ за 150 млн. долларов США;
  • в Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы, предлагалось реконструировать ТЭЦ г.Бишкек за 150 млн. долларов США;
  • в 2013 году проект «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» был оценен в сумму 386 млн. долларов США.

С.Исаков, занимавший в ЦАРИИ должность руководителя службы коммуникаций и А.Калиев занимавший там же должность эксперта, были осведомлены о проекте реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек, с предварительной ценой в 150 миллионов долларов США.

Раздел 4. Участие С.Исакова в подготовке визитов

В период с 2011 по 2012 год, С.Исаков, занимая должность заведующего отделом внешней политики Аппарата Правительства Кыргызской Республики, затем Аппарата Президента Кыргызской Республики, руководил процессом подготовки визитов Премьер-министра и Президента Кыргызской Республики в Китайскую Народную Республику. Более того, он в составе официальных делегаций принимал участие во встречах с представителями ведущих китайских компаний по обсуждению реализации крупных энергетических проектов на территории Кыргызской Республики.

В 2012-2013 годах по результатам проведённой работы, была достигнута договорённость с руководством Китая о предоставлении Кыргызстану заемных средств в рамках Шанхайской организации сотрудничества на крупные энергетические проекты.

Компания «ТВЕА», в то время была привлечена в качестве генерального подрядчика в проектах «Модернизация линий электропередач на юге Кыргызстана», стоимостью 208 миллионов долларов США и «Строительство ЛЭП 500 киловольт «Датка-Кемин», стоимостью 389 млн. 795 тысяч долларов США. Данные проекты финансировались за счет кредитных средств, предоставленных Экспортно-Импортным банком Китая под гарантию Правительства Кыргызской Республики.

С.Исаков, в ходе данных процессов, принимая участие на переговорах, встречах с руководителями китайских компаний, наладил связь с представителями «ТВЕА», которая с течением времени приобрела устойчивый характер.

В 2013 году, компанией ТВЕА внесено предложение об участии в реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» с ценой в 396 миллионов долларов США с финансированием за счёт кредитных средств Экспортно- Импортного банка Китая.

В январе 2013 года, С.Исаков, занимая должность заведующего отделом внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики в ранге заместителя Руководителя Аппарата Президента Кыргызской Республики, на основе сложившейся устойчивой связи с представителями компании «ТВЕА», из угоднических и иных низменных побуждений, умышленно используя свои властные полномочия и статус во вред государственным и общественным интересам, заведомо зная о том, что предложение компании «ТВЕА» по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» в ценовом и техническом плане противоречит национальным интересам и в этой связи признано непригодным, а сама компания не имеет достаточного опыта и квалификации для реализации проектов, связанных с реконструкцией ТЭЦ, подчинив своей воле действия должностных лиц государственных органов и руководителей ОАО «Электрические станции», приступил к реализации преступного плана, направленного на предоставление указанной китайской компании права быть Генеральным подрядчиком проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» с предложенной ею заведомо завышенной стоимостью и на сверхвыгодных других контрактных условиях («Инджинииринг, Прокьюримэнт, Констракшн» — Инжиниринг, Поставка, Строительство, далее «ЕРС»).

При этом С.Исаков достоверно знал, что 11 февраля 2010 года на совещании в ЦАРИИ, где он принимал участие, было принято решение признать предложение компании «ТВЕА» по реконструкции (модернизации) ТЭЦ г.Бишкек не соответствующим интересам Кыргызстана ввиду его высокой стоимости, технических и технологических недостатков. При этом, по показаниям свидетеля А.Елисеева, компанию «ТВЕА» они не рассматривали, так как была завышена цена, и что «ТВЕА» себя сразу дискредитировала, так как предлагала коррупционные схемы, поэтому было решено сотрудничать только с китайскими государственными учреждениями (т.6 л.д.192-195).

Несмотря на такую негативную репутацию, С.Исаков продолжил свои действия направленные на предоставление компании «ТВЕА» права быть Генеральным подрядчиком проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек».

Раздел 5. Поручение С.Исакова — С.Авазову и Ж.Назарову о направлении писем о сотрудничестве ОАО «Электрические станции» с компанией ТВЕА

В конце января 2013 года, вызвав к себе в служебный кабинет Генерального директора ОАО «Электрические станции» С.Авазова и его заместителя Ж.Назарова, С.Исаков сообщил им о том, что от компании «ТВЕА» в адрес ОАО «Электрические станции» поступит коммерческое и техническое предложение по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек». После чего, вступив с ними в сговор, поручил им составить и направить в Аппарат Президента Кыргызской Республики на его имя письмо об одобрении ОАО «Электрические станции» предложения компании «ТВЕА» и выборе этой компании Генеральным подрядчиком реализации проекта.

30 января 2013 года, как и сообщил С.Исаков, в ОАО «Электрические станции» поступило письмо Генерального директора компании «ТВЕА» Ли Бяньчу с техническим и коммерческим предложением по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» и о назначении руководителя представительства в Кыргызской Республике Мусажана Макелека координатором дальнейших взаимоотношений с ОАО «Электрические станции». Обращает на себя внимание многочисленные ошибки в данном письме, написанном на русском языке, и его полная безграмотность (т.35 л.д.165-166).

На следующий день, 31 января 2013 года, С.Авазов и Ж.Назаров, с целью реализации преступного плана, исполняя вышеуказанное поручение С.Исакова, подготовили и направили в адрес последнего письмо с предложением о сотрудничестве с компанией «ТВЕА» в реализации ряда энергетических проектов, в том числе модернизации ТЭЦ г.Бишкек, и в случае одобрения данного сотрудничества, просили дать соответствующее указание министерствам и ведомствам Кыргызской Республики (т.35 л.д.167- 170).

Уже на следующий день, 1 февраля 2013 года, между Генеральным директором ОАО «Электрические станции» С.Авазовым и Генеральным директором компании «ТВЕА» Ли Бяньчу был заключен Меморандум о намерениях между ОАО «Электрические станции» и компанией «ТВЕА» о сотрудничестве в области строительства и реконструкции энергетических проектов. Данный Меморандум, написанный на русском языке, в отличие от письма Ли Бяньчу от 30 января 2013 года, намного грамотнее и почти не содержит в себе ошибки. (т.35 л.д.171).

При изучении данного Меморандума установлено, что он практически идентичен Протоколу о намерениях между ОАО «Электрические станции» и корпорацией «China Machinery Enginneering Corporation» (КНР) о сотрудничестве в области реконструкции ТЭЦ г.Бишкек, подписанному в г.Бишкеке 6 декабря 2012 года (т.35 л.д.150-151).

Учитывая изложенное, можно сделать вывод о том, что текст Меморандума и писем от 30 и 31 января 2013 года, были подготовлены заранее.

Также, свидетель Н.Омуралиев, при допросе в суде 4 июля 2019 года подтвердил свои показания, данные в ходе следствия и показал, что «для придания официального вида своим действиям или для того, чтобы другие на него не подумали, С.Исаков начал действовать через ОАО «Электрические станции», то есть С.Исаков звонил С.Авазову и дал указания, чтобы мы — ОАО «Электрические станции», инициировали вопрос модернизации ТЭЦ г.Бишкек именно с китайской компанией «ТВЕА», все это мне доподлинно известно, потому что я был непосредственно исполнителем писем, которые адресовались С.Исакову от 31 января 2013 года. С.Исаков свои планы реализовывал нашими руками, то есть он говорил, что ему нужно, и мы это писали, как будто это наше мнение».

То есть, письмо от 31 января 2013 года, является ещё одним доказательством исполнения С.Авазовым и Ж.Назаровым преступного плана С.Исакова, так как, ОАО «Электрические станции» не имело никакого отношения к Аппарату Президента Кыргызской Республики, и в лучшем случае должно было быть направлено в Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики либо Премьер-министру Кыргызской Республики.

Более того, 5 февраля 2013 года, С.Авазов направил в адрес Премьер- министра Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиева письмо, с содержанием аналогичным письму от 31 января 2013 года на имя С.Исакова.

8 апреля 2013 года, С.Авазов и Ж.Назаров направили Министру энергетики и промышленности Кыргызской Республики А.Калмамбетову письмо о наиболее приемлемых условиях компании «ТВЕА» и оказании поддержки в вопросе сотрудничества с этой компанией по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек». При этом указав, что «При положительном решении вопроса по компании ТВЕА, и оперативном выполнении определенных задач, на основании пред-ТЭО заключается контрактное соглашение с ТВЕА на выполнение работ под ключ». Одновременно, следуя преступной договорённости, копию данного письма направили и на имя С.Исакова, который не должен был иметь никакого отношения к выбору подрядчика (т.29 л.д.236-237, т.36 л.д.1-2).

Далее, 19 апреля 2013 года., С.Авазов направил Министру энергетики и промышленности Кыргызской Республики А.Калмамбетову ещё одно письмо, в котором содержатся сведения об отдаваемом компании «ТВЕА» предпочтении и просьбой оказать содействие в вынесении вопроса получения кредита на реконструкцию ТЭЦ г.Бишкек на заседание Правительства Кыргызской Республики, для включения данного вопроса в повестку дня саммита ШОС (т.36 л.д.5).

Обращает на себя внимание тот факт, что на момент направления данного письма, не был определен подрядчик проекта, компания «ТВЕА» не представила даже предварительное ТЭО, не было заключено Контрактное соглашение, не было даже предварительной цены проекта, и как указано в самом письме, рабочая группа из числа специалистов компании «ТВЕА» и ОАО «Электрические станции» только создавалась.

Ценовое предложение от компании «ТВЕА» в размере 396 миллионов долларов США, поступило в ОАО «Электрические станции» только 29 апреля 2013 года! (т.36 л.д.11-13).

Заместитель министра энергетики и промышленности Кыргызской Республики А.Калиев, курирующий в ведомстве данные вопросы и являющийся приближенным к С.Исакову лицом, наравне с С.Авазовым и Ж.Назаровым был вовлечён им в реализацию преступного плана в качестве ключевого исполнителя. Между С.Исаковым и А.Калиевым сложились близкие отношения в период совместной работы в ЦАРИИ, где последний занимал должность эксперта службы управления ресурсами. Свои интересы по энергетическим проектам С.Исаков реализовывал и контролировал через А.Калиева, который принимал участие на всех совещаниях у С.Исакова, в том числе по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек».

Раздел 6. Служебная записка на имя Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева от 21 мая 2013 года

С.Исаков, с целью инициирования письменного поручения от Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева в адрес профильных министерств о продвижении работы конкретно с компанией «ТВЕА», выполняя не присущие его должности функции, подготовил и занёс А.Атамбаеву служебную записку от 21 мая 2013 года, в которой указал о ходе реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» и якобы предложениях, поступивших от нескольких компаний.

В заключительной части записки просил Президента поручить Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики, а также ОАО «Электрические станции» провести обстоятельные переговоры на предмет снижения цены предлагаемого проекта.

Для убедительности своих доводов, изложенных в служебной записке, а также чтобы завуалировать свои преступные действия по лоббированию интересов компании «ТВЕА», С.Исаков попросил заведующего отделом финансово-экономического анализа и мониторинга развития Аппарата Президента Кыргызской Республики в ранге заместителя Руководителя Аппарата Президента Кыргызской Республики Н.Ахметову подписать Служебную записку совместно с ним, что она и сделала.

При допросе в суде 3 июля 2019 года, свидетель Н.Ахметова подтвердила данный факт, показав, что подписать Служебную записку её попросил С.Исаков, и что она была подготовлена возглавляемым им отделом, а не её отделом.

Затем, данная Служебная записка, 24 мая 2013 года была отписана Президентом А.Атамбаевым министру О.Артыкбаеву, с поручением «Прошу рассмотреть и внести предложения» №12-90-6886 (т.31 л.д.94, т.33 л.д.72-79, 92-98).

При изучении установлено, что Служебная записка, условно, состоит из нескольких частей:

  1. В первой части приводятся доводы о необходимости модернизации ТЭЦ г.Бишкек и используются следующие обороты речи:

— «вынудит к введению значительных ограничений потребления электроэнергии»; «делают Кыргызстан уязвимым в зимний период»; «происходит неизбежное снижение надежности и эффективности работы энергосистемы, что в целом отражается на энергетической безопасности страны»; «повышается риск аварийности»; «могут привести к непредсказуемым последствиям»; «существует зависимость от поставок мазута, газа и угля из соседних стран по мировым ценам» и т.д. и т.п.

  • Во второй части пишется о том, что ОАО «Электрические станции» уже проводят определенную работу по привлечению инвестиций в виде льготного кредита для реконструкции и модернизации ТЭЦ г.Бишкек.

При этом, сообщают, что имеются следующие технические предложения:

  1. С китайской аэрокосмической корпорацией науки и промышленности «Чжун Хан» подписан протокол намерения о сотрудничестве. Вместе с тем пока отсутствуют экономические расчёты и формы финансового сотрудничества.
  2. Также подписан протокол намерения с китайской корпорацией «Chin Machinery Engineering Corporation» (СМЕС), подготовлено техническое предложение. Экономических расчетов и форм финансового сотрудничества пока нет.
  3. Согласно протоколу, подписанному с ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» предлагается концептуальный проект расширения ТЭЦ г.Бишкек с приблизительными расчетами его стоимости порядка 518 миллионов долларов США. В данном случае стоимость 1 МВт новой мощности складывается довольно высокой, около 2 миллионов долларов США.
  4. Китайская энергетическая компания «ТВЕА», исходя из меморандума о намерениях, предлагает предварительную стоимость проекта в сумме 390 миллионов долларов США. Проработано техпредложение с учетом работы котлов на местных углях. В данном случае стоимость 1 МВт мощности складывается на уровне 1,3 миллионов долларов США.

Государственному обвинению совершенно очевидно формальное включение в перечень трёх компаний, помимо компании «ТВЕА», как говорится «до кучи», исходя из следующего:

  • в Служебной записке даже не удосужились правильно написать название компании «Chim Machinery Engineering Corporation», где вместо «Chim», написали «Chin» и установить правильное название двух компаний. Которые, в различных документах пишутся по-разному: в указанной Служебной записке — «Китайская аэрокосмическая корпорация науки и промышленности «Чжун Хан», а в Протоколе намерений о сотрудничестве она же «Компания по Международному Экономическому и Техническому Сотрудничеству «Чжун Хан» (КМЭТСЧХ) (т.35 л.д.108-110); в Служебной записке «Chin Machinery Engineering Corporation» (СМЕС), а на фирменном бланке компании — «CHINA МАСШ№ЕГ ENGINEERING СО. HUBEI LIMITED». Такой серьезный документ, тем более на имя Главы государства, не должен был содержать в себе ошибки и ляпы (т.31 л.д.95-101, т.36 л.д.18);
  • Служебная записка Президенту страны, была внесена без доведения до логического завершения переговоров с двумя первыми компаниями, у которых, как указывается в записке: «пока отсутствуют экономические расчёты и формы финансового сотрудничества»;
  • компания ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» включена в список с заведомо высокой стоимостью проекта и стоимости 1 МВт, в сравнении с компанией «ТВЕА».

Тут же, приводятся данные по компании «ТВЕА», где проработано техническое предложение с учётом работы котлов на местных углях, а стоимость проекта и стоимость 1 МВт мощности намного ниже, чем у ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС».

Подтверждением вышеуказанной формальности, являются и показания А.Калиева, данные им в суде 6 ноября 2019 года, где он сказал, что «предложение «ИНТЕР РАО ЕЭС» было заведомо не выполнимо».

В завершении второй части письма, акцентируется внимание на том, что в Отделе внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики 13 мая состоялась встреча с Торговым представителем КНР в Кыргызской Республике Цзинь Юйлун, где в ходе переговоров китайская сторона сообщила о возможности ведения переговоров по снижению предлагаемой компанией «ТВЕА» стоимости проекта.

На это же указал допрошенный в суде 4 июля 2019 года свидетель Н.Омуралиев, который, подтвердив лоббирование компании «ТВЕА» С.Исаковым, показал, что в Служебной записке написано, что 13 мая текущего года в отделе внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики состоялась встреча с торговым представителем КНР в КР Цзинь Юйлунг в ходе которой китайская сторона сообщила о возможности ведения переговоров по снижению предполагаемой компанией «ТВЕА» стоимости проекта. Также в последнем абзацем было указано о том, что «при этом МЭиП Кыргызской Республики, а также ОАО «Электрические станции» провести обстоятельные переговоры на предмет снижения цены предполагаемого проекта и включение в ТЗ по модернизации технических элементов и оборудования снижающего вредное воздействие на экологию, в связи с привлечением использования твердого топлива. То есть, речь шла о снижении цены только с компанией «ТВЕА».

Также он показал, что решение о сотрудничестве с компанией «ТВЕА» было принято ОАО «Электрические станции» после получения Служебной записки от 21 мая 2013 года на имя Президента Кыргызской Республики.

Здесь необходимо обратить внимание на то, что протокол встречи от 13 мая 2013 года в материалах дела отсутствует, и где он находится, не знает и С.Исаков. Данный факт может доказывать тот факт, что С.Исакову не нужно было, чтобы его разговор с представителем иностранного государства протоколировался.

  • В третьей части письма приводятся доводы в пользу модернизации (реконструкции) ТЭЦ г.Бишкек и ожидаемый эффект;
  • В четвертой части письма проводится мысль о возможности параллельно начать предварительные переговоры с китайской стороной по данному вопросу, с учетом сжатости сроков, а также предстоящим визитом Председателя КНР Си Цзиньпиня в Кыргызстан.

Затем указывается: «При этом, Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики, а также ОАО «Электрические

станции» поручить провести обстоятельные переговоры на предмет снижения цены предлагаемого проекта и включении в техническое задание по модернизации компонентов (технических элементов и оборудования) снижающего вредное воздействие на экологию в связи с увеличением использования твердого топлива».

Обращает на себя внимание следующее:

  1. Безапелляционность текста о поручении Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики, а также ОАО «Электрические станции» проведения переговоров;
  2.  Отсутствие поручения завершить переговоры с китайской аэрокосмической корпорацией науки и промышленности «Чжун Хан» и китайской корпорацией «Chim Machinery Engineering Corporation» (СМЕС), у которых пока отсутствуют экономические расчеты и формы финансового сотрудничества, и компанией «ИНТЕР РАО».
  3.  Необходимо отметить, что Служебная записка С.Исакова и Н.Ахметовой содержит исходящий номер 12-90-6886 от 24 мая 2013 года, где индекс «12» принадлежит отделу Н.Ахметовой, о чём было заявлено стороной зашиты. При этом С.Исаков в суде заявил, что данная Служебная записка готовилась отделом, возглавляемым Н.Ахметовой.

Однако, как показала в суде 3 июля 2019 года свидетель Н.Ахметова, Служебная записка готовилась отделом, возглавляемым С.Исаковым.

Доказательством этому являются не только показания Н.Ахметовой, но и факт указания в Служебной записке о встрече в отделе внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики 13 мая с Торговым представителем КНР в Кыргызской Республике Цзинь Юйлун, а также показания свидетеля Н.Омуралиева, допрошенного в суде 4 июля 2019 года, показавшего, что проект совместной Служебной записки С.Исакова и Н.Ахметовой он увидел 15 мая 2013 года, когда электронный вариант записки ему передал С.Авазов и сказал, что С.Исаков ему передал данный проект записки и просил посмотреть данный проект на наличие ошибок технических параметров ТЭЦ г.Бишкек.

При этом полученный им черновой вариант Служебной записки и сама Служебная записка, поступившая позже, отличались своим содержанием.

Так, в черновом варианте было прописано о том, что необходимо поручить Правительству Кыргызской Республики рассмотреть все имеющиеся предложения, а также было написано о том, что провести работу по привлечению денежных средств на модернизацию ТЭЦ города Бишкек, не отягощая кредитными средствами, а привлеченные денежные средства не

19

должны ухудшить финансовое состояние ОАО «Электрические станции» и расходы должны быть учтены в тарифной политике или в государственном бюджете, при этом в проекте не отдавалось предпочтения компании «ТВЕА» и поручалось провести оценку всех поступивших предложений, всего от 4 компаний по модернизации ТЭЦ города Бишкек, провести активную работу по данному проекту.

В финальной же записке было написано о том, что поручение уже дается Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республике и ОАО «Электрические станции», для того, чтобы они провели обстоятельные переговоры по снижению цены с компанией «ТВЕА».

В оригинале Служебной записки, Президентом Кыргызской Республики, поручение дается не Главе Правительства Кыргызской Республики, а напрямую Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики, хотя проект «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» был включен в программу «Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы», и именно Правительству Кыргызской Республики было поручено осуществлять реализацию положений Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы.

Такое прямое поручение и изменение первоначального (чернового) варианта текста становится понятным, если вспомнить о том, что заместителем министра энергетики и промышленности Кыргызской Республики являлся приближенный к С.Исакову А.Калиев, который курировал в министерстве вопрос модернизации ТЭЦ г.Бишкек.

Также, как показал в ходе следствия свидетель А.Молдогазиев, написание таких писем в адрес Президента Кыргызской Республики, не входит в компетенцию отдела внешней политики. Это входит в компетенцию профильных министерств, ведомств и Аппарата Правительства Кыргызской Республики, и инициатором письма должно было выступать Министерство энергетики и промышленности.

Попытка переложить ответственность за составление Служебной записки на Н.Ахметову, является лишь попыткой избежать ответственности, так, как, не только вышеуказанные доводы, и нижеуказанные Служебные записки Н.Ахметовой на имя С.Исакова и Президента А.Атамбаева, но и вся последующая работа, проведенная государственными органами по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», является подтверждением того, что идейным вдохновителем и автором является С.Исаков.

  • Данная Служебная записка составлена таким образом, чтобы внушить мысль о неминуемой катастрофе в стране, без модернизации ТЭЦ г.Биттткек. О бесперспективности каких-либо переговоров с другими, кроме «ТВЕА» компаниями. Об экономической целесообразности стоимости проекта, предложенной компанией «ТВЕА», в сумме 390 миллионов долларов США и стоимости 1 МВт мощности в размере 1,3 миллионов долларов США.

Другими словами, внушалась мысль, что проект модернизации ТЭЦ г.Бишкек может и должна осуществлять только компания «ТВЕА».

Исполнители, от которых зависело продвижение проекта, ориентировались уже не столько на содержание Служебной записки, а на его форму и источник.

То есть, содержание Служебной записки, подписанной двумя заведующими отделами в ранге заместителей Руководителя Аппарата Президента Кыргызской Республики и с резолюцией Президента Кыргызской Республики, изначально стала внутренней установкой исполнителей, которая направляла и стимулировала их активность.

Другими словами, Служебная записка стала, своего рода «тараном», пробивающим любые бюрократические стены и заставившим исполнителей работать в ускоренном режиме, снизив их критичность при приеме информации.

Раздел 7. Служебные записки Н.Ахметовой на имя С.Исакова и А.Атамбаева

Как показала в суде 3 июля 2019 года Н.Ахметова, позже изучив информацию не только с помощью эксперта Н.Кравцова, но и с интернет — сайта компании «ТВЕА», и убедившись в том, что компания «ТВЕА» не является профильной в строительстве генерирующих мощностей, у неё нет опыта в области строительства ТЭЦ, процедура выбора этой компании в качестве подрядчика ТЭЦ г.Бишкек не была прозрачной, она 3 сентября 2013 года подготовила Служебную записку о целесообразности пересмотра решения о выборе компании «ТВЕА» подрядчиком для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» и направила С.Исакову.

То есть, как показала в судебном заседании Н.Ахметова, создалась конфликтная ситуация.

Однако, со стороны последнего действенной реакции не последовало, С.Исаков устно сказал Н.Ахметовой, что выбор компании «ТВЕА» подрядчиком по проекту реконструкции ТЭЦ г.Бишкек уже решен.

При этом, С.Исаков направил в МИД Кыргызской Республики письменное поручение от 4 сентября 2013 года №14-90-11818, в котором просил «в кратчайшие сроки совместно с МЭиП КР, посольством КНР в КР и соответствующими официальными ведомствами КНР всесторонне и объективно изучить данный вопрос (с учетом имеющихся официальных рекомендаций китайской стороны) и по итогам информировать Аппарат Президента Кыргызской Республики».

Во исполнение данного поручения, МИД Кыргызской Республики препроводило своим письмом на имя С.Исакова Ноту посольства КНР в Кыргызской Республике от 6 сентября 2013 года, в которой дополнительно к Ноте от 10 июня 2013 года, сообщается, что Посольство КНР в КР придерживается тех же позиций по рекомендации компании «ТВЕА» в качестве единственного исполнителя проекта реконструкции ТЭЦ г.Бишкек (т.29 л.д.188-189).

Необходимо отметить, что данное поручение было формальным, с прямым указанием учитывать при его исполнении официальные рекомендации китайской стороны, а именно Ноту посольства КНР в Кыргызской Республике от 10 июня 2013 года.

Если бы С.Исаков действительно хотел разобраться в доводах Н.Ахметовой, изложенных в её Служебной записке от 3 сентября 2013 года, он бы внес предложение Президенту Кыргызской Республики об отложении вопроса получения кредита на проект «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» на следующий раунд переговоров с китайской стороной.

В тот же день, также 3 сентября 2013 года, Н.Ахметова направила служебную записку аналогичного характера в адрес Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева.

Указанные две служебные записки, содержащие в себе серьезные аргументы против компании «ТВЕА», должны были послужить, если не выбору в качестве подрядчика компании СМЕС, то более тщательному изучению репутации и опыта компании «ТВЕА», а также других компаний.

Так, помимо указанных в совместной Служебной записке С.Исакова и Н.Ахметовой четырех компаний, в служебной записке самой Н.Ахметовой на имя А.Атамбаева содержатся сведения о том, что:

  • «электростанция для собственных нужд «Синцзян Силикат» («ТВЕА» акционер) (2х350 МВт) была построена компаниями «Первая компания по строительству ТЭЦ провинции Хэнань», «Вторая компания энергетической промышленности провинции Хубэй» и «Компания по строительству ТЭЦ провинции Ганьсу»;
  • «комбинированная теплоэлектроцентраль 2х150 МВт ОАО «Синцзянь Чунхэ» («ТВЕА» — акционер) была построена компаниями «Первая компания энергетический промышленности провинции Хэбэй» и «Первой компанией энергетической промышленности провинции Аньху».

Также, согласно письму компании «ТВЕА» от 25 августа 2013 года на имя Ж.Назарова (т.36 л.д.229), «При строительстве этих ТЭЦ «ТВЕА» выступала в качестве заказчика».

Кроме того, в Служебной записке указывается на то, что 8 января 2013 года, Канцелярия Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в КР дала согласие на участие компании «СМЕС» в проекте по реконструкции ТЭЦ г.Бишкек. 11 января 2013 года Торговая палата по импорту и экспорту электротехнической продукции КНР одобрила участие «СМЕС» в проекте и направила соответствующие копии данного согласия в Департамент индустрии при Министерстве торговли КНР, Департамент сотрудничества, департамент по Европе, канцелярию Советника по торгово — экономическим вопросам при Посольстве КНР в КР и ЭКСИМ Банк КНР.

Далее Н.Ахметова приходит к выводу, что «по представленным документам, решающим фактором для определения «ТВЕА» в качестве подрядчика стал выбор ОАО «Электрические станции», который был сделан без углубленного изучения возможностей компаний и их опыта в реконструкции и строительстве генерирующих мощностей. Таким образом, ОАО «Электрические станции» сделали выбор компании, не имеющей опыта в строительстве и реконструкции энергогенерирующих мощностей.

Более того, в ходе встречи Генерального директора ОАО «Электрические станции» С.Балкибекова с директором департамента Китайской Государственной электросетевой корпорации Чэнь Гопином 29 марта 2010 года, обсуждался проект Соглашения о намерениях между ОАО «Электрические станции» и Государственной электросетевой корпорацией Китая о реализации проекта «Реконструкция ТЭЦ г.Бишкек» (т.32 л.д.227).

Другими словами, имелись основания не форсировать события к визиту Председателя КНР Си Цзиньпиня, а с учетом огромной для Кыргызской Республики суммы кредита, попытаться найти другого подрядчика, который мог бы выполнить модернизацию ТЭЦ за меньшую стоимость. А если бы такого подрядчика не удалось бы найти, то вернуться к переговорам с компанией «ТВЕА».

Несмотря на это, Служебная записка с визой Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева «Ознакомлен» была возвращена без принятия соответствующих мер.

Раздел 8. Компания СМЕС

Согласно материалам уголовного дела, годовой оборот компании СМЕС достигает 32 млрд. долларов США (т.12 л.д.184).

Согласно же ответу компании «ТВЕА» на имя заместителя генерального директора ОАО «Электрические станции» Ж.Назарова от 26 августа 2013 года, сумма оборота компании за 2012 год составила 20 млрд. 325 млн. 141 тыс. 935 юаней (т.12 л.д.193, т.36 л.д.229).

Согласно Справке Национального Банка Кыргызской Республики, официальный курс 1 китайского юаня к кыргызскому сому составлял на 31 декабря 2012 года: 7,6065 сомов за 1 юань.

То есть, 20 млрд. 325 млн. 141 тыс. 935 юаней умножить на 7,6065, получается сумма 154 млрд. 603 млн. 192 тыс. 128 сомов, 58 тыйнов.

Согласно Справке Национального Банка Кыргызской Республики, официальный курс 1 доллара США к кыргызскому сому составлял на 31 декабря 2012 года: 47,4012 сомов за 1 доллар США.

То есть, сумму 154 млрд. 603 млн. 192 тыс. 128 сомов, 58 тыйнов разделить на 47, 4012, получается сумма 3 млрд. 261 млн. 588 тыс. 148 долларов, 16 центов.

Таким образом, годовой оборот компании СМЕС достигал 32 млрд. долларов США, а годовой оборот компании «ТВЕА» 3 млрд. 261 млн. долларов США или в 10 раз меньше чем у компании СМЕС.

Исходя из этого, можно говорить о том, что чем больше у компании годовой оборот, тем гибче могут быть их условия, меньшая стоимость проекта, какие-то преференции и т.п.

Однако, не доведя переговоры с компанией СМЕС до логического завершения, была выбрана компания «ТВЕА».

Полагаем, что в ходе судебного следствия установлено, что компания «ТВЕА» не была профильной в строительстве генерирующих мощностей, у неё не было опыта в области строительства ТЭЦ.

Это подтверждается «Протоколом об итогах поездки представителей ОАО «Электрические станции» и специалистов энергетики Кыргызской Республики в Китайскую Народную Республику для ознакомления с энергетическими проектами компании «ТВЕА» от 22 августа 2013 года.

В протоколе указано, что компания «ТВЕА» является крупнейшей компанией КНР по производству электрического оборудования (т.12 л.д.189, т.36 л.д.227).

Член межведомственной комиссии от Наблюдательного совета ИПТЭК Н.Кравцов составил «Дополнения к протоколу от 22 августа 2013 года», где указывает, что предположение о том, что компания «ТВЕА» (КНР), может не иметь опыта строительства электростанций, подтвердилось.

При подготовке к поездке в Китай, с целью посещения предприятий компании «ТВЕА», а также во время пребывания в КНР, была получена информация о том, что:

  1. Компания «ТВЕА» не имеет опыта строительства и реконструкции электрических станций (ТЭС и ГЭС) не только за рубежом, но и в КНР.
  2. Тепловые станции, которые компания «ТВЕА» продемонстрировала прибывшим представителям ОАО «Электрические станции», в качестве доказательства опыта их строительства, оказались построенными не «ТВЕА», а другими компаниями:
  3. Электростанция собственных нужд «Синцзян Силикат» 2х350 МВт на угле со сверхкритическим блоком с воздушным охлаждением.

Заказчик ОАО «Синцзян Силикат» («ТВЕА» является одним из акционеров).

Подрядная организация строительства: Первая компания строительства ТЭЦ провинции Хэнан, вторая компания энергетической промышленности провинции Хубэй и компания строительства ТЭЦ провинции Ганьсу.

  • Объект комбинированного производства тепла и электричества мощностью 2х150 МВт «Синцзян Чунхэ».

Заказчик: ОАО «Синцзян Чунхэ» («ТВЕА» является одним из акционеров).

Подрядная организация строительства:                           Первая компания

энергетический промышленности провинции Хэбэй, первая компания энергетической промышленности провинции Аньху (т.12 л.д.191, т.36 л.д.228).

Также, в вышеуказанном письме от 26 августа 2013 года на имя Ж.Назарова, компании «ТВЕА» указывает, что она является собственником ТЭЦ, которую посетила кыргызская делегация, и что при строительстве этих ТЭЦ «ТВЕА» выступала заказчиком (т.12 л.д.193, т.36 л.д.229).

Кроме того, согласно материалам уголовного дела, компания СМЕС всегда занимала лидирующие позиции в области энергетики. СМЕС была первой компанией, которая построила 600 МВт-ную угольную ТЭЦ.

СМЕС владеет тремя стратегическими для Китая заводами по производству турбогенераторов для гидроэлектростанций и теплоэлектростанций, а также заводом по производству энергосберегающих котлов для ТЭЦ в Китае (т. 12 л.д. 184).

Согласно информации с официального сайта компании «ТВЕА», основным видом деятельности компании «ТВЕА» является производство трансформаторов, кабельной продукции, строительство ЛЭП, альтернативная и солнечная энергетика, производство высокочистой алюминиевой продукции.

То есть, в отличие от компании СМЕС, компания «ТВЕА» на момент заключения Контрактного соглашения с ОАО «Электрические станции» по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», не имела своих заводов по производству турбогенераторов для тепловых станций, и другого оборудования для тепловых электрических станций.

Таким образом, без доведения переговоров с другими китайскими компаниями, в том числе и с компанией СМЕС, было принято решение привлечь в качестве подрядчика по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» компанию «ТВЕА».

Относительно якобы возбуждения уголовного дела в отношении представителя компании СМЕС Ербола Етекбая финансовой полицией Казахстана, необходимо сказать, что здесь не идет речь о том, что надо было выбирать именно компанию СМЕС. На её примере мы хотим показать, что, не исчерпав все возможности по поиску подрядчика, была выбрана компания «ТВЕА». Тем более, Ербол Етекбай являлся руководителем лишь одного филиала компании СМЕК, филиалы которой открыты в более чем 150 странах (т.12 л.д.184).

31 июля 2019 года, при допросе в суде, свидетель Ф.Кулов показал по факту возбуждения уголовного дела в отношении Ербола Етекбая, что ему говорили, что «у них были проблемы, но мне сказали, что что-то произошло с частным лицом. Если бы эта компания была замешана, то ее конечно в КНР соответственно расформировали бы, а если какой-то из сотрудников где-то что-то совершил, то компания не имеет к этому отношения».

Кроме того, 6 июня 2013 года, Вице-премьер-министром Кыргызской Республики Т.Сарпашевым за №15-17226 О.Артыкбаеву было поручено рассмотреть обращение компании СМЕС и направить исчерпывающий ответ заявителю (т.40 л.д.125).

Заместитель министра А.Калиев, 25 июня 2013 года направил ответ компании СМЕС, в котором, на письмо генерального директора компании «СМЕС Hubei» относительно развития сотрудничества по реализации проектов в энергетике в Кыргызской Республике, сообщает, что «в целях привлечения инвестиций в энергетический сектор республики министерство заинтересовано в развитии сотрудничества. При этом считаем целесообразным привлекать прямые инвестиции без Правительственных гарантий» (т.40 л.д.126).

Полагаем, что в данном письме содержатся сведения, явно несоответствующие действительности, так как, решение о сотрудничестве с компанией ТВЕА было принято ранее, еще до поступления письма из компании СМЕС, и решение было не об инвестировании, а о получении кредита под правительственные гарантии, о чем А.Калиев прекрасно знал, подписывая ответ.

Раздел 9. Исполнение поручения Президента Кыргызской Республики с приложенной Служебной запиской от 21 мая 2013 года

Служебная записка С.Исакова, с резолюцией Президента Кыргызской Республики, минуя Главу Правительства Кыргызской Республики, была направлена для рассмотрения его подчиненному — Министру энергетики и промышленности Кыргызской Республики О.Артыкбаеву.

О.Артыкбаев, во исполнение поручения Президента Кыргызской Республики, 28 мая 2013 года в Министерстве энергетики и промышленности провёл совещание по рассмотрению вопроса модернизации ТЭЦ г.Бишкек.

На данном совещании, А.Калиев, как основной исполнитель преступного плана заявил о том, что Аппарат Президента Кыргызской Республики считает необходимым провести переговоры с компанией «ТВЕА» по снижению стоимости. Канцелярия Советника по торгово- экономическим вопросам при Посольстве КНР в КР в своем письме от 4 мая 2013 года рекомендует компанию «ТВЕА» в качестве единственного исполнителя среди китайских компаний по реконструкции ТЭЦ г.Бишкек.

В свою очередь С.Авазов, внес предложение о дальнейшем сотрудничестве с компанией «ТВЕА».

Ж.Назаров отметил, что необходимо решение о начале проработки вопроса с компанией «ТВЕА», и что необходимо создать рабочую группу, которая разработает проект соглашения.

По результатам совещания, О.Артыкбаев, при поддержке своего заместителя А.Калиева, С.Авазова и Ж.Назарова, указывая как весомый аргумент на позицию С.Исакова и на поручение Президента Кыргызской Республики, отраженной в вышеупомянутой служебной записке, добился принятия решения о привлечении компании «ТВЕА» для реконструкции ТЭЦ г.Бишкек.

Об этом решении О.Артыкбаев письмом от 30 мая 2013 года известил Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева, который выразил свое согласие в виде резолюции «Согласен» и письменно поручил Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики, Министерству финансов Кыргызской Республики и ОАО «Электрические станции» организовать дальнейшую работу (т.29 л.д.235, т.40 л.д.10). Аналогичное письмо было направлено и в адрес Премьер-министра Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиева (т.8 л.д.201).

Также, необходимо отметить, что в вышеуказанном письме приведены сведения, не соответствующие действительности о том, что «рассмотрены предложения 4 компаний по реконструкции ТЭЦ г.Бишкек», тогда, как указано в Служебной записке С.Исакова и Н.Ахметовой, у китайской аэрокосмической корпорации науки и промышленности «Чжун Хан» и китайской корпорацией «Chim Machinery Engineering Corporation» (СМЕС), пока отсутствуют экономические расчеты и формы финансового сотрудничества.

То есть, не были приняты меры по доведению переговоров с указанными компаниями до логического завершения и принятию однозначного решения.

Аналогичное письмо было направлено заместителем генерального директора ОАО «Электрические станции» Ж.Назаровым в Министерство энергетики и промышленности 31 мая 2013 года, где им также сделан вывод о предпочтении компании ТВЕА со стоимостью контракта в 396 миллионов долларов США, и указывается на то, что «В целом ОАО «Электрические станции» поддерживает положения рассмотренной служебной записки от Заведующего отделом внешней политики в ранге заместителя Руководителя АП КР Исакова С.Д. и Заведующей отделом финансово-экономического анализа и мониторинга развития в ранге заместителя Руководителя АП КР Ахметовой Н.М. на имя Президента Кыргызской Республики Атамбаева А.Ш.» (т.36 л.д.20-21, т.39 л.д.60-61).

Раздел 10. Переписка с китайской стороной относительно компании «ТВЕА»

С.Исаков, опираясь на письменные поручения и поддержку Президента Кыргызской Республики, дополнительно, для создания видимости определения компании «ТВЕА» государственными органами Китая в качестве единственного подрядчика по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», 7 июня 2013 года у себя на совещании, поручил Министерству иностранных дел Кыргызской Республики и Министерству промышленности и энергетики Кыргызской Республики провести переговоры с Посольством Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике по проекту реконструкции и модернизации ТЭЦ г.Бишкек. В частности, провести консультации по рекомендуемой китайской компании для реализации данного проекта в качестве подрядчика.

При этом необходимо отметить, что на данном совещании присутствовал свидетель Н.Омуралиев, который при его допросе в суде 4 июля 2019 года показал, что на совещании он попросил рассмотреть вопрос реконструкции со стороны «Интер РАО», так как строительство будет осуществляться за счет этой организации без гарантии Правительства Кыргызской Республики, на что Исаков С.Дж. сказал, «Вы видите, какая там цена 518 млн. долларов США», где он промолчал. Вопрос им был поднят потому, что по «Интер РАО» не была поставлена точка, так как они потратили средства на разработку ТЭО. То есть, на совещании 7 июня 2013 года, не было даже предпринято попытки дать поручение провести окончательные переговоры с другими компаниями, в том числе и «Интер РАО».

10 июня 2013 года заместитель министра иностранных дел Кыргызской Республики С.Адамкулова и заместитель министра промышленности и энергетики Кыргызской Республики А.Калиев, исполняя поручение С.Исакова, провели встречу с Чрезвычайным Полномочным Послом Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике Ци Даюй и Советником по торгово-экономическим вопросам при данном Посольстве Цзинь Юйлун, в ходе которой, попросили направить в самые кратчайшие сроки официальную Ноту Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике с рекомендацией той или иной китайской компании в качестве исполнителя проекта реконструкции ТЭЦ г.Бишкек.

Тогда как, по законодательству Кыргызской Республики, выбор квалифицированного подрядчика является исключительной прерогативой заказчика, никаких рекомендаций от представителей государственных органов, и тем более от иностранных государств не требуется.

На следующий день, 11 июня 2013 года в Министерство иностранных дел Кыргызской Республики поступила официальная Нота Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике от 10 июня 2013 года, о рекомендации компании «ТВЕА» в качестве единственного исполнителя среди китайских компаний проекта реконструкции ТЭЦ г.Бишкек». Данная Нота в тот же день была передана С.Исакову.

Здесь необходимо более подробно остановиться на переписке Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике.

  1. Ранее в Аппарат Президента Кыргызской Республики поступило письмо из Канцелярии Советника по торгово-экономическом вопросам при Посольстве КНР в КР от 4 мая 2013 года, где Канцелярия рекомендует китайскую компанию «ТВЕА» в качестве единственного исполнителя среди китайских компаний реализовать проект по реконструкции ТЭЦ г. Бишкек (т.29 л.д.190).

Аналогичное письмо от 4 мая 2013 года было направлено и в Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики (т.36 л.д.19). Данное письмо через официальные дипломатические каналы МИД Кыргызской Республики не проходило.

На это же письмо О.Артыкбаев делает ссылку в своем вышеуказанном письме на имя Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева от 30 мая 2013 года, где им указывается следующее:

«В этой связи рассмотрены предложения 4 компаний по реконструкции ТЭЦ города Бишкек, учитывая необходимость скорейшего начала работ, а также рекомендацию Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике о привлечении компании «ТВЕА» в качестве единственного исполнителя среди китайских компаний в проект реконструкции ТЭЦ города Бишкек и позиции отделов Аппарата Президента Кыргызской Республики, принято решение о привлечении китайской компании «ТВЕА» в рамках льготного кредита по линии ШОС Правительства Китайской Народной Республики на реконструкцию ТЭЦ города Бишкек».

В Ноте Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике Министерству иностранных дел Кыргызской Республики от 10 июня 2013 года указано, что Посольство рекомендует китайскую компанию «ТВЕА» в качестве единственного исполнителя среди китайских компаний проекта реконструкции ТЭЦ г.Бишкек.

Из этого усматривается, что письмо от 4 мая 2013 года Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республики:

  • направлено не от имени Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике;
  • направлено не в Министерство иностранных дел Кыргызской Республики, а напрямую в Аппарат Президента Кыргызской Республики и в Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики, которое не является уполномоченным органом (то есть, Министерством иностранных дел Кыргызской Республики);

Другими словами, письмо Канцелярии Советника по торгово­экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республики от 4 мая 2013 года, не является официальным дипломатическим обращением Правительства Китайской Народной Республики к Правительству Кыргызской Республики, и не должно было приниматься во внимание, как официальная позиция Правительства КНР.

Если, как считает сторона защиты, письмо от 4 мая 2013 года Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республики выражало позицию Правительства Китайской Народной Республики, то совершенно очевидно, что тогда, не было никакой необходимости поручать 7 июня 2013 года С.Адамкуловой и А.Калиеву провести переговоры с китайской стороной, как и не было необходимости в самой встрече и запросе из Посольства КНР в Кыргызской Республике Ноты от 10 июня 2013 года.

Также, в соответствие с Венской Конвенцией о дипломатических сношениях, главой представительства является лицо, на которое аккредитующим государством возложена обязанность действовать в этом качестве (статья 1 пункт «а»). То есть, главой представительства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике, является посол, и только он вправе выступать от имени Посольства, а значит и от имени Китайской Народной Республики.

С.Исаков, являющийся дипломированным специалистом в области международного права, работавший на дипломатической службе, и обладающий специальными знаниями в области международного права, понимая и осознавая вышеуказанные обстоятельства, 7 июня 2013 года поручил провести переговоры с Посольством Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике.

Кроме того, в соответствие с частью 2 статьи 41 Венской Конвенции о дипломатических сношениях, все официальные дела с государством пребывания, вверенные представительству аккредитующим государством, ведутся с Министерством иностранных дел государства пребывания или через это министерство, либо с другим министерством, в отношении которого имеется договоренность, или через это другое министерство.

В ходе судебного рассмотрения данного уголовного дела, по ходатайству стороны защиты, к уголовному делу было приобщено «Соглашение между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Китайской Народной Республики о рамках сотрудничества в реализации проектов двухсторонней технико-экономической помощи» от 26 марта 2015 года, ратифицированного Законом Кыргызской Республики от 10 апреля 2015 года.

В соответствие со статьей 3 Соглашения, сторонами были определены уполномоченные органы, ответственные за осуществление совместной координации сотрудничества в вопросах двухстороннего технико­экономического сотрудничества. С кыргызской стороны — Министерство экономики Кыргызской Республики, с китайской стороны — Министерство коммерции Китайской Народной Республики.

До ратификации данного Соглашения, такие уполномоченные органы, сторонами не определялись.

Кроме того, была приобщена резолюция С.Исакова от 1 апреля 2013 года, где он дает поручение министерствам и ведомствам в срок до 3 апреля рассмотреть проект «Меморандума о взаимопонимании между Министерством Коммерции КНР и (компетентным органом правительства КР) о рамке двухстороннего сотрудничества в реализации проектов технико­экономической помощи». МИДу КР в срок до 4 апреля изучить предложение китайской стороны и представить свое видение по данному вопросу в целом.

Проект данного Меморандума, вместе с письмом Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве Китайской Народной Республики от 26 марта 2013 года, был рассмотрен А.Калиевым (т.40 л.д.258-261).

Таким образом, С.Исаков и А.Калиев достоверно знали, что на момент начала реализации умысла на передачу проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», какого-либо действующего соглашения, аналогичного соглашению от 26 марта 2015 года, не имелось.

Также, в соответствие со статьей 3 «Система органов дипломатической службы» Закона Кыргызской Республики «О дипломатической службе Кыргызской Республики», действовавшего до 23 июля 2013 года, в органы дипломатической службы Кыргызской Республики входили: Министерство иностранных дел Кыргызской Республики, дипломатические представительства и консульские учреждения Кыргызской Республики за рубежом, представительства Кыргызской Республики при международных организациях, представительства Министерства на территории Кыргызской Республики.

В соответствие со статьей 4 «Министерство иностранных дел Кыргызской Республики» этого же Закона, Министерство являлось центральным органом государственного управления Кыргызской Республики, осуществляющим исполнительно — распорядительные функции

во внешнеполитической сфере и возглавляющим единую систему органов дипломатической службы.

То есть, все переговоры по огромной для Кыргызской Республики суммы кредита в 386 миллионов долларов США, должны были вестись Правительствами обеих стран, через Министерства иностранных дел и посольства своих государств, но никак не Канцелярией Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике через Аппарат Президента и Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики.

  • В ходе встречи 10 июня 2013 года с Чрезвычайным Полномочным Послом Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике Ци Даюй и Советником по торгово-экономическим вопросам при данном Посольстве Цзинь Юйлун, заместитель министра иностранных дел Кыргызской Республики С.Адамкулова попросили направить в самые кратчайшие сроки официальную Ноту Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике с рекомендацией той или иной китайской компании в качестве исполнителя проекта реконструкции ТЭЦ г.Бишкек.

То есть, письмо Канцелярии Советника по торгово-экономическим делам от 4 мая 2013 года, С.Адамкулова не посчитала официальной Нотой, также, как и А.Калиев, который в ходе данной встречи подчеркнул, что кыргызская сторона возлагает самые большие надежды на китайскую компанию, официально рекомендуемую китайской стороной.

Здесь также, обращает на себя внимание тот факт, что ни Чрезвычайный Полномочный Посол Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике Ци Даюй, ни Советник по торгово-экономическим вопросам при данном Посольстве Цзинь Юйлун, на данной встрече ни слова не сказали о письме от 4 мая 2013 года, а посол пообещал, что официальная Нота Посольства КНР в КР будет направлена в ближайшее время (т.23 л.д.40).

То есть, если бы письмо от 4 мая 2013 года было бы официальной Нотой, китайская сторона наверняка сказала бы об этом С.Адамкуловой и А.Калиеву.

  • Поручение С.Исакова на совещании 7 июня 2013 года, провести переговоры с китайской стороной на предмет рекомендации китайской компании, было дано с целью создания мнения о том, что компанию «ТВЕА» выбрало Правительство Китайской Народной Республики, хотя, как указано выше, решение привлечь к реализации проекта именно компанию «ТВЕА» было принято С.Исаковым и другими, как минимум в январе 2013 года, когда были инициированы письма Г енерального директора компании «ТВЕА» Ли Бяньчу в ОАО «Электрические станции» от 30 января 2013 года, и письмо от 31 января 2013 года, подготовленное С.Авазовым и Ж.Назаровым на имя С.Исакова, с предложением о сотрудничестве с компанией «ТВЕА» в реализации ряда энергетических проектов, в том числе модернизации ТЭЦ г.Бишкек

Более того, совместная Служебная записка от 21 мая 2013 года, где содержались доводы в пользу компании «ТВЕА», с резолюцией Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева, 24 мая 2013 года была отписана министру О.Артыкбаеву, который 30 мая 2013 года направил Президенту письмо, также содержащее в себе доводы в пользу компании «ТВЕА». То есть, при наличии указанных документов, необходимости в запросе у китайской стороны рекомендаций, не имелось;

  • Также, в условиях конкурентного выбора подрядчика, необходимости в такой просьбе не было. Заказчику, то есть кыргызской стороне была бы выгодна конкуренция среди претендентов на реализацию проекта, так как, это позволило бы снизить стоимость проекта. Как сказал при допросе в суде свидетель И.Чудинов, «сначала находят инвестора, потом готовят договор, а затем с этим договором заходят в ЖК Кыргызской Республики;
  • В соответствие с законодательством Кыргызской Республики, выбор квалифицированного подрядчика является исключительной прерогативой заказчика, никаких рекомендаций от представителей государственных органов, и тем более от иностранных государств не требуется;
  • Нота Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике была подготовлена сверхоперативно. Совещание проходит у С.Исакова 7 июня 2013 года в пятницу, где для исполнения поручения дается неделя, в понедельник 10 июня 2013 года проходит встреча с С.Адамкуловой и А.Калиева с представителями посольства, и в тот же день, сразу же после встречи, то есть 10 же июня 2013 года была подготовлена Нота посольства КНР в Кыргызской Республике;
  • Посольство лишь рекомендовало, а не определило компанию «ТВЕА» единственным исполнителем только среди китайских компаний, и тем более не увязывало свою рекомендацию с кредитом Эксимбанком Китая.

Кроме того, до 31 октября 2013 года, говорилось о том, что китайская сторона только рекомендует компанию «ТВЕА», и лишь в письме Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при посольстве Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике в Министерство иностранных дел Кыргызской Республики от 31 октября 2013 года,

Канцелярия сообщает, что «имеет честь сообщить окончательную позицию китайской стороны относительно вопроса реализации энергетического проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» и пишет об утверждении компании «ТВЕА» единственным исполнителем данного проекта.

То есть, по словам самой же китайской стороны, до 31 октября 2013 года, их позиция по компании «ТВЕА» была не окончательной (т.23 л.д.231 — 232, т.29 л.д.181-182;

  • В совместной Служебной записке С.Исакова и Н.Ахметовой от 21 мая 2013 года, письмо Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республики от 4 мая 2013 года, не фигурирует.

Имеется лишь ссылка на то, что 13 мая 2013 года в отделе внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики состоялась встреча с торговым представителем КНР в КР Цзинь Юйлунг в ходе которой китайская сторона сообщила о возможности ведения переговоров по снижению предполагаемой компанией «ТВЕА» стоимости проекта.

Если бы С.Исаков расценивал письмо Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республики от 4 мая 2013 года, как позицию Правительства Китайской Народной Республики, то он обязательно отразил бы наличие этого документа в Служебной записке на имя Президента Кыргызской Республики, указав на то, что китайская сторона рекомендует только компанию «ТВЕА».

  • После Ноты Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике от 10 июня 2013 года, в других документах кыргызская сторона уже не делала ссылки на письмо Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республике от 4 мая 2013 года.

Также, в ходе заседания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 17 мая 2018 года, депутат И.Пирматов задал вопрос: «Явилось ли письмо Канцелярии Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республике, решающим фактором при выборе компании?».

На что, С.Исаков ответил, что у него в руках Нота, Вербальная нота — это не письмо. Вербальная Нота поступила в МИД 10 июня 2013 года (т.18 л.д.28).

Этот факт также является доказательством того, что С.Исакову была нужна именно Нота и именно Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике.

  1. По нашему глубокому убеждению, после Ноты от 10 июня 2013 года, все последующие запросы китайской стороне от кыргызской стороны об окончательном определении подрядчика, то есть, последующая переписка с Посольством Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике и с Канцелярией Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республике, было ничем иным, как имитацией бурной деятельности.

Все прекрасно понимали, что после Ноты Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике от 10 июня 2013 года, китайская сторона будет придерживаться единожды озвученной позиции по компании «ТВЕА».

Здесь может возникнуть вопрос, почему мы так подробно остановились на переписке с Посольством Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике и с Канцелярией Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республике?

Ответ очевиден. Нота Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике от 10 июня 2013 года, стала вторым, после Служебной записки С.Исакова и Н.Ахметовой от 21 мая 2013 года на имя Президента Кыргызской Республики «тараном», пробивающим бюрократические стены и заставившим исполнителей работать в ускоренном режиме, снизив их критичность при приеме информации.

Став внутренней установкой исполнителей и создавая ощущение бесперспективности проведения любых действий по поиску других подрядчиков, так как, компания «ТВЕА» уже выбрана китайской стороной, и кредит будет выдан только под эту компанию, тем более, что 16 июля 2013 года уже было подписано Контрактное соглашение между ОАО «Электрические станции» и компанией «ТВЕА».

При этом, по показаниям свидетеля А.Шыкмаматова, данным в суде 1 августа 2019 года, нельзя говорить о том, что компанию «ТВЕА» Китай навязал, а мы согласились. Кыргызская сторона тоже была согласна.

Указанные Ноты Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике, были также отмечены О.Артыкбаевым в его выступлении на совместном                                                                        заседании Комитета по                 топливно —

энергетическому комплексу и недропользованию и Комитета по международным делам Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 10 сентября 2013 года, при рассмотрении проекта Закона Кыргызской Республики «О ратификации Кредитного соглашения — Льготного покупательского кредита между Правительством Кыргызской Республики, в лице Министерства финансов Кыргызской Республики и Экспортно-

Импортным банком Китая для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» (т.18 л.д.104-111).

Также, об этом им было сказано при принятии Жогорку Кенешем Кыргызской Республики Закона Кыргызской Республики «О ратификации Кредитного соглашения» 11 декабря 2013 года (т.17 л.д.60).

На эту же Ноту от 10 июня 2013 года О.Артыкбаев указывает, и в Справке-обосновании к проекту распоряжения Правительства Кыргызской Республики о создании межведомственной комиссии по проведению переговоров с представителями компании «ТВЕА» по условиям финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», впоследствии подписанного Премьер-министром Кыргызской Республики 8 июля 2013 года. Так, им указывается, что «Кроме того, Посольство КНР в КР в своем письме от 11 июня 2013 года №16-025/4405 рекомендует указанную компанию «ТВЕА» в качестве единственного исполнителя среди китайских компаний по модернизации ТЭЦ г.Бишкек» (т.13 л.д.13, 22,55).

Кроме того, О.Артыкбаев в справке-обосновании к проекту распоряжения Правительства Кыргызской Республики об одобрении договора займа для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», впоследствии подписанного Премьер-министром Кыргызской Республики 10 сентября 2013 года, также указал, что «Кроме того, Посольство КНР в КР в своем письме от 11 июня 2013 года №16-025/4405 рекомендует указанную компанию «ТВЕА» в качестве единственного исполнителя среди китайских компаний по модернизации ТЭЦ г.Бишкек».

Здесь же, О.Артыкбаев указал, что «в рамках данного проекта создана межведомственная комиссия по проведению переговоров с представителями компании «ТВЕА», утвержденная распоряжением Правительства Кыргызской Республики от 8 июля 2013 года №280-р. Итоговые переговоры межведомственной комиссии с китайской стороной состоялись 11 июля 2013 года, на котором обсуждался вопрос финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек». Следует отметить, что по итогам переговоров межведомственной комиссии с китайской стороной удалось снизить стоимость реализации проекта с 396 млн. долл. США до 386 млн. долл. США» (т.13 л.д.155-156, т.15 л.д.228-229).

Аналогично А.Калиев, в своем письме в Правительство Кыргызской Республики от 23 июля 2013 года, пишет, что «в ходе заседания Межведомственной комиссии удалось снизить стоимость проекта с 396 млн. долл., до 386 млн. долл. США» (т.15 л.д.213, т.20 л.д.51).

Однако, как будет указано ниже, стоимость реконструкции ТЭЦ г.Бишкек была зафиксирована на уровне 386 миллионов долларов США на совещании в Министерстве энергетики и промышленности Кыргызской Республики с делегацией компании «ТВЕА» уже 5 июля 2013 года в 10:00 часов, то есть ещё до создания межведомственной комиссии (т.4 л.д.204-206).

Раздел 11. Поручения С.Исакова министерствам Кыргызской Республики от 28 июня 2013 года

С.Исаков, возглавляя отдел внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики, в функциональные обязанности которого входило обеспечение деятельности Президента Кыргызской Республики по вопросам внешней политики, явно выходя за пределы своих полномочий, 28 июня 2013 года провел совещание с участием представителей исполнительной ветви власти, в ходе которой, по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» поручил:

  • Министерству иностранных дел Кыргызской Республики запросить у китайской стороны проект Кредитного соглашения и передать в Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики для дальнейшего проведения внутригосударственных процедур по нему;
  • Министерству       энергетики        и      промышленности        Кыргызской

Республики, Министерству финансов Кыргызской Республики, Министерству экономики Кыргызской Республики, Министерству юстиции Кыргызской Республики и Министерству иностранных дел Кыргызской Республики к первой декаде августа 2013 года отработать все моменты условий получения китайского кредита;

  • Министерству       энергетики        и      промышленности        Кыргызской

Республики при содействии Министерства иностранных дел Кыргызской Республики подписать соответствующий контракт с китайской компанией, рекомендованной Правительством Китайской Народной Республики в качестве подрядчика проекта, то есть с компанией «ТВЕА».

При этом, Указом Президента Кыргызской Республики № 11 от 21 января 2013 года, об утверждении «Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы», Жогорку Кенешу Кыргызской Республики было рекомендовано при осуществлении законодательной деятельности и своих контрольных функций рассматривать в приоритетном порядке вопросы, связанные с реализацией положений Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы.

Правительству Кыргызской Республики, иным государственным органам, органам местного самоуправления: осуществлять реализацию положений Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы, в том числе путем разработки, принятия, утверждения в установленном порядке и выполнения отраслевых и иных государственных программ с определением в них конкретных мер, сроков их осуществления и ответственных за выполнение органов и должностных лиц, а также — разработки новых и внесения изменений в действующие нормативные правовые акты Кыргызской Республики;

Аппарату Президента Кыргызской Республики предписано оказывать содействие государственным органам и органам местного самоуправления в проведении активной информационно-разъяснительной работы о целях, основных положениях и ходе реализации Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы и вовлечении граждан в процесс ее реализации.

Как показала в суде 3 июля 2019 года свидетель Н.Ахметова, возглавляемый ею отделом финансово-экономического анализа и мониторинга развития Аппарата Президента Кыргызской Республики, а не отдел С.Исакова, являлся ответственным координирующим от Аппарата Президента Кыргызской Республики. Также, Н.Ахметова в суде показала, что у её отдела по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» не было никакой роли. Совещания по этому вопросу не проводились. Занимались только мониторингом реализации национальных проектов.

То есть, в настоящем Указе нет и речи о том, чтобы Аппарат Президента Кыргызской Республики возглавил и координировал работу по осуществлению реализации положений Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики. Данная работа была возложена на Правительство Кыргызской Республики.

Премьер-министр Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиев, заведомо зная о незаконности решения о выборе компании «ТВЕА» в качестве подрядчика модернизации ТЭЦ г.Бишкек, в целях придания легитимности данному решению, подписал Распоряжение Правительства Кыргызской Республики №280-р от 8 июля 2013 года.

Вышеуказанным Распоряжением, было поручено:

  1. Образовать межведомственную комиссию по проведению переговоров с представителями компании «ТВЕА» по условиям финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек».
  2. Межведомственной комиссии в срок до 15 июля 2013 года завершить переговоры по условиям финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ города Бишкек»;
  3. Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики и Министерству финансов Кыргызской Республики с учетом результатов проведенных переговоров:
  4. совместно с Экспортно-импортным банком Китайской Народной Республики проработать проект Кредитного соглашения между Министерством финансов Кыргызской Республики и Экспортно-импортным банком Китайской Народной Республики по финансированию проекта «Модернизация ТЭЦ города Бишкек»;
  5. внести в установленном порядке проект Кредитного соглашения на рассмотрение Правительства Кыргызской Республики.
  6. Министерству финансов Кыргызской Республики подготовить заявку в Экспортно-импортный банк Китайской Народной Республики по финансированию проекта «Модернизация ТЭЦ города Бишкек».
  7. Установить, что межведомственная комиссия имеет право в установленном порядке привлекать к своей работе соответствующих специалистов государственных органов и независимых экспертов.
  8. Контроль за исполнением настоящего распоряжения возложить на отдел промышленности, топливно-энергетического комплекса и недропользования Аппарата Правительства Кыргызской Республики.

Здесь необходимо отметить следующее.

  1. Несмотря на отсутствие в Распоряжении соответствующего поручения, пунктом 2 Протокола совещания Межведомственной комиссии от 11 июля 2013 года было принято решение об одобрении проекта контрактного соглашения между ОАО «Электрические станции» и компанией «ТВЕА» по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек»;
  2. Министерство финансов Кыргызской Республики, 14 июня 2013 года, направило в Экспортно-Импортный Банк Китая письмо, в котором просит рассмотреть возможность финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» в рамках льготного кредита по линии ШОС Правительства Китайской Народной Республики (т.24 л.д.239-240, 243-244).

Обращает на себя внимание тот факт, что в данном письме не ведется речи о компании «ТВЕА», а содержится просьба о финансировании проекта в целом.

  • МИД Кыргызской Республики направил в Министерство финансов Кыргызской Республики письмо от 24 июня 2013 года, которым препроводил письмо от 20 июня 2013 года Заместителя генерального менеджера Департамента льготных займов Экспортно-импортного банка Китая Гун

Хуэйхуна, адресованное Министру финансов КР О.Лавровой, относительно проектов реконструкции ТЭЦ г.Бишкек и строительства автодороги Север­Юг (т.20 л.д.23).

В письме китайской стороны подтверждается получение письма Министерства финансов Кыргызской Республики от 14 июня 2013 года относительно предложения о финансировании реконструкции ТЭЦ г.Бишкек. К письму приложен перечень документов, необходимых для оценки проектов, где помимо других документов, указана экологическая оценка проекта и экологический документ, выпущенный Правительством Кыргызской Республики.

  • Кроме того, в письме Гун Хуэйхуна отмечается, что «в связи с важностью проектов для Кыргызской Республики и взаимовыгодного сотрудничества между нашими странами, мы готовы положительно рассмотреть вопрос о возможности финансирования проектов в рамках льготного кредита по линии Шанхайской Организации Сотрудничества. Просим Вас предоставить необходимые документы для оценки» (т.20 л.д.26- 27). Данное письмо было направлено Министерством финансов Кыргызской Республики в Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики 2 июля 2013 года (т.39 л.д.165-169).

Здесь также, обращает на себя внимание то, что Эксимбанк в этом письме не выставлял никаких условий, в том числе и условие о реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» только компанией «ТВЕА», а напротив, выражает готовность положительно рассмотреть вопрос о возможности финансирования и указывает перечень необходимых документов, среди которых также отсутствуют какие-либо условия относительно компании «ТВЕА».

  • При этом, в соответствие с Меморандумом о намерениях между ОАО «Электрические станции» и компанией «ТВЕА» о сотрудничестве в области строительства и реконструкции энергетических проектов, подписанном 1 февраля 2013 года, между Генеральным директором ОАО «Электрические станции» С.Авазовым и Генеральным директором компании «ТВЕА» Ли Бяньчу, компания «ТВЕА» обязалась оказать содействие ОАО «Электрические станции» в привлечении льготного кредита с Китайской Народной Республики для реализации проекта.

То есть, здесь также не ведется речи об Эксимбанке и связанном кредите, а также о том, что Эксимбанк не выдал бы кредит кыргызской стороне, если бы проект реализовала не компания «ТВЕА» (т.35 л.д.171).

Об этом же сказал, при допросе в суде 31 июля 2019 года, свидетель Ф.Кулов. Так, он показал, что получение льготного кредита от Эксимбанка не является заслугой компании «ТВЕА». Когда идет договоренность между двумя государствами, то вначале договаривается государство, а не компания.

  • Более того, как показал при допросе в суде 5 августа 2019 года свидетель А.Бешимов, ни посольство Китайской Народной Республики в Кыргызской Республики, ни Канцелярия Советника по торгово­экономическим вопросам не вправе вмешиваться в хозяйственные вопросы, и что у нас не было рамочного соглашения «равного с равным», то есть Правительства с Правительством, хозяйствующего субъекта с хозяйствующим субъектом.
  • Одновременно, 14 июня 2013 года, Министр О.Артыкбаев направил на имя Торага Жогорку Кенеша Кыргызской Республики письмо, с просьбой оказать содействие в определении кандидатур депутатов от трех Комитетов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, для включения в состав межведомственной комиссии (т.13 л.д.44).

19 июня 2013 года были предложены: Комитетом по международным делам кандидатура депутата Г.Жамгырчиевой, 21 июня 2013 года Комитетом по бюджету и финансам кандидатура депутата Т.Салимова и 25 июня 2013 года Комитетом по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию кандидатура К.Рыспаева (т.13 л.д.46-48).

  • В нарушение требований Регламента Правительства Кыргызской Республики, заседание Правительства Кыргызской Республики по рассмотрению проекта Распоряжения, подписанного 8 июля 2013 года за №280-р, не проводилось, а согласование проекта в Правительстве 8 июля 2013 года проведено всего 3 (Дж.Оторбаев, Т.Сарпашев, Н.Момуналиев) членами Правительства из 22, после чего проект был внесен на подпись Премьер-министру Ж.Сатыбалдиеву (т.13 л.д.60,66).
  • Заместитель министра А.Калиев, 16 июля 2013 года, направил в Министерство финансов документы, для оформления заявки на получение льготного кредита, не дожидаясь заключения Государственного агентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства при Правительстве Кыргызской Республики на экологическую оценку компании «ТВЕА» по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек». Заключение было направлено им в Министерство финансов Кыргызской Республики лишь 25 июля 2013 года. (т.39 л.д.170, 173).

Раздел 12. Заключение Контрактного соглашения

С.Авазов и Ж.Назаров, следуя общему преступному плану, не имея технико-экономического обоснования, экономического анализа эффективности затрат, детальных расчетов стоимости модернизации ТЭЦ г.Бишкек на основе смет, организовали принятие решения Генеральной дирекции ОАО «Электрические станции», оформив его в виде постановления от 11 июля 2013 года о том, что исходя из сравнения мировых цен на строительство ТЭЦ ценовое предложение компании «ТВЕА» в размере 386 миллионов долларов США считать соответствующим. Об этом решении С.Авазов письменно информировал О.Артыкбаева, далее С.Исакова.

В судебном заседании 10 июля 2019 года, свидетель Б.Шаршеналиев показал, что в Фонд по управлению государственным имуществом при Правительстве Кыргызской Республики поступило письмо Генерального директора ОАО «Электрические станции» от 12 июля 2013 года №166-14/И- 1318, с просьбой дать разрешение на заключение контрактного соглашения с компанией «ТВЕА» по реконструкции объекта ТЭЦ г.Бишкек на сумму 386 миллионов долларов США, а также уполномочить представителя ОАО «Электрические станции» подписать указанное Контрактное соглашение (т.36 л.д.91-92).

На указанное письмо им, то есть, заместителем председателя ФУГИ при ПКР Б.Шаршеналиевым был дан ответ от 16 июля 2013 года №11/1 -2927 о том, что «Фонд, в рамках своей компетенции, считает целесообразным решить вопрос по заключению Контрактного соглашения на сумму 386 миллионов долларов США и уполномочиванию представителя ОАО «Электрические станции» подписать указанное контрактное соглашение, в порядке, установленном законодательством Кыргызской Республики без нанесения ущерба ОАО «Электрические станции»».

В этом же ответе была отмечена необходимость проведения Министерством финансов Кыргызской Республики финансово — экономического обоснования и Министерством энергетики и промышленности Кыргызской Республики технико-экономического обоснования целесообразности реализации Проекта «Реконструкция ТЭЦ г.Бишкек» между ОАО «Электрические станции» и компанией «ТВЕА» с определением рисков и возможности реализации данного Проекта, а также сроков и условий окупаемости Проекта. Кроме того, Фонд посчитал необходимым указать в обосновании информацию об источниках, суммах и сроках погашения заемных средств, а также о порядке и об условиях при нарушении или ненадлежащего исполнения условий заключаемого кредитного соглашения (т.8 л.д.215-216).

Также, свидетель Б.Шаршеналиев показал в суде, что Фонд по управлению государственным имуществом при Правительстве Кыргызской Республики, в соответствии с Законом «Об акционерных обществах», являясь акционером ОАО «Электрические станции», как и другие миноритарные, мелкие акционеры, имеют равные права. Решение на совершение крупной сделки стоимостью 50% и выше балансовой стоимости активов на дату принятия решения, принимается общим собранием акционеров. В любом случае, для подписания контактного соглашения, необходимо было проведение собрание акционеров, которое не было проведено. Собрание акционеров было проведено в 2014 году, после подписания Закона и ратификации кредитного соглашения.

Свидетель пояснил, что, давая ответ о том, что вопрос необходимо решить в порядке, установленном законодательством, имелось ввиду, что есть установленный порядок для акционерных компаний, где прописано, как в соответствии со статьёй 73 Закона «Об акционерных обществах» должны проводиться все процедуры, то есть крупные сделки должны проводится путём общего собрания акционеров.

Аналогичные показания дал и свидетель К.Рыскулов, допрошенный в суде 10 июля 2019 года, готовивший текст ответа от имени Б.Шаршеналиева.

Однако, несмотря на это, 16 июля 2013 года, С.Авазов, реализуя совместный с С.Исаковым, Ж.Назаровым и А.Калиевым преступный план, грубо попирая государственные интересы, на очевидно невыгодных для Кыргызской Республики условиях, умышленно нарушая требования ст.73 Закона Кыргызской Республики «Об акционерных обществах» и ст.14 Устава ОАО «Электрические станции», согласно которым, решение о совершении крупной сделки — свыше 20 % балансовой стоимости активов общества принимается общим собранием акционеров, без решения общего собрания ОАО «Электрические станции» подписал с компанией «ТВЕА» Контрактное соглашение на модернизацию ТЭЦ г.Бишкек на сумму 386 миллионов долларов США, по методу «ЕРС», под которой понимается договор на строительство «под ключ».

При этом, даже в Контрактное соглашение внесены ложные сведения. Так, в статье 1. «Контрактные документы», указано, что перечисленные ниже документы являются неотъемлемой частью настоящего Контракта, и дальше идет перечисление, где в пункте 1.1.1.1. указан Протокол переговоров Межведомственной комиссии и компании «ТВЕА» (КНР) по условиям финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» от 11 июля 2013 года (т.4 л.д.212).

Однако, при изучении Протокола совещания Межведомственной комиссии по проведению переговоров с представителями компании «ТВЕА» «Китайская Народная Республика) по условиям финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» от 11 июля 2013 года, исходит, что совещание проводилось только с участием членов Межведомственной комиссии, и представители компании «ТВЕА» в нём не участвовали (т.8 л.д.213, т.15 л.д.222, т.18 л.д.232, т.39 л.д.32).

Более того, часть членов Межведомственной комиссии также не участвовала в данном совещании.

Так, свидетель Г.Жамгырчиева, при допросе в суде 24 июля 2019 года, показала, что на заседании Межведомственной комиссии она не участвовала, а подпись в данном протоколе ею была поставлена из патриотических побуждений. Также, она показала, что в состав Межведомственной комиссии её включили без её согласия.

Аналогичные показания дал в суде 24 июля 2019 года и свидетель Т.Салимов, который показал, что о включении в состав Межведомственной комиссии он узнал из выступления депутата Жогорку Кенеша Кыргызской Республики К.Рыспаева, и что в состав Межведомственной комиссии его включили без его согласия. Также, он показал, что во встречах, заседаниях он не участвовал, и возможно подписал протокол по просьбе. При этом, Жогорку Кенеш Кыргызской Республики находился на летних каникулах. То есть, депутаты находились в отпусках.

Свидетель С.Муканбетов, ни при допросе в ходе следствия, ни при допросе в суде 25 июля 2019 года, не вспомнил свое участие в совещании межведомственной комиссии, по итогам которого был составлен протокол от 11 июля 2013 года.

Свидетель К.Рыспаев, при допросе в суде 7 августа 2019 года показал, что на совещании межведомственной комиссии 11 июля 2013 года он не участвовал.

Необходимо отметить, что подписание К.Рыспаевым вышеуказанного протокола, в последующем было использовано в качестве аргумента в Служебной записке С.Исакова на имя Президента Кыргызской Республики от 5 февраля 2014 года.

Так, в Служебной записке сообщается, что 23 января 2014 года за подписью Председателя Комитета по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию Жогорку Кенеша Кыргызской Республики К.Рыспаева в Министерство юстиции Кыргызской Республики поступил запрос (прилагается) с просьбой дать правовую оценку Контрактному соглашению между ОАО «Электрические станции» и китайской компанией «ТВЕА» по реализации проекта «Модернизация тепловой электроцентрали города Бишкек» от 16 июля 2013 года.

Затем, С.Исаков указывает, что вышеуказанный протокол от 11 июля 2013 года был подписан самим К.Рыспаевым. Здесь же имеется ссылка на ответ Министерства юстиции Кыргызской Республики в адрес Министерства энергетики и промышленности Кыргызской Республики от 3 февраля 2014 года (т.30 л.д.176-186).

Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что вышеуказанный запрос К.Рыспаева в Министерство юстиции Кыргызской Республики, ответ на него от 29 января 2014 года, и ответ Министерства юстиции от 3 февраля 2014 года, уже через 2 дня оказались на руках С.Исакова, что является ещё одним подтверждением того, что он держал на плотном контроле реализацию проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», вмешивался в деятельность органов исполнительной и законодательной власти.

Формальность Распоряжения Правительства Кыргызской Республики №280-р от 8 июля 2013 года, подтверждается и тем, что протокол совещания составлен уже через 3 дня после его издания. При этом, несмотря на большой объем поставленных перед межведомственной комиссией задач, какая-либо работа комиссией не проводилась, так, как всё было подготовлено заранее, то есть, они абсолютно ничего существенного не сделали.

Здесь необходимо еще раз остановиться на стоимости проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек».

  • 29 апреля 2013 года компания «ТВЕА» направила на имя С.Авазова письмо, которым представила ценовое предложение в сумме 396 миллионов долларов США (т.36 л.д.11-13);
  • согласно протоколу совещания, в Министерстве энергетики и промышленности Кыргызской Республики от 28 мая 2013 года, где в том числе обсуждалась вышеуказанная Служебная записка, по первому вопросу выступил С.Авазов, который сообщил, что стоимость проекта оценена компанией «ТВЕА» в сумму 396 миллионов долларов США, и что стоимость можно снизить в ходе переговоров;
  • согласно постановлению Генеральной дирекции ОАО «Электрические станции» от 4 июля 2013 года, Генеральная дирекция постановила ценовое предложение 1 307 долларов США на 1 кВт мощности (общая сумма 392 миллиона долларов США), считать соответствующим»;
  • на совещании в Министерстве энергетики и промышленности Кыргызской Республики 5 июля 2013 года в 09:00 часов, С.Авазов отметил, что в ходе переговоров стоимость реконструкции ТЭЦ снижена до 390, 5 миллионов долларов США (т.8 л.д.206, т.40 л.д.186-188);
  • на совещании в Министерстве энергетики и промышленности Кыргызской Республики с делегацией компании «ТВЕА» 5 июля 2013 года в 10:00 часов, стоимость проекта с 396 миллионов долларов США, была снижена до 386 миллионов долларов США;

— в Служебной записке С.Исакова и Н.Ахметовой от 21 мая 2013 года на имя Президента А.Атамбаева, указана предварительную стоимость проекта в сумме 390 миллионов долларов США.

Не 396, и не 392, а 390 миллионов долларов США.

Таким образом, еще даже до обсуждения возможности снижения стоимости проекта, С.Исаков снизил её стоимость в Служебной записке до 390 миллионов долларов США.

Данный факт является еще одним подтверждением спланированной деятельности С.Исакова по привлечению к проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» именно компании «ТВЕА».

Теперь необходимо рассмотреть вопрос, каким именно образом сложилась эта цена.

Изучение материалов уголовного дела, и показания свидетелей позволяет сделать вывод, что снижение стоимости проекта, и его цена ничем не обоснованы.

Так, к постановлению Генеральной дирекции ОАО «Электрические станции» от 4 июля 2013 года, приложена Справка — обоснование на определение позиции Генеральной дирекции ОАО «Электрические станции» по ценовому предложению компании КНР «Tebian Electric Аррага^ Со. Ltd (ТВЕА)» на реконструкцию ТЭЦ г.Бишкек.

В ней указано, что «стоимость строительства в Техническом предложении определена в сумме 396 млн. долларов США. В ходе переговоров в Министерстве энергетики и промышленности Кыргызской Республики, представители компании «ТВЕА» согласились снизить цену на 1% (392 млн. долларов США), которая будет указана в Контрактном Соглашении между ОАО «Электрические станции» и Компанией «ТВЕА».

Исходя из расчетов, ценовое предложение компании «ТВЕА» составляет 1 307 долларов США на 1 кВт мощности. ОАО «Электрические станции» считает стоимость реализации проекта по реконструкции ТЭЦ г. Бишкек, подготовленной компанией «ТВЕА», соответствующим среднемировым ценам на строительство тепловых станций» (т.36 л.д.58-59).

Однако, как указано выше, в ходе встречи с делегацией компании «ТВЕА» в Министерстве энергетики и промышленности 5 июля 2013 года, стоимость проекта была снижена до 386 миллионов долларов США, то есть, до 1 287 долларов США на 1 кВт мощности. При этом не было приведено никаких экономических обоснований, а просто попросили снизить стоимость проекта на 1%, потом еще на 1% и всё.

Тут же появляется новое постановление Генеральной дирекции ОАО «Электрические станции» уже от 11 июля 2013 года, к которому приложена Справка — обоснование на определение позиции Г енеральной дирекции ОАО «Электрические станции» по ценовому предложению компании КНР «Tebian Electric Аррага^ Со. Ltd (ТВЕА)» на реконструкцию ТЭЦ г.Бишкек.

В справке — обосновании указано о снижении стоимости проекта до 386 миллионов долларов США, и что «Исходя из расчетов, ценовое предложение компании «ТВЕА» составляет 1 287 долларов США на 1 кВт мощности. ОАО «Электрические станции» считает стоимость реализации проекта по реконструкции ТЭЦ г. Бишкек, подготовленной компанией «ТВЕА», соответствующим среднемировым ценам на строительство тепловых станций» (т.4 л.д.210-211).

Таким образом, ценовое предложение в размере 1 307 и 1 287 долларов США посчитали «соответствующей среднемировым ценам на строительство тепловых станций» с разницей всего в 1 неделю.

Фактически, как показал в суде 4 июля 2019 года свидетель Н.Омуралиев, расчет стоимости 1 кВт был определен простым делением суммы 386 миллионов долларов на 300 мВт, без какого-либо обоснования.

При этом, в последующих документах, красной нитью проводится мысль о том, что цена была снижена с 396 до 386 миллионов долларов США, и что это чуть-ли не заслуга переговорщиков (Справка-обоснование к проекту распоряжения Правительства Кыргызской Республики об одобрении проекта Договора займа — Льготного покупательского кредита для реализации проекта модернизация Бишкекской тепловой электроцентрали (ТЭЦ) между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве заемщика и Экспортно-импортным банком Китая в качестве кредитора». т.5 л.д.20-21).

Как показал в суде, 17 июля 2019 года, свидетель А.Стамалиев, на встрече с китайской стороной 5 июля 2013 года, министр О.Артыкбаев попросил «снизьте, пожалуйста цену», на что представитель компании «ТВЕА» согласился снизить цену до 386 миллионов долларов США.

Такой, ничем не покрепленный (ни расчетами, ни финансовыми выкладками, ни статистикой, ни мониторингом рыночных цен на оборудование, запчасти и работу, ни ценами на оборудование и запчасти в самой Китайской Народной Республике), торг был бы уместен на рынке или при строительстве частного дома, когда хозяин торгуется за снижение общей стоимости. Но такой, так называемый «метод снижения» стоимости многомиллионного проекта, где кредитные средства выплачиваются за счёт государственного бюджета, а значит за счёт народа Кыргызской Республики, категорически не приемлем. Тем более он не приемлем в переговорах министра Кыргызской Республики с представителем частной компании другого государства.

Далее. В суде неоднократно говорилось, и имеется есть в материалах уголовного дела, что перед подписанием Распоряжения Правительства Кыргызской Республики от 10 сентября 2013 года, во время переговоров с генеральным директором компании «ТВЕА», обвиняемые добились предоставления безвозмездной грантовой помощи на общую сумму 20,3 миллиона долларов США, из них: техническое оборудование на 15,3 миллиона долларов США, денежные средства в сумме 2 миллиона долларов США для строительства 2-х школ на севере и юге нашей страны от имени президента данной компании и 3 миллиона долларов США на составление ТЭО Каракечинской ТЭС.

Согласно «Протоколу переговоров по обсуждению реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» между Министерством энергетики и промышленности Кыргызской Республики и компанией «Tebian Electric Apparatus Co.» (ТВЕА)» от 10 сентября 2013 года, компания «ТВЕА» предоставила безвозмездно дополнительные объемы работ и поставок оборудования на сумму 20,3 миллиона долларов США (т.29 л.д.204).

Отсюда следует логический вывод о том, что стоимость реализации проекта по реконструкции ТЭЦ г. Бишкек можно было снизить, как минимум на указанную сумму гранта 20,3 миллиона долларов США или с 386 до 365,7 миллионов долларов США, где стоимость 1 кВт составила 1 219 долларов США, а не первоначальные 1 307 и 1 287 долларов, и что при проведении переговоров по стоимости проекта не была проведена должная работа по её снижению, либо о том, что изначально не было предусмотрено всё необходимое для модернизации ТЭЦ оборудование.

Необходимо напомнить, что основной, стратегической целью проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», как заявлялось на всех этапах его подготовки и реализации, были: обеспечение энергетической безопасности севера страны, снижение дефицита электроэнергии в зимнее время, повышение надежности, эффективности работы ТЭЦ г.Бишкек и эксплуатационного срока оборудования.

То есть, проект не был направлен на получение грантов на строительство школ, закупку мебели и оргтехники для административного здания ТЭЦ г.Бишкек, обслуживания ЛЭП «Датка-Кемин» построенной вообще в рамках другого проекта и т.д.

Более того, в письме президента компании «ТВЕА» на имя Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева от 18 декабря 2014 года, сообщается, что компания за собственные средства завершила ТЭО строительства Каракечинской тепловой электрической станции и передала его в Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики.

При этом            в письме указывается на «подтверждение в

заинтересованности участия в проекте Каракечинской ТЭС мощностью 600 МВт при предварительной стоимости 778,6 миллионов долларов США. В этой связи, компания «ТВЕА» просит Вас разрешить заключить соответствующий                                         Меморандум с Министерством энергетики                               и

промышленности Кыргызской Республики с целью дальнейшей детальной проработки данного проекта.

При этом позвольте отметить, что в Кыргызской Республике компания «ТВЕА» в настоящий момент реализовали или осуществляют строительство значимых энергетических объектов:

  • завершены строительство подстанции Датка 500 кВ и реконструкция сетей 220 кВ южной части страны;
  • на стадии завершения строительство высоковольтной линии 500 кВ Датка-Кемин с подстанцией 500 кВ Кемин;
  • начался проект модернизации и реконструкции ТЭЦ города Бишкек.

Будем признательны за рассмотрение нашего предложения по

строительству Каракечинской ТЭС и заверяем уверенность, что взаимовыгодными совместными усилиями нам удастся реализовать важный для экономики стран проект» (т.31 л.д.126, т.34 л.д.166).

Из данного письма следует несколько выводов:

  1. в отличии от проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», по проекту Каракечинской ТЭС, сначала составили ТЭО;
  2. никто не знает точной цены ТЭО, потому что на его составление конкурс не объявлялся, а цену в 3 миллиона долларов США озвучила сама компания «ТВЕА»;
  3. неизвестно, соответствует ли ТЭО Каракечинской ТЭС, разработанное компанией «ТВЕА» требованиям технических регламентов Кыргызской Республики. Подлежит ли оно использованию при оценке экономической эффективности проекта, а также для дальнейших этапов работы при разработке необходимой проектно-сметной документации и т.п. Другими словами, можно ли использовать данное ТЭО для реализации проекта;
  4. компания «ТВЕА» напрямую обращается к Президенту Кыргызской Республики, по вопросам, отнесенным к компетенции Правительства Кыргызской Республики, этим самым подтверждая, что все крупные энергетические проекты в нашей стране курировались Аппаратом Президента Кыргызской Республики;
  5. компания «ТВЕА» на грантовые 3 миллиона долларов США, завершила ТЭО строительства Каракечинской ТЭС и передала его в собственность Министерства энергетики и промышленности Кыргызской Республики, не просто так, а с намерениями реализовать данный проект самим.

О завышенной стоимости контракта, в судебном заседании 11 июля 2019 года показал и свидетель Омуркул уулу Нурлан. Так, он показал, что при принятии на баланс оборудования, смонтированного в рамках модернизации ТЭЦ г.Бишкек, возник вопрос по бухгалтерскому учёту, потому что напротив каждой позиции должна была стоять цена. После чего компанией «ТВЕА» был предоставлен перечень, из которого было понятно, что цены были завышены в несколько раз, и, по его мнению, цены были просто подогнаны под 386 миллионов долларов. Например, такая позиция, как «Серьга», используемая при грузоподъемных работах, была оформлена за 10 000 долларов. Лифт за 200 000 долларов, турбинное масло было чуть дороже, но оно же уже «сидело» в цене самой турбины. То есть, где-то завышались цены, где-то оформляли по 2 раза.

Раздел 13. Контрактное соглашение по методу «ЕРС»

По условиям «ЕРС» контракта, заказчик в лице ОАО «Электрические станции», лишился возможности контролировать и влиять на расходы строительства, стоимость закупаемого оборудования, материалов, субподрядных услуг, а компания «ТВЕА» получила максимально выгодные для себя условия контракта, возможность самостоятельно, без участия и контроля со стороны заказчика, по своему усмотрению проводить закупки и строительно-монтажные работы по завышенной стоимости. Кроме этого компания «ТВЕА» имела возможность привлекать субподрядные организации по своему усмотрению, без учета интересов заказчика и местных организаций, а их услуги и поставки, по условиям контрактов необоснованно и неправомерно были освобождены от уплаты налогов в особо крупных размерах.

В результате, Кыргызская Республика по условиям контрактного соглашения была фактически отстранена от участия в ходе проектирования, строительно-монтажных работ, покупки и поставки материалов, оборудования. Вышеуказанными должностными лицами, при определении контрактной стоимости модернизации ТЭЦ г.Бишкек не была организована подготовка необходимых технико-экономического обоснования, детальных расчётов затрат на основе смет, не был проведен финансовый и экономический анализ проекта.

Тем самым не были соблюдены интересы Кыргызской Республики. Общая стоимость модернизации 386 миллионов долларов США определена совместно с представителями компании «ТВЕА». При умышленном их согласии была применена не приемлемая при таких случаях методика определения ценового предложения (1 киловатт — 1 287 долларов США), а при выборе метода контрактного соглашения, выбран заведомо невыгодный для Кыргызстана в целом и для заказчика в частности метод — «ЕРС».

Необходимо отметить следующее.

ЕРС — контракт характеризуется высокой степенью риска для подрядчика, который не может предусмотреть всех возможных трудностей в процессе реализации проекта, в результате чего, подрядчик стремится увеличить контрактную цену проекта. И если стремление компании «ТВЕА» увеличить стоимость проекта на как можно большую сумму понятно, то действия и бездействие обвиняемых, не поддаются логическому объяснению.

Ведь совершенно понятно, что прежде чем привлекать какую-либо компанию к столь серьезному проекту, необходимо было провести тендер. Ведь только в условиях тендера возможно получить лучшие условия при меньшей стоимости. Об этом сказал и свидетель К.Иманалиев, допрошенный в суде 7 августа 2019 года, который приведя пример экономии при реконструкции Токтогульской ГЭС, показал, что, «если бы был прозрачный тендер, может быть мы сэкономили». Также, об этом сказал свидетель Т.Сариев, допрошенный в суде 7 августа 2019 года, где на вопрос адвоката о том, можно ли было найти другую компанию на более выгодных условиях, Т.Сариев ответил, что не может ответить, и если бы был тендер, то мы могли бы узнать.

Сторона защиты, на протяжении всего процесса не раз говорила, что тарифы на электрическую и тепловую энергию у нас в стране социально ориентированы, что ТЭЦ работает планово-убыточно. Тогда, как мы полагаем, надо было «биться» за каждый доллар, каждый цент, тем более, как показали представители потерпевших, министерство финансов Кыргызской Республики уже производит выплаты по кредиту Эксимбанку Китая из бюджетных средств, хотя это даже не основная сумма кредита, а лишь проценты.

Однако, кыргызская сторона даже не попыталась объявить конкурс, хотя бы среди китайских компаний.

Также, как не попыталась провести переговоры, ни с Посольством Китайской Народной Республики в Кыргызской Республики, ни с Канцелярией Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в КР, по вопросу конкурсного отбора подрядчика по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек».

Не попытались выяснить, почему китайская сторона рекомендует исключительно компанию «ТВЕА», хотя еще с двумя другими китайскими компаниями ранее, до компании «ТВЕА», были подписаны протоколы о намерениях:       Компанией по международному экономическому и

техническому сотрудничеству «Чжун Хан» (КМЭТСЧХ) 13 апреля 2012 года (т.35 л.д.108-110) и компанией СМЕС 6 декабря 2012 года (т.35 л.д. 150-151).

Также, в последующем поступали предложения и от других компаний:

  • 17 марта 2013 года поступило письмо от компании Шейх Ахмад Обейд Аль Махтум, в котором выражено намерение инвестировать в реконструкцию и расширение Бишкекской ТЭЦ сумму, превышающую 150 миллионов долларов, указанную в Национальной стратегии развития Кыргызской Республики, и готовность направить своих специалистов для обсуждения условий реконструкции (т.40 л.д.238);
  • 6 сентября 2013 года на имя О.Артыкбаева поступило письмо от компании «Comtinu» (Комтину), где они выразили интерес к нескольким проектам, и в том числе, к проекту реконструкции ТЭЦ г.Бишкек (т.40 л.д.265-266);
  • 22 октября 2013 года от Государственной корпорации по электроэнергетическому строительству Китая. В этом письме Корпорация указывает на наличие у них опыта с 1958 года по проектированию, строительству и реконструкции ТЭЦ. Также, Корпорация указывает на то, что «учитывая многолетний и международный опыт, Корпорация имеет возможность получить квоту в Министерстве коммерции и соответствующих государственных органах для реализации инвестиционных проектов в Кыргызской Республике, финансируемых правительством КНР» (т.40 л.д.268-271).

Это всё — упущенные возможности, которые в итоге привели к возникновению огромного долга Кыргызской Республики перед Эксимбанком Китайской Народной Республикой.

10 июня 2013 года С.Авазов направил О.Артыкбаеву на утверждение проект Плана мероприятий по привлечению денежных средств в рамках Шанхайской организации сотрудничества для модернизации ТЭЦ г.Бишкек и

Проект Технического задания на разработку технико-экономического обоснования проекта модернизации ТЭЦ г.Бишкек (т.36 л.д.23, т.39 л.д.62).

Проектом Плана предлагалась, помимо всего прочего, выдача Технического задания на разработку ТЭО проекта модернизации ТЭЦ г.Бишкек заинтересованным компаниям КНР. Разработка ТЭО заинтересованными компаниями КНР, проведение конкурса по выбору разработанных заинтересованными компаниями КНР ТЭО проекта, а затем утверждение ТЭО победителя конкурса — определение окончательной стоимости реализации проекта, и проработка контрактного соглашения с победителем конкурса.

Здесь же, пунктом 1 предлагался «Выпуск приказа Министерства энергетики и промышленности КР о создании Рабочей Группы по проведению мероприятий по привлечению денежных средств в рамках ШОС для модернизации ТЭЦ г.Бишкек». (т.36 л.д.24-26, т.39 л.д.63-65).

Однако, 8 июля 2013 года, Ж.Назаров направил на имя А.Калиева переделанный План мероприятий по привлечению денежных средств в рамках Шанхайской организации сотрудничества для модернизации ТЭЦ г.Бишкек, в котором уже и речи нет о конкурсе и определении победителя среди китайских компаний. По всему Плану речь идет только о компании «ТВЕА» и имеются отметки о выполнении ряда мероприятий в июне 2013 года, тогда как, сам проект направлен письмом от 8 июля 2013 года.

При этом, в Приложении №3 в пункте 1 речь уже не идет о создании Рабочей группы, а речь идет о «Выпуске распоряжения Правительства КР о создании Межведомственной комиссии по проведению переговоров по привлечению денежных средств в рамках ШОС для модернизации ТЭЦ г.Бишкек». (т.36 л.д.60,64).

Несмотря на то, что поручение о создании межведомственной комиссии содержится в Распоряжении Правительства Кыргызской Республики №280-р от 8 июля 2013 года, за 4 дня до этого, а именно в постановлении Генеральной дирекции ОАО «Электрические станции» от 4 июля 2013 года №17, Генеральная дирекция постановила направить данное решение в Министерство энергетики и промышленности Кыргызской Республики, для дальнейшего рассмотрения в межведомственной комиссии.

До этого, пунктом 4 Протокола совещания в Министерстве энергетики и промышленности Кыргызской Республики от 28 мая 2013 года, было принято решение «Отделу внешний связей и реализации проектов (Орозалиев Р.С.) совместно с ОАО «Электрические станции» до 7 июня 2013 года разработать проект Плана мероприятий по привлечению кредита Правительства КНР на реконструкцию ТЭЦ города Бишкек с учетом необходимости создания межведомственной рабочей группы по обсуждению стоимости проекта и проработки вопроса заключения контрактного соглашения с китайской стороной».

Получается, Генеральный директор ОАО «Электрические станции» С.Авазов и его заместитель по капитальному строительству и проекту Ж.Назаров обладали даром предвидения и знали, что 8 июля 2013 года Премьер-министр Ж.Сатыбалдиев подпишет Распоряжение Правительства Кыргызской Республики? Полагаем, что дара предвидения не было. Был сговор обвиняемых и вышеуказанные обстоятельства являются лишь ещё одним подтверждением этого факта.

Также, в письме на имя Министра энергетики и промышленности Кыргызской Республики О.Артыбаева от 25 июня 2013г., Ж.Назаров от имени С.Авазова, сообщает, что представленное компанией «ТВЕА» ТЭО не является технико-экономическим обоснованием проекта модернизации ТЭЦ г.Бишкек, как это предполагается в Техническом задании на разработку технико-экономического обоснования проекта модернизации ТЭЦ-1 г.Бишкек, переданного компанией «ТВЕА» 10 июня 2013 года, и не отвечает общепринятым нормам и требованиям. Документ содержащий 68 страниц общей пояснительной записки, 11 страниц приложения со статьями расходов и набором чертежей является Техническим предложением на модернизацию ТЭЦ г.Бишкек (далее — Техническое предложение), без подробного описания оценки технической возможности и экономической целесообразности модернизации. Нет предварительной проработки принципиальных технических и объемно-планировочных решений, а также укрупненной оценки стоимости и финансовой эффективности модернизации ТЭЦ г.Бишкек.

При этом отмечено, что Техническое предложение не является основанием для определения цены Контрактного соглашения, и является условной для получения кредитных средств по линии Шанхайской организации сотрудничества (т.36 л.д.52-53, т.39 л.д.74-75, т.43 л.д.29-30).

В письме министра энергетики и промышленности Кыргызской Республики О.Артыкбаева от 17 июня 2014 года №04-1/3498 в адрес Государственного агентства архитектуры, строительства и жилищно­коммунального хозяйства при Правительстве Кыргызской Республики (копия в Аппарат Правительства Кыргызской Республики), относительно вопроса ТЭО проекта «Реконструкция ТЭЦ г.Бишкек», говорится о том, что разработанный Хубейским электроэнергетическим институтом исследования и проектирования, и представленный компанией ТВЕА в марте 2013 года документ, является Проектом обоснования инвестиций, на основе которого разрабатывается более детальная документация, в т.ч. проектно-сметная (т.8 л.д.232-233).

Также, в Справке — обосновании на определение позиции Генеральной дирекции ОАО «Электрические станции» по ценовому предложению компании КНР «Tebian Electric Аррага^ Со. Ltd (ТВЕА)» на реконструкцию ТЭЦ г.Бишкек, указано следующее: «Основным моментом является то, что Техническое предложение не является полноценным ТЭО на реконструкцию ТЭЦ г.Бишкек. Техническое предложение компании «ТВЕА» необходимо рассматривать как документ, который определяет основные принципы и объемы работ, с общей стоимостью реализации проекта, для получения денежных средств по кредитной линии Шанхайской организации сотрудничества. При этом компания «ТВЕА» согласно провести разработку полноценного ТЭО, после предоставления кредитных средств на реализацию проекта» (т.4 л.д.211).

Это же подтвердил 10 июля 2019 года при допросе в суде свидетель М.Укубаев, показавший, что доработанное компанией «ТВЕА» ТЭО использовалось для получения кредита, но полноценного ТЭО не было. Также, об отсутствии ТЭО дал показания в суде свидетель Омуркул уулу Нурлан.

Вышеуказанное является еще одним доказательством отсутствия Технико-экономического обоснования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек».

Фактически, представленное компанией Техническое предложение на модернизацию ТЭЦ г.Бишкек была переименовано в Технико-экономическое обоснование (ТЭО), для получения денежных средств в китайском Эксимбанке.

Также, свидетель К.Рыспаев, допрошенный в суде 7 августа 2019 года, показал, что при рассмотрении законопроекта, «ТЭО в первый раз не было. Потом мы в своем решении этот пункт указали, что «отсутствует ТЭО». Во второй раз было предварительное ТЭО. Но оно было без печати и подписи. Этот момент также был указан. Лица, которые выступали докладчиками, то есть энергетики в лице О.Артыкбаева, С.Авазова и другие, показывали непонятное для нас предварительное ТЭО».

О том, что было так называемое пред-ТЭО, на заседании Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 17 мая 2018 года говорил и О.Артыкбаев (т.18 л.д.23).

О невыгодности выбора метода контрактного соглашения по методу ЕРС, показал и свидетель — бывший Премьер-министр Кыргызской

Республики И.Чудинов, который при допросе в суде 27 июня 2019 года, отметил, что «контракты «под ключ», когда одна сторона и заказчик и исполнитель осуществляет контракт, не выгоден, и о том, что здесь есть конфликт интересов.

Также, свидетель И.Чудинов показал, что для проекта сначала желательно было бы разработать техническое задание, потом самим сделать пред-ТЭО, чтобы самим быть хозяином, и уже пред-ТЭО предлагать инвестору. Что было бы логично, после объявить конкурс на разработку проекта. По мере готовности проекта найти генерального подрядчика и заключить с ним договор по Модернизации ТЭЦ города Бишкек.

Показал, что ТЭЦ города Бишкек — это высокотехнологический проект и нельзя заранее лишать себя возможности выбора оборудования и выбора поставщика оборудования.

Также, при допросе в суде 17 июля 2019 года, свидетель О.Бакиев показал, что если делать такие проекты, то надо делать как нужно, и не ссылаться на нехватку электроэнергии, и что в нашем представлении и в наших стандартах составление ТЭО должно было быть обоснованно и по техническим параметрам, и в экономической части.

Свидетель А.Кайбалиев, допрошенный в суде 8 июля 2019 года, показал, что ТЭО разрабатывается через тендер и отбирается та компания, которая компетентна в этом вопросе, и через эту компанию разрабатывается.

Свидетель Т.Мамбетов, допрошенный в суде 2 сентября 2019 года, показал, что на все подрядные работы, проектирование должны проводить тендер.

Свидетель А.Воропаев, при допросе в судебном заседании 15 июля 2019 года, подтвердив, что ТЭО проекта не было, показал, что из 600 замечаний рабочей комиссия, порядка 26 не устранены. Из них есть очень серьёзные замечания, которые ставят под сомнение дальнейшую эксплуатацию новых блоков, как таковых, и новые блоки могут превратиться в памятник.

Основные замечания — это отсутствие деталировки, проектных чертежей, в отсутствии которой, кыргызская сторона становится зависимой от китайской стороны, или как сказал свидетель, «мы становимся на колени пред китайцами или оборудование автоматически становится не пригодным для ремонта».

Вопрос обеспечения грузоподъёмными механизмами котельного цеха, где нет мостовых кранов для подъема тяжелых частей механизмов.

Система управления блоками, которая полностью компьютеризирована, где кыргызский персонал фактически не может самостоятельно работать в системе DCS.

Все эти вопросы ставят под сомнение дальнейшую эксплуатацию, поэтому пока эти замечания не будут устранены, можно сказать, что цель модернизации не достигнута. Потому что, если китайцы уйдут, мы можем просто встать.

Аналогичные показания дал в суде 11 июля 2019 года и свидетель Омуркул уулу Н., который показал, что отсутствовала деталировка, что, если что-то сломается, у нашего персонала нет бумаги, в которой регламентируется, как она собирается, как разбирается. Также он показал, что компания «ТВЕА» сперва построила здание, а потом по нему начертила проект и принесла в ТЭЦ.

Свидетель К.Алиев, допрошенный в суде 17 июля 2019 года, также показал, что на момент Государственной приемки было 228 замечаний, из которых 3 больших замечания: отсутствие чертежей, деталировки; отсутствие грузоподъемных механизмов над блоками и отсутствие сметы по цеху химобессоленной воды.

Свидетель Т.Толубаев, допрошенный в суде 29 июля 2019 года, также показал об основных замечаниях — это перевод документации, деталировка, грузоподъемный механизм. Кроме этого, что там еще много замечаний, и что при дальнейшей эксплуатации, ремонтные работы без деталировки ТЭЦ не сможет проводить.

Также, насчёт финансирования разработки ТЭО кыргызской стороной и последующего объявления конкурса на разработку проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», необходимо отметить следующее.

При допросе в суде 27 июня 2019 года, свидетель И.Чудинов показал, что в его бытность Премьер-министра, велись переговоры со Всемирным банком в рамках оказания технической помощи.

Всемирный банк был согласен потратить на расчет ТЭО проекта 1 млн. 140 тыс. долларов США.

Свидетель Д.Бугубаева при допросе в суде 27 июня 2019 года также показала, что Всемирным банком на разработку ТЭО, наём консультантов, занимающихся разработкой ТЭО, планировалось направить 1 млн. 140 тыс. долларов США.

То есть, данные факты указывают на то, что кыргызская сторона могла в 2012-2013 годах, если у неё отсутствовали денежные средства на разработку ТЭО, запрашивать на это помощь у доноров, чего сделано не было.

При допросе свидетель А.Елисеев показал, что в случае реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», были две возможности финансирования: через Всемирный банк и китайский Эксимбанк.

Процедура отбора подрядчика при реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» должна была проводиться в рамках проекта, а китайская сторона должна была только подтвердить подрядчика.

Кроме того, государственным обвинением, суду был представлен «Порядок проведения торгов», скаченный с официального сайта ФИДИК по адресу:                       http://fidic.org/books/fidic-tendering-procedure-2nd-ed-1994, разработанный

Международной федерацией инженеров-консультантов (ФИДИК), где предусматривается проведение тендеров при строительстве. Здесь же указывается, что процедура подходит для проведения тендеров для большинства строительных работ, но также может быть адаптирована к конкретным требованиям, обусловленным размером и сложностью реализации проекта, а также любыми особыми условиями, налагаемыми установленными процедурами заказчика или финансирующих учреждений. Она отражает хорошую текущую практику. FIDIC рекомендует её использовать заказчикам, инженерам, подрядчикам и другим лицам, связанным с международной строительной отраслью.

Данный «Порядок проведения торгов» подтверждает, что ФИДИК рекомендует не только строительство «под ключ», но и проведение тендера по отбору подрядчика.

Необходимо отметить, что ранее, по ходатайству адвоката С.Манукян, к делу были приобщены «Условия контракта на проектирование строительство и сдачу объектов «Под ключ» Международной федерации инженеров-консультантов, где на странице 101 имеется информация о том, что «ФИДИК издала документ под названием «Порядок проведения торгов», в котором изложен четкий подход к отбору участников торгов, получению и оценке оферт. Второе издание этого документа вышло в 1994 году. Данный документ имеет целью оказать помощь Заказчику в получении оферт и минимизировать количество предварительных квалификационных требований к участникам торгов.

Раздел 14. Закон Кыргызской Республики «Об электроэнергетике»

В суде стороной защиты приводился довод о том, что в соответствие с Законом Кыргызской Республики «Об электроэнергетике», строительство мощностей свыше 30 Мвт, должно проводиться без проведения тендера.

В соответствие со ст.9 указанного Закона «Об электроэнергетике» от 28 января 1997 года №8, строительство крупных электроэнергетических производственных мощностей производится в соответствии с Национальной энергетической программой или отдельным постановлением Правительства Кыргызской Республики.

В соответствие со ст.19 Закона, компетентные государственные органы объявляют о проведении тендера на строительство энергетических установок, за исключением крупных электроэнергетических производственных мощностей и участков магистральной электрической сети.

Согласно определениям, указанным в ст.2 Закона, крупные электроэнергетические производственные мощности — это гидроэлектростанции, тепловые электрические станции мощностью свыше 30 Мвт.

  1. В данном случае строительство новой ТЭЦ не осуществлялось, а реализовывался проект «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», где реконструкции подверглась всего примерно 1/3 часть ТЭЦ;
  2. Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 13 февраля 2008 года №47 был одобрен проект «Национальной энергетической программы Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегии развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года».

Постановлением Жогорку Кенеша Кыргызской Республики от 24 апреля 2008 года №346-IV была одобрена «Национальная энергетическая программа Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегия развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года».

В пункте 10 «Инвестиционная политика обеспечения развития ТЭК», Национальной энергетической программой Кыргызской Республики на 2008­2010 годы и стратегии развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года, указано, что к объектам реабилитации относится Бишкекская ТЭЦ-1, со сметной стоимостью в размере 50 млн. долларов США (т.7 л.д.148).

При этом, в примечании к таблице 10.1. указано следующее:

(*) Необходимые инвестиции прогнозные, которые будут уточняться по мере подготовки ТЭО по предлагаемым объектам.

То есть, даже на такой проект с небольшой, по сравнению с 386 млн. долларов США, суммой в размере 50 млн. долларов США, Национальная энергетическая программа предусматривала подготовку Технико­экономического обоснования проекта (ТЭО).

И напротив, без составления своего ТЭО был реализован проект «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» за сумму 386 млн. долларов США;

  • Необходимо отметить, что в «Национальной энергетической программе Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегии развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года», идёт четкое разделение работы по проектам.

Так, в Таблице 10.1. «Необходимые инвестиции (*) для финансирования объектов нового строительства и реконструкции в ТЭК Кыргызской Республики на период 2008                                                                                                      —      2025», Национальной

энергетической программы, указаны следующие разделы:

Новое строительство: КГЭС-2, КГЭС-1 и другие;

Реконструкция: Бишкекская ТЭЦ-1, Уч-Курганская ГЭС и другое;

Техническое перевооружение:                      Высоковольтные ЛЭП и

Распределительные электрические сети;

  • Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 30 апреля 2013 года №218, подписанным Премьер-министром Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиевым, в целях обеспечения реализации приоритетов устойчивого развития Кыргызской Республики, определенных в Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы, утвержденной Указом Президента Кыргызской Республики от 21 января 2013 года № 11, был одобрен проект Программы по переходу Кыргызской Республики к устойчивому развитию на 2013-2017 годы.

В подпункте 8.1. «Энергетика», указано следующее:

«В рамках решения первой задачи запланированы меры по реализации крупных национальных проектов: строительство подстанции 500 кВ «Датка» и ЛЭП 220 кВ на юге Кыргызстана; строительство ЛЭП 500 кВ «Датка- Кемин» и подстанции 500 кВ «Кемин»; строительство Камбаратинской ГЭС- 1, строительство четырех малых ГЭС; строительство Верхне-Нарынского каскада ГЭС (4 ГЭС)».

Далее указано, «Для повышения устойчивости энергоснабжения и достоверности учета (вторая задача) будут реализованы проекты в области электроэнергетики: реконструкция Ат-Башинской ГЭС; реконструкция Уч- Курганской ГЭС; реконструкция Бишкекской ТЭЦ-1 с увеличением ее мощности и модернизацией котлов для повышения эффективности использования кыргызских углей с внедрением экологических и энергосберегающих технологий»;

  • Аналогично, в разделе «Инвестиционные проекты в энергетике» (2013-2017 гг.) Приложения к главе 12 Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики, а также в Среднесрочной стратегии развития электроэнергетики Кыргызской Республики на 2012-2017 годы, утвержденной постановлением Правительства Кыргызской Республики от 28 мая 2012 года №330, идёт четкое разделение работы по проектам, а именно идет разделение на строительство, модернизацию, реабилитацию, реконструкцию, в том числе и реконструкция ТЭЦ г.Бишкек;
  • Относительно доводов стороны защиты о наличии заключения Министерства юстиции Кыргызской Республики по проекту.

В материалах уголовного дела имеется письмо министра О.Артыкбаева на имя министра юстиции Кыргызской Республики А.Шыкмаматова от 31 января 2014 года, то есть уже после заключения Контрактного соглашения от 16 июля 2013 года и Кредитного соглашения от 11 сентября 2013 года.

В этом письме он просит дать правовую оценку порядку отбора подрядчика по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» без проведения тендера (т.19 л.д.177).

Министр юстиции, 3 февраля 2014 года направляет ответ, в котором приводит нормы законодательства и в резюмирующей части указывает, что «На основании изложенного отмечаем, что отбор подрядчика по проекту «Модернизация тепловой электроцентрали г.Бишкек» был осуществлен в соответствии с положениями Закона Кыргызской Республики «Об электроэнергетике» (т.19 л.д.178-179).

Также, имеется письмо министра юстиции А.Шыкмаматова на имя К.Рыспаева от 29 января 2014г., в котором он указывает на то, что проведение правовой оценки Контрактного соглашения от 16 июля 2013 года, не входит в компетенцию министерства юстиции (т.19 л.д.206-207).

То есть, министр юстиции, лишь постфактум констатировал уже произошедшее событие, а не дал правовую оценку порядку отбора подрядчика;

  • Мы остановились на этом более подробно, чтобы показать, что нормы Закона о том, что строительство мощностей свыше 30 Мвт, должно осуществляться без проведения тендера, не применимы к проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», так как, компания «ТВЕА» осуществила проект на территории действующей ТЭЦ, с использованием уже имевшейся инфраструктуры, модернизировав лишь 1/3 часть ТЭЦ, а не построила новую Теплоэлектроцентраль.

В вышеуказанной «Национальной энергетической программе Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегии развития топливно­энергетического комплекса до 2025 года», Национальной стратегии устойчивого развития на 2013-2017 годы, постановлении Правительства Кыргызской Республики, Среднесрочной стратегии развития электроэнергетики Кыргызской Республики на 2012-2017 годы, речь идет о реабилитации и реконструкции ТЭЦ г.Бишкек, а не о строительстве новой ТЭЦ. И раз это не строительство, то должен был быть проведен тендер на определение подрядчика проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек».

Если сказать ещё проще, то сложилась следующая ситуация:

  • если на ТЭЦ была проведена реконструкция или реабилитация, то этот проект не подпадает под действия статьи 19 Закона Кыргызской Республики «Об электроэнергетике»;
  • если же на ТЭЦ был осуществлен проект строительства, то этот проект отсутствует в Национальной энергетической программе и в отдельном постановлении Правительства Кыргызской Республики, что является обязательным условием.

Раздел 15. Относительно отсутствия международного опыта компании «ТВЕА»

С.Исаков, А.Калиев, С.Авазов, Ж.Назаров и их сообщники, преследуя свои общие преступные цели, умышленно проигнорировали известные им сведения о том, что компания «ТВЕА» не имела опыта реализации подобных проектов, не имела собственных заводов по производству необходимого оборудования для ТЭЦ, квалифицировалась на строительстве линий электропередач, производстве трансформаторного оборудования, кабелей и других товаров в этой отрасли, то есть являлась не профильной компанией. Тем самым эта компания не проходила базовые квалификационные требования.

В ходе рассмотрения дела в суде, не раз делались ссылки на то, что компания «ТВЕА» имеет успешный опыт строительства ТЭЦ в г.Душанбе.

Однако, согласно письму ОАХК «Барки Точик» Республики Таджикистан от 18.01.2014г. №1/335-21303, Компания «ТВЕА» реализовала 5 энергетических проектов, связанных с линиями электропередач и с сентября 2012 года занимается строительством ТЭЦ-2 в г.Душанбе. Первый блок турбогенератора 50 МВт пустили 10 января 2014 года (т.24 л.д.30-31, т.30 л.д.165-166).

Также, имеется информация посольства Кыргызской Республики в Таджикской Республике, в которой сообщается, что в феврале 2009 года была достигнута договоренность с китайской компанией «ТВЕА» о реализации в Таджикистане трех энергетических проектов.

В сентябре 2009 года проведена закладка первого камня в строительство ТЭЦ с участием президента Таджикистана.

По первоначальному плану ТЭЦ должны были сдать в эксплуатацию еще в 2011 году. Однако никаких работ в этот период проведено не было. Летом 2012 года в ходе визита Эмомоли Рахмона в Китай была достигнута договоренность, что ТЭЦ будет построена в течение одного года, что также не было сделано. Согласно вышеуказанному письму «Барки Точик», строительство ТЭЦ началось лишь в сентябре 2012 года, и 10 января 2014 года был сдан в эксплуатацию первый блок турбогенератора 50 МВт.

Принято решение, что проект профинансируют 50х50 два китайских банка: Эксимбанк и Банк развития Китая.

Проект предусматривает строительство 3 тысяч метров теплотрассы и линии электропередачи 220 кВт (т.30 л.д.167).

Кроме того, на сайте компании «ТВЕА», то есть в открытом доступе, по адресу:

http://www.tbea.com/cs/Satellite?c=Page&cid=1467896775797&pagename=TBEA RU/Page/TBEA RUE NTemplate/SolutionAndProduct/Generate&num=1 размещена следующая информация.

Так, в публикации «Типичный пример тепловой энергии» указывается, что «В сфере инженерного строительства тепловой энергетики, компания «ТВЕА» в полной мере проявляет преимущества передовой технологии передачи и преобразования электроэнергии, активно занимается генеральным планированием установок тепловой энергетики, проектированием, строительством, техобслуживанием и другими услугами, последовательно спланировала строительство ТЭС №2 г. Душанбе Таджикистана, работы по модификации ТЭС Бишкека Киргизии».

Отсюда следующие выводы:

  1. Компания «ТВЕА», несмотря на то, что закладка первого камня в строительство ТЭЦ прошла в сентябре 2009 года, строительство началось лишь через 3 года после этого — в сентябре 2012 года.

При выборе компании «ТВЕА» в качестве подрядчика на реализацию проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», данный негативный факт не был принят во внимание.

  • В отличии от проекта строительства ТЭЦ-2 г.Душанбе, по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» не было необходимости строительства 3 тысяч метров теплотрассы и линии электропередачи 220 кВ.
  • При отборе подрядчика на реализацию проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» не было проведено никаких переговоров с Банком развития Китая,

который профинансировал проект строительства ТЭЦ-2 г.Душанбе в размере 50% от стоимости.

  • Компания «ТВЕА», на момент подписания Контрактного соглашения с ОАО «Электрические станции» 16 июля 2013 года, и тем более на момент, когда компания «ТВЕА» была фактически выбрана в качестве подрядчика по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», не имела успешного опыта строительства ТЭЦ, так как, ТЭЦ-2 г.Душанбе еще не была построена.

Она имела лишь опыт начала строительства и кыргызская сторона, при определении компании «ТВЕА» подрядчиком по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», просто не могла знать, будет ли проект строительства ТЭЦ-2 г.Душанбе успешным;

  • В Бишкеке лишь 1/3 часть ТЭЦ подверглась модернизации, а в г.Душанбе построена новая ТЭЦ-2;
  • В Бишкеке модернизированная часть ТЭЦ обладает мощностью 300 МВт и 300 Гкал тепла, а Душанбинская ТЭЦ-2 мощностью 400 МВт и 270 Гкал. При этом, часть оборудования на Бишкекской ТЭЦ, была демонтирована при модернизации;
  • Как показал в суде 15 июля 2019 года свидетель А.Воропаев, модернизированная часть ТЭЦ была построена на месте демонтированной части, с учетом уже имевшейся инфраструктуры. Если бы китайская компания планировала бы строительство новой станции, это было бы дороже 386 миллионов долларов.

Таким образом, объем работы был меньше, чем при строительстве новой ТЭЦ. Соответственно и стоимость проекта должна была быть ниже.

Также, допрошенный в суде 11 июля 2019 года свидетель Омуркул уул Нурлан показал, что компанией «ТВЕА» 2 энергоблока были частично подключены к старым инженерным сетям.

  • Компания «ТВЕА», согласно данным на их же интернет-сайте, построила ТЭС №2 г.Душанбе Таджикистана, и вела работы по модификации ТЭС Бишкека Киргизии. Получается, что эти 2 станции и есть весь их заграничный опыт строительства ТЭЦ.

Отсутствие такого опыта, является лишним доказательством привлечения компанией «ТВЕА» к проекту модернизации ТЭЦ г.Бишкек сторонних компаний, что безусловно сказалось на увеличении стоимости проекта.

Также, об отсутствии у компании «ТВЕА» опыта в теплоэнергии показал в суде 27 июня 2019 года и свидетель — бывший Премьер-министр Кыргызской Республики И.Чудинов.

Раздел 16. Проект Распоряжения Правительства Кыргызской Республики об одобрении договора займа — льготного покупательского кредита в сумме 386 миллионов долларов США

Таким образом, С.Исаков, А.Калиев, С.Авазов, Ж.Назаров и их сообщники, заведомо зная об изложенных существенных и важных обстоятельствах, препятствующих выбору компании «ТВЕА» в качестве подрядчика, создав совместно с ответственными за отбор подрядчика должностными лицами Министерства энергетики и промышленности Кыргызской Республики, а также руководителями ОАО «Электрические станции» устойчивую связь с представителями данной компании, фактически организовали отбор подрядчика проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» в пользу данной компании.

Тогда как согласно, Закону Кыргызской Республики № 85 от 18 июня 2012 года «О Правительстве Кыргызской Республики», Положения «О порядке выдачи разрешительных документов на проектирование, строительство и иные изменения объектов недвижимости и порядке приёмки в эксплуатацию завершённых строительством объектов в Кыргызской Республики», утверждённого Постановлением Правительства Кыргызской Республики № 252 от 30 мая 2008 года, вопросы, связанные с подготовкой и реализацией крупного и сложного энергетического проекта, такие как, проведение подготовительного этапа (составление технико-экономического обоснования, проектно-сметной документации, составление квалификационных требований, объемов и видов работ для участников конкурса по отбору подрядчиков на изготовление проектно-сметной документации и выполнение подрядных работ и т.д.), определение сроков по каждому этапу, проведение конкурса по отбору подрядных организаций и консультанта по вопросам технического надзора, определение источников финансирования и другие входят в круг полномочий Правительства Кыргызской Республики в лице его структурных подразделений.

Тем самым, С.Исаков, С.Авазов, Ж.Назаров со своими сообщниками добились заключения контракта на модернизацию ТЭЦ г.Бишкек с лоббируемой ими компанией на заведомо невыгодных для Кыргызстана условиях.

С.Исаков, с целью доведения своих преступных умыслов до конца, выходя за рамки своих должностных полномочий, дав протокольное поручение Правительственным структурам от 28 июня 2013 года, совершил действия, направленные на получение кредита от Экспортно-Импортного банка Китая под гарантию Правительства Кыргызской Республики в размере 386 миллионов долларов для финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек». Тогда как, в соответствии со ст.5 Закона Кыргызской Республики № 83 от 21 сентября 2001 года «О государственном и негосударственном долге Кыргызской Республики», получение иностранных кредитов (внешнего заимствования) и выдача государственных гарантий является исключительной прерогативой Правительства Кыргызской Республики в лице Министерства финансов Кыргызской Республики.

Во исполнение вышеуказанного поручения С.Исакова, 6 сентября 2013 года Министерством энергетики и промышленности Кыргызской Республики разработан проект Распоряжения Правительства Кыргызской Республики об одобрении договора займа — льготного покупательского кредита в сумме 386 миллионов долларов США между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве заемщика и Экспортно-Импортным банком Китая в качестве кредитора для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» и согласно процедуре направлен в соответствующие министерства, откуда возращён со следующими замечаниями:

  • Министерством экономики Кыргызской Республики внесено замечание о необходимости проведения тендерной процедуры по отбору компаний для более эффективного и объективного отбора подрядчика с учетом всех критериев финансового и технического предложения, а также с рассмотрением имеющегося опыта в соответствующей сфере и что повторный выбор компании «ТВЕА», реализовавшей несколько проектов в сфере энергетики, без учета предложений других китайских компаний может привести к сомнению с их стороны в открытом и беспристрастном отборе компании на проекты национального масштаба;
  • Возглавляемым О.Лавровой Министерством финансов Кыргызской Республики внесено замечание о том, что каждый новый кредит должен учитываться в рамках Программы государственных инвестиций и строго соответствовать его критериям, а также всем требованиям приоритетности, эффективности, экономической обоснованности и тщательным образом рассматриваться и оцениваться с учетом будущей нагрузки на государственный бюджет и соответственно возможности обслуживания данного кредита;
  • Министерством иностранных дел Кыргызской Республики внесено замечание о том, что согласно условиям проекта соглашения, отказ от иммунитета влечет полную подвластность Кыргызской Республики любому судебному органу любого государства, а также любого международного суда. При этом, данное положение накладывает обязанность принять и исполнить решения указанных судов. Как последствие, имущество

Кыргызской Республики, находящееся за рубежом не будет находиться под охраной международных норм и может быть арестовано или изъято.

Однако, О.Артыкбаев и А.Калиев, исполняя волю С.Исакова, письменные поручения Президента Кыргызской Республики, проигнорировали данные замечания и не приняли меры к их устранению. После чего, проект Распоряжения Правительства Кыргызской Республики об одобрении договора займа — льготного покупательского кредита в сумме 386 миллионов долларов США между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве заемщика и Экспортно-Импортным банком Китая в качестве кредитора для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» был внесен в Правительство Кыргызской Республики.

Премьер-министр Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиев, не приняв во внимание вышеуказанные замечания, заведомо зная об отсутствии оценки экономической эффективности и технико-экономического обоснования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», подписал Распоряжение Правительства Кыргызской Республики № 378-р от 10 сентября 2013 года «Об одобрении проекта Кредитного соглашения — Льготного покупательского кредита между Правительством Кыргызской Республики и Экспортно­Импортным банком Китая для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», уполномочив Министра финансов Кыргызской Республики О.Лаврову на подписание указанного Кредитного соглашения.

При рассмотрении проекта Закона Кыргызской Республики «О ратификации Кредитного соглашения — Льготного покупательского кредита между Правительством Кыргызской Республики, в лице Министерства финансов Кыргызской Республики и Экспортно-Импортным банком Китая для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», 10 сентября 2013 года, на совместном заседании Комитета по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию и Комитета по международным делам Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, докладчиком выступал О.Артыкбаев.

В своем докладе О.Артыкбаев привел информацию, не соответствующую действительности:

  • Кыргызстан посредством данного проекта заработает в течении 31 года 2 млрд. 154 млн. долларов;
  • из 3-х китайских компаний, «ТВЕА» предложила самую низкую стоимость. Однако, из материалов дела исходит, что компания СМЕС предлагала сумму 356 миллионов долларов США, хоть и с другим объемом работы, а у «Китайской аэрокосмической корпорации науки и промышленности «Чжун Хан» вообще отсутствовали экономические расчёты и формы финансового сотрудничества, о чем указано в Служебной записке С.Исакова и Н.Ахметовой от 21 мая 2013 года на имя Президента Кыргызской Республики, так как, переговоры с этой компанией просто не довели до логического завершения;
  • при реализации проекта будет построена новая ТЭЦ «Бул деген жацы ТЭЦ курууну билдирет…»;
  • переговоры с компанией «ТВЕА» начали после специальной Ноты о том, что переговоры надо вести с компанией «ТВЕА», тогда как, ещё до получения Ноты посольства Китайской Народной Республики от 10 июня 2013 года, решение сотрудничать с компанией «ТВЕА» было уже принято;
  • строительство ТЭЦ г.Душанбе обошлось в 1 700 долларов за 1 кВт или же 380-390 миллионов долларов за ТЭЦ мощностью 100 мВт. (т.18 л.д.104-105). Здесь необходимо отметить, что согласно сравнению, удельная стоимость строительства ТЭЦ г.Душанбе составила 1 322 долларов США (т.48 л.д.56);
  • строительство будет вестись на территории действующей ТЭЦ, а если бы строили в другом месте, нужно было бы строить трубопроводы, вводы, линию электропередачи, теплосети, на что потребовалось бы дополнительно 400 миллионов долларов. За счет этого возможно экономим, как минимум полмиллиарда долларов. Однако при этом, никаких расчетов не представил, так, как их и не имеется;

Также, необходимо отметить следующее.

  1. В материалах уголовного дела имеется «Лист согласования к проекту распоряжения Правительства Кыргызской Республики об одобрении Договора займа — Льготного покупательского кредита для реализации проекта модернизация Бишкекской тепловой электроцентрали (ТЭЦ) между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве заемщика и Экспортно-импортным банком Китая в качестве кредитора» (т.13 л.д.151).

В нём содержатся подписи и приписки: Министерство иностранных дел Кыргызской Республики «с замечаниями и предложениями», Министерство финансов Кыргызской Республики «с замеч и предлож», Министерство экономики Кыргызской Республики «с замечаниями».

Также, указанные министерства направляли Листы согласования по отдельности:                                  Министерство экономики Кыргызской Республики

«с замечаниями» (т.13 л.д.161), Министерство финансов Кыргызской Республики «с замечаниями» (т.13 л.д.165), Министерство иностранных дел Кыргызской Республики «с замечаниями и предложениями» (т.13 л.д.171).

Также, имеется «Лист согласования к проекту распоряжения «Об одобрении проекта Договора займа — Льготного покупательского кредита для реализации проекта модернизация Бишкекской тепловой электроцентрали (ТЭЦ) между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве заемщика, и Экспортно-импортным банком Китайской Народной Республики в качестве кредитора» от 10 сентября 2013 года (т.13 л.д.209).

Данный Лист согласования, в разделе «Макулдашылды» подписан первым Вице-премьер министром Ж.Оторбаевым, Вице-премьер-министрами Т.Сарпашевым, Т.Мамытовым и Руководителем Аппарата Правительства Н.Момуналиевым.

В разделе «вкмeтYHYн Аппараты / Аппарат Правительства» подписан с отдельными замечаниями сотрудниками Аппарата Правительства.

В разделе «Министрликтер жана ведомстволор» содержатся следующие записи:

Надпись: А.Шыкмаматов
О.Лаврова
Т.Сариев
Э.Абдылдаев
А.Осмоналиев
С.Авазов.

Юстмин                                           (эскертуусуз)

Финмин                                           (сунуштар менен)

Экономмин                                    (сунуштар менен)

ТИМ                                                 (сунуштар менен)

ММББФ                                          (эскертуусуз)

«Электр станциялар» ААК (эскертуусуз)

Данный Лист согласования готовил эксперт отдела промышленности, ТЭК и недропользования Аппарата Правительства Кыргызской Республики А.Оморов, который, при наличии замечаний Министерства иностранных дел Кыргызской Республики, Министерства финансов Кыргызской Республики и Министерства экономики Кыргызской Республики, указал их на государственном языке, как «сунуштар менен», то есть, «с предложениями», а не с «эскертуу менен», то есть, с «замечаниями».

В соответствие с требованиями статьи 10 Закона Кыргызской Республики «О государственном языке Кыргызской Республики», в Кыргызской Республике официальные документы органов государственной власти и местного самоуправления принимаются на государственном языке и в случаях, предусмотренных законодательством, переводятся на официальный язык и публикуются на двух языках. Документ на государственном языке считается оригиналом.

Однако, вышеуказанный Лист согласования, подготовленный А.Оморовым, не является официальным документом Правительства

Кыргызской Республики, это всего лишь внутренний документ Аппарата Правительства Кыргызской Республики.

(«Официальным документом следует считать письменный акт, исходящий из государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, имеющий правовое значение, надлежаще составленный, содержащий необходимые реквизиты: штамп, печать, дата, номер и подписанный соответствующим должностным лицом, и который порождает для использующих его лиц определенные юридические последствия».

Пункт 14 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 сентября 2003 года №15 «О некоторых вопросах применения судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления». В соответствие с пунктом 5 статьи 15 Закона Кыргызской Республики «О Верховном суде Кыргызской Республики и местных судах», постановления Пленума Верховного суда являются обязательными для судов Кыргызской Республики).

  • Кроме того, как показал допрошенный 28 августа 2019 года в суде в качестве свидетеля А.Оморов, весь пакет документов, в том числе и Листы согласования, подписанные с замечаниями, письма министерств с аргументацией своих замечаний, Матрицы разногласий, Сводная таблица с министерствами и ведомствами, и другое, вносился на рассмотрение Премьер-министра Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиева.
  • В соответствие со ст.14 конституционного Закона Кыргызской Республики «О Правительстве Кыргызской Республики», на заседаниях Правительства председательствует Премьер-министр. Заседание Правительства правомочно, если на нем присутствует не менее двух третей членов Правительства. Аналогичная норма содержится и в пункте 22 Регламента Правительства Кыргызской Республики.

Порядок подготовки, проведения заседаний и принятия решений Правительства определяется Регламентом Правительства, утверждаемым Правительством.

Правительство вправе принять решения без проведения заседания путем письменного опроса членов Правительства в порядке, предусмотренном Регламентом Правительства.

Постановлением Жогорку Кенеша Кыргызской Республики от 5 сентября 2012 года №2265-V была утверждена структура Правительства Кыргызской Республики.

В структуру Правительства вошли 15 министерств и ГКНБ Кыргызской Республики.

В соответствие с данным постановлением, Правительство Кыргызской Республики состояло из:

  1. Премьер-министра Кыргызской Республики;
  2. Первого вице-премьер-министра Кыргызской Республики;
  3. Трёх (3) Вице-премьер-министров Кыргызской Республики;
  4. Руководителя Аппарата Правительства — министра Кыргызской Республики;
  5. 15 министров Кыргызской Республики;
  6. Председателя ГКНБ Кыргызской Республики.

Всего: 22 человека.

Таким образом, заседание Правительства было правомочно, если на нем присутствует не менее 15 членов Правительства (две трети).

В соответствие с пунктом 26 Регламента Правительства Кыргызской Республики, Правительство на основании и во исполнение Конституции Кыргызской Республики, законов Кыргызской Республики издает постановления и распоряжения, обязательные к исполнению в Кыргызской Республике.

Постановления и распоряжения Правительства принимаются большинством голосов членов Правительства на заседаниях Правительства либо опросным путем. Голосование осуществляется каждым членом Правительства только по одному из вариантов ответа («за», «против»).

В соответствие с пунктом 33 Регламента, Правительством могли проводиться оперативные (внеочередные) заседания Правительства в связи с необходимостью срочного принятия решений Правительства.

Однако, в материалах уголовного дела имеется Справка к постановлению (распоряжению) Правительства Кыргызской Республики об одобрении Кредитного соглашения — Льготного покупательского кредита между Правительством КР, в лице Министерства финансов КР и Экспортно­Импортным банком КНР для реализации проекта «Модернизация тепловой электроцентрали ТЭЦ г.Бишкек», в соответствие с которой, заседание Правительства Кыргызской Республики, по вышеуказанному вопросу, не проводилось.

На основании изложенного, приходим к выводу о том, что заседание Правительства Кыргызской Республики по рассмотрению проекта Распоряжения «Об одобрении проекта Договора займа — Льготного покупательского кредита для реализации проекта модернизация Бишкекской тепловой электроцентрали (ТЭЦ) между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве заемщика, и Экспортно-импортным банком Китайской Народной Республики в качестве кредитора», не проводилось, а согласование проекта путем опроса членов Правительства 10 сентября 2013 года, как указано выше, проведено всего с 4 членами Правительства из 22, и затем проект внесен на подпись Премьер- министру Ж.Сатыбалдиеву.

Необходимо отметить, что помимо указанного Распоряжения №378-р на сумму 386 миллионов долларов США, Правительством в этот же день были приняты еще 4 Распоряжения, в том числе и №377-р «Об одобрении проекта Льготного кредитного соглашения между Правительством Кыргызской Республики и Эксимбанком Китая по проекту альтернативной автодороги Север-Юг, на сумму 399 989 041 долларов США.

Г осударственный внешний долг Кыргызской Республики, по состоянию на 30 апреля 2013 года, составил 2 млрд. 964 млн. долларов США (т.34 л.д.10).

То есть, всего по двум Распоряжениям, приняты решения на сумму 785 989 041 долларов США или около 1/4 части всего долга Кыргызской Республики за 22 года независимости, и слова сотрудников аппарата Правительства и других свидетелей о том, что они якобы не помнят всех обстоятельств подписания Распоряжения Правительства №378-р, вызывают лишь недоверие к их показаниям. Другими словами, к их показаниям следует отнестись критически, и расценивать их как попытку прикрыть свою профессиональную непригодность.

О том, что такое заседание Правительства Кыргызской Республики должно было быть, показал при допросе в суде 17 июля 2019 года свидетель Р.Мамыров. Так, он показал, что Министерство энергетики и промышленности входило в структуру Правительства Кыргызской Республики, и осуществляло общую политику в топливно-энергетическом комплексе, и оказывало содействие в решении вопросов через Правительство, потому что ОАО «Электрические станции» напрямую на Правительство выйти не могут, инициировать постановления или законы не могут, поэтому вся это работа идет через Министерство энергетики и промышленности.

Свидетель показал, что здесь необходима была гарантия государства. Г арантия государства даётся после ратификации Соглашения. Поэтому этот вопрос нужно было внести на заседание Правительства и в дальнейшем в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики. ОАО «Электрические станции» как акционерная компания частного типа не могло такие вопросы инициировать в Жогорку Кенеше Кыргызской Республики или в Правительстве Кыргызской Республики.

Также, свидетель А.Шыкмаматов, допрошенный в суде 1 августа 2019 года, показал, что для принятия постановления или распоряжения, собирается оперативное совещание и в связи со срочностью, актуальностью, приоритетностью и неотложностью вопроса, все министры собираются в Правительстве и в оперативном порядке принимаются решения.

Свидетель Б.Турусбеков, допрошенный в суде 5 августа 2019 года, показал, что по замечаниям министерств совещание в Правительстве Кыргызской Республики не проводилось. Если бы замечания были редакционного уровня, у отдела возможность снятия вопросов была, но замечания были глобальные, большие, существенные, поэтому они были вынесены вместе с замечаниями дальше на подпись.

Свидетель Т.Сариев, допрошенный в суде 7 августа 2019 года, показал, что согласно Регламенту работы Правительства, позиция членов Правительства — есть то, что они проголосовали. Правительство-это коллегиальный орган и решение принимается большинством голосов. Вопрос можно отложить, но, если члены Правительства проголосовали, Премьер не имеет права не подписывать и не принимать. То есть, как указано выше, члены Правительства должны были голосовать на заседании Правительства, а не подписывать лист согласования.

Свидетель А.Келдибеков, допрошенный в суде 4 сентября 2019 года, показал, что любой законопроект, постановление одобряется большинством голосов членов Правительства.

Свидетель Т.Мамытов — действующий Акыйкатчы (Омбудсмен) Кыргызской Республики, допрошенный в суде 5 сентября 2019 года, показал, что Ж.Сатыбалдиев по Регламенту Правительства Кыргызской Республики должен был провести заседание Правительства Кыргызской Республики.

Далее. В соответствие с пунктами 70-73 Регламента:

  • В случае, когда разногласия к проекту решения Правительства не были урегулированы инициатором — разработчиком, урегулирование разногласий производится в порядке, предусмотренном пунктом 71 настоящего Регламента.
  • Соответствующие структурные подразделения Аппарата Правительства, ответственные за подготовку к подписанию акта Правительства, с целью поиска взаимоприемлемого решения, вправе обеспечить обсуждение проекта с руководителями согласующих структурных подразделений Аппарата Правительства при участии должностного лица, внесшего проект акта, а также должностных лиц государственных органов, согласовавших проект с не устраненными разногласиями.
  • При необходимости, если разногласия не были сняты в Аппарате Правительства, они могут быть сняты Руководителем Аппарата, курирующим Вице-премьер-министром либо Премьер-министром.

При рассмотрении разногласий у Руководителя Аппарата, вице — премьер-министра либо у Премьер-министра может быть принято решение о возврате проекта решения, по которому имеются разногласия.

  • В исключительных случаях, при недостижении консенсуса по проекту акта большинства членов Правительства, данный проект вносится на заседание Правительства. Окончательное решение по урегулированию разногласий принимается на заседании Правительства.

Однако, как известно, при наличии замечаний трёх министерств, проект Распоряжения не был возвращен инициатору — разработчику, то есть, Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики, а заседание Правительства по урегулированию разногласий не проводилось.

Помимо Матриц разногласия трёх министерств, их позиции, и Сводной таблицы, вышеуказанный «Лист согласования к проекту распоряжения «Об одобрении проекта Договора займа — Льготного покупательского кредита для реализации проекта модернизация Бишкекской тепловой электроцентрали (ТЭЦ) между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве заемщика, и Экспортно-импортным банком Китайской Народной Республики в качестве кредитора» от 10 сентября 2013 года, подписали с оговорками и работники Аппарата Правительства:

  • М.Мукамбетов «с предложением — учесть отдельные предложения МФ и отдела правового обеспечения»;
  • Ш.Молдоканов «с замечаниями минфина»;
  • М.Иминов «с замечаниями отдела».

При этом, свидетель М.Мукамбетов, при допросе в суде 24 июля 2019 года показал, что в Листе согласования он поставил свою подпись на следующий день — 11 сентября 2013 года. То есть, Премьер-министром Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиевым, Распоряжение было подписано 10 сентября 2013 года, без учета мнения первого заместителя руководителя Аппарата Правительства Кыргызской Республики.

Заведующий отделом правового обеспечения Аппарата Правительства Кыргызской Республики М.Иминов, 10 сентября 2013 года направил в Отдел промышленности, ТЭК и недропользования заключение по проекту Распоряжения, в котором указывает на то, что отказ от государственного иммунитета не соответствует Конституции и нормам международного права, так как иммунитет является одним из признаков суверенитета государства. А согласно статье 1 Конституции, Кыргызская Республика (Кыргызстан) — суверенное, демократическое, правовое, светское, унитарное, социальное государство.

В соответствие с пунктом 77 Регламента, в случае указания в юридическом заключении о том, что к проекту имеются замечания, относительно внутренней несогласованности текста проекта, наличия противоречий с другими нормативными правовыми актами, в том числе имеющими более высокую юридическую силу, внутренних противоречий между положениями проекта, структурное подразделение, ответственное за его подготовку, уведомляет об этом Руководителя Аппарата.

В этом случае Руководитель Аппарата принимает одно из следующих решений:

  • обеспечить обсуждение проекта решения при участии разработчика проекта, представителей структурного подразделения, осуществляющего выпуск, и структурного подразделения в сфере права для устранения замечаний, указанных в юридическом заключении;
  • возвратить проект решения разработчику для устранения замечаний, указанных в юридическом заключении, с возможным последующим внесением доработанного проекта решения.

Эти требования также не были выполнены, обсуждение проекта для устранения замечаний не проводилось, а проект Распоряжения не был возвращен разработчику для устранения замечаний.

Кроме того, Решение Комитета Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию об одобрении проекта Договора займа — Льготного покупательского кредита для реализации проекта модернизация Бишкекской Тепловой Электроцентрали (ТЭЦ) между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве Заемщика, и Экспортно-импортным банком Китая в качестве Кредитора, принято 11 сентября 2013 года (т.13 л.д.188, т. 14 л.д.134, 195, т.17 л.д.166, т.18 л.д.190 (справка-обоснование), т.14, л.д.149-150, 199­200, т.18 л.д.191 (заключение)).

О том, что Решение Комитета Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию было принято 11 сентября 2013 года, сказал в своем выступлении на заседании в Жогорку Кенеше Кыргызской Республики 16 мая 2018 года и обвиняемый Ж.Сатыбалдиев (второй абзац л.д.263 т.17), это же отмечено в «Заключении Временной депутатской комиссии Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по изучению причин аварии произошедшей на ТЭЦ г.Бишкек 26 января 2018 года и рационального использования кредитных средств в сумме 386,0 мил. долларов США для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», где отмечено, что «А также, Комитетом по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию Жогорку Кенеша Кыргызской Республики за подписью председателя Рыспаева К.Ж., 11 сентября 2013 года было принято решение с многочисленными замечаниями и предложениями» (т.5 л.д.50).

То есть, Распоряжение «Об одобрении проекта Договора займа — Льготного покупательского кредита для реализации проекта модернизация Бишкекской тепловой электроцентрали (ТЭЦ) между Правительством Кыргызской Республики в лице Министерства финансов в качестве заемщика, и Экспортно-импортным банком Китайской Народной Республики в качестве кредитора», было подписано Премьер-министром Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиевым 10 сентября 2013 года, в отсутствие Решения Комитета Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по топливно — энергетическому комплексу и недропользованию.

Тем самым Ж.Сатыбалдиев, подписав Распоряжение от 10 сентября 2013 года, фактически принял на себя всю ответственность за допущенные вышеуказанные нарушения требований законодательства, в один день, без проведения заседания Правительства Кыргызской Республики, на основании мнения всего лишь четырех членов Правительства, при наличии принципиальных замечаний трех министерств.

Раздел 17. Подписание Кредитного соглашения 11 сентября 2013

года

В свою очередь, Министр финансов Кыргызской Республики О.Лаврова, 11 сентября 2013 года, без предварительного составления технико-экономического обоснования, экономического анализа, расчётов окупаемости (возвратности) вкладываемых денег, подписала Льготное Кредитное соглашение с Экспортно-Импортным банком Китая в лице Вице­президента Лию Лянг, на основании которого был получен кредит под гарантию Правительства Кыргызской Республики в сумме 386 миллионов долларов США, под 2 % годовых, сроком на 20 лет на реализацию проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек».

Так, согласно требованиям Руководства по управлению государственными инвестициями, утвержденного приказом Министра финансов Кыргызской Республики О.Лавровой № 153-п от 30 августа 2013 года, исполнительное агентство (государственный орган, ответственный за планирование, обоснование, реализацию и достижение результатов инвестиционного проекта) должно было подготовить проектную документацию и технико-экономическое обоснование проекта. Проектная документация или технико-экономическое обоснование инвестиционного проекта должна включать: стратегическое обоснование проекта, стоимость проекта, экономический, финансовый и технический анализ, проектные затраты, закупки, подготовка и надзор.

Однако, Министр финансов Кыргызской Республики О.Лаврова, ради личной выгоды, выразившейся в форме угодничества и карьеризма, умышленно не исполнила вышеотмеченные требования законодательства Кыргызской Республики.

Здесь необходимо отметить следующее.

Согласно первоначальной «Заявки на получение льготного кредита» на сумму 386 миллионов долларов США от 19 июля 2013 года, ставка процента предлагалась в размере 1,5% (фиксированная процентная ставка) (т.20 л.д.38- 39.

Премьер-министром Кыргызской Республики Ж.Сатыбалдиевым на имя Премьера Г осударственного Совета Китайской Народной Республики Ли Кэцяна 7 августа 2013 года было направлено письмо, в котором Правительство Кыргызской Республики обратилось с просьбой рассмотреть возможность пересмотра финансовых условий кредитования Кыргызской Республики Экспортно-Импортным Банком Китая, в частности снижения процентной ставки с 2% до 1,5% годовых». (т.23 л.д.67-68).

Также, имеется письмо заместителя министра иностранных дел Кыргызской Республики А.Бешимова в Министерство финансов Кыргызской Республики и в Отдел внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики (входящий от 30 августа 2013 года), где указывается на то, что 22 августа 2013 года, по инициативе китайской стороны состоялась встреча Чрезвычайного и Полномочного Посла КР в КНР К.Бактыгулова с Вице­президентом Эксимбанка КНР Сунь Пином.

В ходе встречи Сунь Пин отметил, что в настоящее время Эксимбанк КНР изучает возможность финансирования двух новых проектов: модернизация ТЭЦ г.Бишкек и строительство автодороги «Север-Юг».

Китайской стороной было отмечено, что вопрос о снижении процентных ставок не входит в компетенцию банка, данный вопрос решается на правительственном уровне и будет целесообразным прорабатывать вопрос одновременно с Министерством коммерции и Министерством финансов КНР.

Также, китайская сторона сообщила, что сумма процентной ставки по кредитам для проектов не является проблемой для банка, поскольку разница меду 2% и 1,5% не составит большой суммы. Соответственно, банк не против понижения процентных ставок и по этому вопросу имеются соответствующие обращения со стороны банка в Правительство КНР (т.34 л.д.27-29).

4 сентября 2013 года, на имя Министра финансов О.Лавровой поступило письмо из Экспортно-импортного банка Китая, в котором указано, что «банк, в курсе того, что ваш Президент и Премьер-министр подали письменные заявления нашему Правительству о снижении годовой процентной ставки до 1,5 %. Но на сегодняшний день, наш банк до сих пор не получил одобрения правительства КНР.

Учитывая, что церемония подписания состоится 11 сентября, в то время как условия кредитования еще не согласованы между двумя сторонами, в целях выделения нам времени для отправки рабочей группы в Кыргызстан для обсуждения условий по кредитным соглашениям, мы любезно просим вас сообщить нам свое мнение не позднее 5:00 вечера 5 сентября (время в Пекине), о том, сможете ли вы принять 2% процентную ставку и другие условия кредитования для вышеуказанных двух проектов (Это проект альтернативной дороги «Север-Юг» и проект «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек). В противном случае эти два проекта соглашения, возможно, не смогут быть подписаны во время Встречи на высшем уровне в следующем раунде переговоров».

В деле имеется Запись беседы Заместителя директора Департамента сопредельных стран (ДСС) Д.Сырдыбаева с Советником по торгово­экономическим вопросам при Посольстве КНР в КР г-жой Цзинь Юйлун от 4 сентября 2013 года (т.23 л.д.96-99).

Согласно записи, Советник г-жа Цзинь Юйлун, подтвердила поступление от руководителей Кыргызстана просьбы по пересмотру финансовых условий кредитования по упомянутым проектам (Это проект альтернативной дороги «Север-Юг» и проект «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек), в частности снижения процентной ставки до 1,5%. С учетом того, что вопрос является важным, ожидается принятие решения со стороны руководства Китая.

То есть, решение руководством Китая по снижению процентной ставки до 1,5% не было. Ни положительного, ни отрицательного.

После вышеуказанной встречи, 5 сентября 2013 года, Канцелярией Советника по торгово-экономическим вопросам при Посольстве КНР в Кыргызской Республики, на имя С.Исакова было направлено письмо о том, что китайская сторона предлагает продлить льготный период по кредиту с 9 до 11 лет и снизить комиссию управления с 0,25% до 0,18%. Копия данного письма была направлена в МИД Кыргызской Республики (т.23 л.д.83).

В свою очередь МИД Кыргызской Республики направил письмо на имя С.Исакова, с просьбой поручить Министерству финансов Кыргызской Республики в оперативном порядке рассмотреть вышеуказанное предложение китайской стороны (т.23 л.д.85).

С.Исаков поручил Министерству финансов Кыргызской Республики рассмотреть предложение китайской стороны на предмет его приемлемости для Кыргызской Республики и по итогам информировать Аппарат Президента КР (т.23 л.д.93).

Министерство финансов Кыргызской Республики направило на имя С.Исакова письмо о том, что значение грант-элемента займа составляет 35,1%, что соответствует минимально допустимому уровню льготности для новых внешних заимствований (т.23 л.д.93).

С.Исаков направил в МИД Кыргызской Республики поручение, где с учетом положительного рассмотрения Минфином Кыргызской Республики новых условий льготного кредита, просит в оперативном порядке информировать китайскую сторону о приемлемости данного предложения (т.23 л.д.91).

В этот же день, МИД Кыргызской Республики направил ответ о приемлемости для кыргызской стороны новых льготных условий кредита (т.23 л.д.84).

Все эти действия происходят в один день — 5 сентября 2013 года и речи о снижении процентной ставки до 1,5% уже не ведется.

Таким образом, кыргызская сторона, не дождавшись ответа, причем любого ответа, от Правительства КНР в части снижения процентной ставки, то есть, не исчерпав все возможности, согласилась на 2-процентную ставку, где разница в 0,5% составляет сумму более миллиона долларов США. Возможно это мелочь для какого-нибудь частного инвестора, но не для Кыргызской Республики.

При этом Эксимбанк не отказал в финансировании проекта, а лишь указал, что он возможно не будет подписан во время следующей встречи на высшем уровне. Это же подтвердил свидетель А.Бешимов, при его допросе в суде 5 августа 2019 года, где он показал, что к обсуждению вопроса снижения процентной ставки можно было вернуться после.

Тем более, что Эксимбанк, выдавая кредит под гарантии Правительства Кыргызской Республики, абсолютно ничем не рисковал.

Была бы подрядчиком любая другая китайская или иная компания, все равно гарантом возращения кредита было бы Правительство Кыргызской Республики.

Кроме того, как показал, допрошенный в суде 4 сентября 2019 года, свидетель А.Келдибеков, долгие годы работавший в Министерстве финансов Кыргызской Республики, что в целом, «Эксимбанк — неудобный кредит для страны. Во-первых, он считается не льготным для государства, 2% — это большие проценты.

Такая поспешность в подписании Кредитного соглашения, также является еще одним доказательством преступного сговора обвиняемых.

Раздел 18. Ратификация Кредитного соглашения и дальнейшая приемка объекта в эксплуатацию

Ж.Сатыбалдиев, при наличии вышеуказанных замечаний подписал Постановление Правительства Кыргызской Республики № 649 от 2 декабря 2013 года «О проекте Закона Кыргызской Республики «О ратификации Кредитного соглашения — Льготного покупательского кредита между Правительством Кыргызской Республики, в лице Министерства финансов Кыргызской Республики и Экспортно-Импортным банком Китая для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», подписанного 11 сентября 2013 года в г.Бишкек», тем самым одобрив проект указанного Закона.

При этом, в Листе согласовании к проекту вышеуказанного постановления, в отличии от Листа согласования к Распоряжению Правительства Кыргызской Республики от 10 сентября 2013 года №378-р, подписи поставило уже большинство членов Правительства Кыргызской Республики (т. 14 л.д.189).

Данное постановление в тот же день было направлено в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики для рассмотрения. При этом, Ж.Сатыбалдиев в постановлении пунктом 3 просил Жогорку Кенеш Кыргызской Республики рассмотреть данный законопроект во внеочередном порядке, как неотложный, пунктом 4 назначил Министра энергетики и промышленности Кыргызской Республики О.Артыкбаева официальным представителем Правительства Кыргызской Республики при рассмотрении законопроекта в Жогорку Кенеше Кыргызской Республики.

При этом, в соответствие с требованиями статьи 55 Закона Кыргызской Республики «О Регламенте Жогорку Кенеша Кыргызской Республики», при наличии положительного заключения всех фракций, ответственного и профильного комитетов Жогорку Кенеш вправе принять проект закона одновременно в трех чтениях в следующих случаях:

1) приведения норм закона в соответствие с Конституцией; 2) приведения действующего закона в соответствие с нормами вновь принятого закона; 3) приведения в соответствие одних статей закона другим статьям этого же закона; 4) исправления грамматических ошибок текста закона; 5) устранения несоответствий между текстами закона на государственном и официальном языках; 6) рассмотрения проекта закона о ратификации международных договоров, за исключением кредитных соглашений.

Таким образом, Ж.Сатыбалдиев, заведомо зная процедуру рассмотрения законопроектов, просил в подписанном им постановлении, рассмотреть законопроект во внеочередном порядке, как неотложный.

В ходе обсуждения указанного законопроекта в Жогорку Кенеше Кыргызской Республики 11 декабря 2013 года, О.Артыкбаев и С.Авазов убедили депутатов в том, что в процессе дальнейшей реализации вся проектно-строительная документация и технико-экономическое обоснование полностью будут подготовлены с учётом стандартов Кыргызстана, а также ссылаясь на то, что в случае не ратификации кредитного соглашения, китайская сторона может отказаться от финансирования проекта.

Также, на заседании им были приведены следующие доводы:

  • кредитное соглашение полностью отвечает требованиям Конституции Кыргызской Республики и другим Законам;
  • утверждение договора в план Эксимбанка в 2013 году, даст возможность начать работу с 1 дня следующего года, и если соглашение не будет утверждено 11 декабря, это отодвинется на 1 год;
  • модернизация ТЭЦ за 386 миллионов долларов, означает строительство новой ТЭЦ, и что надо понимать, что это строительство новой ТЭЦ (т.17 л.д.61-62);
  • кредитные средства получает Правительство Кыргызской Республики через Министерство финансов Кыргызской Республики, а у него ОАО «Электрические станции». Кредитные средства полностью будут возвращены Правительству.

Более того, как показал в суде свидетель Ф.Кулов, была команда из Аппарата Президента Кыргызской Республики поддержать законопроект о ратификации Кредитного соглашения, и значит звонил С.Исаков. Об этом говорили депутаты Жогорку Кенеше и представители Правительства

Кыргызской Республики. А свидетель К.Иманалиев, допрошенный в суде 7 августа 2019 года, показал, что из Аппарата Президента была просьба поддержать законопроект.

Также, как показал допрошенный в суде 4 сентября 2019 года свидетель А.Келдибеков, при ратификации кредитного соглашения, «были вопросы относительно технико-экономического обоснования, в тот момент какие-то расчёты наверно были. Мы одобрили проект кредитного соглашения, согласно которого для реконструкции ТЭЦ необходимо 386 миллионов долларов. Тогда говорили, все расчёты делаются, для того, чтобы начать реконструкцию данного ТЭЦ, все расчёты будут». На вопрос об исследовании вопроса цены проекта, свидетель показал, что «мы этот вопрос не рассматривали, мы верили, если все министерства, ведомства, государственные органы внесли данный проект соглашения, почему мы не должны верить?».

Ж.Сатыбалдиев, заведомо зная об отсутствии технико-экономического обоснования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», сметы расходов, расчётов окупаемости и сроков погашения кредита и процента за его использование, подписал Постановление Правительства Кыргызской Республики № 78 от 7 февраля 2014 года «О мерах по реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» и поручил Министерству финансов Кыргызской Республики предоставить ОАО «Электрические станции» заёмные средства в размере 386 миллионов долларов США, с заключением Субсидиарного соглашения.

Таким образом, Ж.Сатыбалдиев, имея полную возможность отказаться от подписания, способствуя достижению конечных целей С.Исакова и других его сообщников, заведомо зная об отсутствии технико-экономического обоснования и детальных расчетов стоимости проекта на основе смет, подписал ряд документов от имени Правительства Кыргызской Республики при наличии неустранимых, существенных замечаний со стороны отдельных членов Правительства Кыргызской Республики, которыми утвердил необоснованное решение по выбору не квалифицированного подрядчика, неподтвержденную сметами и детальными расчетами завышенную стоимость проекта в размере 386 миллионов долларов США и соответственно размер кредита получаемого под гарантию Правительства Кыргызской Республики, при этом допустив и ряд вышеуказанных многочисленных нарушений со своей стороны.

Он же, грубо нарушая основные принципы кредитно-финансовых отношений и действующий порядок рекредитации иностранных кредитов, разработанный и утвержденный со стороны Правительства Кыргызской Республики, без экономического анализа, расчётов окупаемости (возвратности) вкладываемых денег, принял решение о рекредитации 386 миллионов долларов США, полученных в виде кредита от Экспортно- Импортного банка Китая в ОАО «Электрические станции».

При этом, по показаниям бывшего Премьер-министра Кыргызской Республики И.Чудинова, данным им в суде 27 июня 2019 года, Правительство Кыргызской Республики, как главный исполнительный орган исполнительной власти в Кыргызской Республике, имело полноту и полномочия власти для принятия решения.

Вслед за этим, 25 апреля 2014 года между Министерством финансов Кыргызской Республики в лице министра О.Лавровой и ОАО «Электрические станции» в лице и.о. Генерального директора А.Исраилова был заключен Кредитный договор №      19-05/22, согласно которому

Министерство финансов Кыргызской Республики предоставило ОАО «Электрические станции» заемные средства в сумме 386 миллионов долларов США для реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек». При этом, со стороны министра финансов Кыргызской Республики О.Лавровой были грубо нарушены требования Положения «О порядке размещения бюджетных ссуд и иностранных кредитов, рекредитованных Правительством Кыргызской Республики», утвержденного Постановлением Правительства Кыргызской Республики №518 от 24 августа 2000 года.

Так, согласно пункту 2.1 указанного Положения, кредиты, выдаваемые предприятиям, организациям и другим хозяйствующим субъектам, предоставляются при условии выполнения ими обязательств по уплате процентов и сумм основного долга в погашение ранее предоставленных кредитов, пунктом 3.3 юридические лица, претендующие на получение кредитов, представляют в Министерство финансов Кыргызской Республики технико-экономическое обоснование (бизнес-план), включающее описание проекта, смету расходов, расчет окупаемости и расчет сроков погашения кредитов и процентов за их использование.

Однако, при заключении данного Кредитного соглашения, Министр финансов Кыргызской Республики О.Лаврова, умышленно нарушила основные принципы кредитно-финансовых отношений и действующий порядок рекредитации иностранных     кредитов, разработанный и

утвержденный Правительством Кыргызской Республики, без предварительного составления технико-экономического обоснования, экономического анализа, расчётов                                                                                         окупаемости (возвратности)

вкладываемых денег, подписала Льготное Кредитное соглашение с

Экспортно-Импортным банком Китая, на основании которого был получен кредит под гарантию Правительства Кыргызской Республики в сумме 386 миллионов долларов США, под 2 % годовых, сроком на 20 лет и подписала договор о рекредитации 386 миллионов долларов США в ОАО «Электрические станции».

О.Артыкбаев, исполняя волю С.Исакова и письменные поручения Президента Кыргызской Республики, заведомо зная о вышеизложенных существенных и важных обстоятельствах, препятствующих выбору компании «ТВЕА» в качестве подрядчика, совместно с ответственными за отбор подрядчика руководителями ОАО «Электрические станции», фактически способствовал отбору подрядчика проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» в пользу данной компании, пролоббированной С.Исаковым.

Тогда как согласно Закону Кыргызской Республики № 85 от 18 июня 2012 года «О Правительстве Кыргызской Республики», Положения «О порядке выдачи разрешительных документов на проектирование, строительство и иные изменения объектов недвижимости и порядке приёмки в эксплуатацию завершённых строительством объектов в Кыргызской Республики», утверждённого Постановлением Правительства Кыргызской Республики № 252 от 30 мая 2008 года, вопросы, связанные с подготовкой и реализацией крупного и сложного энергетического проекта, такие как, проведение подготовительного этапа (составление технико-экономического обоснования, проектно-сметной документации, составление квалификационных требований, объемов и видов работ для участников конкурса по отбору подрядчиков на изготовление проектно-сметной документации и выполнение подрядных работ и т.д.), определение сроков по каждому этапу, проведение конкурса по отбору подрядных организаций и консультанта по вопросам технического надзора, определение источников финансирования и другие входят в круг полномочий Правительства Кыргызской Республики в лице его структурных подразделений.

Тем самым, О.Артыкбаев способствовал заключению контракта на модернизацию ТЭЦ г.Бишкек с лоббируемой С.Исаковым компанией на заведомо невыгодных для Кыргызстана условиях.

Во исполнение условий Контрактного соглашения, заместитель Генерального директора ОАО «Электрические станции» Ж.Назаров, 28 апреля 2014 года направил письмо в Министерство финансов Кыргызской Республики о направлении заявки в Экспортно-Импортный банк Китая для перечисления 30 % аванса в сумме 115 800 000 (сто пятнадцать миллионов восемьсот) долларов США подрядчику — компании «ТВЕА». В связи с чем, 30 апреля 2014 года Министерство финансов Кыргызской Республики перечислило указанные денежные средства на счет компании «ТВЕА».

Компанией ТВЕА в 2014 году начата реализация проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», которая была завершена в июле 2017 года.

В процессе модернизации демонтированы котлоагрегаты № 1-8, турбоагрегаты № 1-4, установлены 2 энергоблока с суммарной тепловой мощностью 300 Гкал/ч и электрической мощностью 300 МВт.

Согласно условиям Контрактного соглашения, между ОАО «Электрические станции» и компанией «ТВЕА» от 16 июля 2013 года, в обязанности Подрядчика — компании «ТВЕА» входило выполнение всех предусмотренных проектом работ и сдача объекта Заказчику в соответствии с Техническим заданием, и иными Приложениями к Контрактному соглашению, а также в соответствии с действующим законодательством Кыргызской Республики.

Вместе с тем, в Техническом задании было прописано о необходимости рассчитать в соответствии с действующими в Кыргызской Республике нормами ориентировочную стоимость строительства, в том числе общую стоимость проекта, строительно-монтажных работ, оборудования, то есть была прописана обязанность подрядчика по составлению сметы расходов согласно внутригосударственным СНиП для финансовой отчетности.

При этом заказчик был обязан решить вопросы, связанные с получением разрешений на производство строительно-монтажных и других работ в ходе модернизации ТЭЦ г.Бишкек в государственных органах Кыргызской Республики. Тем самым, предусматривались условия, согласно которым все работы по проекту должны быть выполнены в соответствии с действующим законодательством Кыргызской Республики.

Вместе с тем, согласно требованиям Положения «О порядке выдачи разрешительных документов на проектирование, строительство и иные изменения объектов недвижимости и порядке приемки в эксплуатацию завершенных строительством объектов в Кыргызской Республике», утвержденного Постановлением Правительства Кыргызской Республики № 252 от 30 мая 2008 года, для объектов, финансируемых из государственного бюджета, требуется обязательное составление проектно­сметной документации на предмет соответствия сметной стоимости строительства действующим строительным нормативам и расценкам стоимости работ, утвержденным и принятым уполномоченным государственным органом Кыргызской Республики.

Исполнительный директор ГУМ ТЭЦ г.Бишкек ОАО «Электрические станции» Т.Бримкулов, согласно Положению «О Группе по управлению модернизацией ТЭЦ г.Бишкек», утвержденному Генеральным директором ОАО «Электрические станции» С.Авазовым 19 апреля 2014 года, обязан был организовать, контролировать, надзирать за исполнением условий, положений и обязательств по контракту со стороны компании «ТВЕА», составлять финансовую отчетность по проекту, контролировать на соответствие стоимости вводимых объектов произведенным оплатам, организовать мероприятия по приемке выполненных работ на всех этапах реализации проекта, организовать мероприятия по проведению экспертизы технических проектов и другое.

Однако, Т.Бримкулов, состоя в устойчивой связи с руководителем представительства компании                  «ТВЕА»   в Кыргызской                Республике

М.Макелеком и заместителем министра энергетики и промышленности Кыргызской Республики А.Калиевым, который в последующем приказом ФУГИ при ПКР №36-п от 29.01.2016 года был избран Председателем Правления ОАО «Национальная энергетическая холдинговая компания», 100% акций которого принадлежат государству, в ходе реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», умышленно не исполняя на должном уровне возложенные на него контрольно-управленческие функции по проекту, грубо нарушая требования вышеуказанного        законодательства               в сфере

строительства, до подписания сертификатов на выполненные работы не истребовал от Подрядчика — компании «ТВЕА» составления проектно­сметной документации, в                                                                            полной   мере адаптированной под

внутригосударственные стандарты, составления предусмотренных Контрактным соглашением                                               расчетов   ориентировочной            стоимости

строительства, в том числе общую стоимость проекта, строительно­монтажных работ, оборудования в соответствии с действующими в Кыргызской Республике нормами, не потребовал от представителей Подрядчика составления по всем затратам формы отчетности КС-2 в соответствии с требованиями национального законодательства Кыргызской Республики.

Вместо этого, Т.Бримкулов безоговорочно подписывал на протяжении всего процесса строительства, предоставленные компанией «ТВЕА» сертификаты выполненных работ.

Так, руководитель представительства компании «ТВЕА» в Кыргызской Республике М.Макелек, являющийся ответственным лицом за реализацию проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», составил следующие сертификаты выполненных работ по китайским стандартам, без составления ведомостей объемов выполненных работ (актов) и сметной документации:

  • №1 с июня 2014 года по ноябрь 2015 года на общую сумму 54 119 928, 87 (пятьдесят четыре миллиона сто девятнадцать тысяч девятьсот двадцать восемь долларов восемьдесят семь центов) долларов США;
  • №2 с декабря 2015 года по апрель 2016 года на общую сумму 49 895 784,42 (сорок девять миллионов восемьсот девяносто пять тысяч семьсот восемьдесят четыре доллара сорок два цента) долларов США;
  • №3 с мая 2016 года по август 2016 года на общую сумму 60 564 777,36 (шестьдесят миллионов пятьсот шестьдесят четыре тысячи семьсот семьдесят семь долларов тридцать шесть центов) долларов США;
  • №4 с сентября 2016 года по ноябрь 2016 года на общую сумму 33 496 458,67 (тридцать три миллионов четыреста девяносто шесть тысяч четыреста пятьдесят восемь долларов шестьдесят семь центов) долларов США;
  • №5 с декабря 2016 года по июль 2017 года на общую сумму 40 000 000,00 (сорок миллионов) долларов США;
  • №6 с августа 2017 года по ноябрь 2017 года на общую сумму 6 568 104,65 (шесть миллионов пятьсот шестьдесят восемь тысяч сто четыре доллара шестьдесят пять центов) долларов США, которые затем предоставил Т.Бримкулову для проверки и утверждения.

Далее, Т.Бримкулов, без сметы и актов выполненных работ утвердил данные сертификаты от 24 ноября 2015 года, 2 июня 2016 года, 26 октября 2016 года, 8 декабря 2016 года, 27 июля 2017 года, 19 декабря 2017 года, и направил их в Министерство финансов Кыргызской Республики для последующей подачи заявок в Экспортно-Импортный банк Китая, то есть для проведения оплаты указанных денежных средств подрядчику — компании «ТВЕА».

Таким образом, по мере выполнения работ при модернизации ТЭЦ г.Бишкек, Министерство финансов Кыргызской Республики в период с 11 декабря 2015 года по 12 января 2018 года произвело выплаты на расчётный счёт компании «ТВЕА» в Экспортно-Импортном банке Китая на общую сумму 386 миллионов долларов США, из них 5 % удержаны в качестве гарантийного обеспечения.

Тем самым, Т.Бримкулов, не исполняя на должном уровне возложенные на него обязанности, умышленно способствовал достижению общих преступных целей А.Калиева, С.Исакова и других сообщников по предоставлению иностранной компании материальных благ за счет кредитных средств, полученных под гарантию Правительства Кыргызской Республики, то есть за счет интересов государства и всего населения Кыргызской Республики.

В результате вышеуказанных умышленных действий, совершенных должностными лицами в сговоре с представителем подрядной организации, были необоснованно, без сметы, утверждены объемы и цены строительных работ, после чего соответственно оплачены Подрядчику вышеуказанные денежные средства.

С.Исаков, с целью доведения общего преступного плана до логического конца путем завершения Государственной приемки в эксплуатацию объекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» до конца срока полномочий Президента А.Атамбаева, обеспечения его участия на торжественном публичном мероприятии, посвященном открытию завершенного объекта, действуя в ущерб национальным интересам Кыргызской Республики, заведомо зная о вышеуказанных нарушениях внутреннего законодательства Кыргызской Республики и условий Контрактного соглашения со стороны компании «ТВЕА», а также о том, что Подрядчик, кроме указанных нарушений, не устранил большинство выявленных в марте 2017 года со стороны Заказчика дефектов, отраженных в Акте рабочей комиссии о готовности законченного строительством объекта для предъявления Государственной приемочной комиссии, а также о том, что госприемка объекта не может быть произведена до полного завершения всех предусмотренных контрактных работ, путем давления на уполномоченный государственный орган и представителей заказчика через А.Калиева, организовал и добился составления преждевременного Акта № 10/023 от 7 июля 2017 года о приемке объекта в эксплуатацию.

А.Калиев, совместно с Т.Бримкуловым и представителем подрядчика, ссылаясь на указание С.Исакова, к тому времени являющегося Руководителем Аппарата Президента Кыргызской Республики, добились составления преждевременного Акта № 10/023 от 7 июля 2017 года о приемке объекта в эксплуатацию со стоимостью 386 миллионов долларов США, в том числе строительно-монтажных работ на сумму 190 425 181,21 (сто девяносто миллионов четыреста двадцать пять тысяч сто восемьдесят один доллар двадцать один цент) долларов США, оборудования, инструмента и инвентаря на сумму 195 574 818,79 (сто девяносто пять миллионов пятьсот семьдесят четыре тысячи восемьсот восемнадцать долларов семьдесят девять центов) долларов США или на 26 877 102 800 (двадцать шесть миллиардов восемьсот семьдесят семь миллионов сто две тысячи восемьсот) сомов.

При этом, согласно пункту 9.1. Контрактного соглашения от 16 июля 2013 года, срок модернизации ТЭЦ г.Бишкек составлял 36 месяцев с даты начала работ. Согласно дополнительному соглашению к Контрактному соглашению от 16 июля 2013 года, срок реализации проекта был увеличен на 6 месяцев, то есть, до 42 месяцев (т.21 л.д.65). Фактически работы по проекту начались 30 мая 2014 года, после получения компанией «ТВЕА» авансового платежа равного 30% от суммы реализации проекта или 115,8 млн. долларов США (т.15 л.д.212).

Другими словами, окончанием срока реализации модернизации ТЭЦ города Бишкек являлась дата 30 ноября 2017 года, тогда как, полномочия Президента А.Атамбаева истекли 24 ноября 2017 года.

Раздел 19. Заключения экспертиз и другие доказательства

Согласно заключению комплексной судебно-строительной и технической экспертизы № 3613/16 от 20 декабря 2018 года, Подрядчиком не была предоставлена Заказчику сметная документация стоимости строительства, рассчитанная в соответствии с действующими нормами на территории Кыргызской Республики, а также не предоставлены акты приемки выполненных работ по установленной форме (КС-2), часть проектной документации не прошла адаптацию и госэкспертизу, строительство велось без соблюдения внутригосударственных стандартов, по китайским стандартам, тем самым были нарушены требования п.1 ст.37 Закона Кыргызской Республики «О градостроительстве и архитектуре», п.6.2 и п.7.1 Положения «О порядке выдачи разрешительных документов на проектирование, строительство и иные изменения объектов недвижимости и порядке приемки в эксплуатацию завершенных строительством объектов в Кыргызской Республике», утвержденного Постановлением Правительства Кыргызской Республики № 252 от 30 мая 2008 года, а также п.п.5 Финансово-экономического блока п.2.12 Технического задания, являющегося неотъемлемой частью Контрактного соглашения № Д-166-21/322 от 16 июля 2013 года.

При сопоставлении стоимости Контрактного соглашения по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» от 16 июля 2013 года на сумму 386 миллионов долларов США или в сомовом выражении 18 млрд. 872 млн. 852 тыс. 400 сом по официальному курсу сома к доллару США Национального банка КР на день заключения контракта со сметной стоимостью строительства, определённой     КИ «Энергопроект» по проектной

документации объекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» и составившей по сводному сметному расчету по расценкам, принятым в Кыргызской Республике на 3 квартал 2013 года 13 млрд. 433млн. 324 тыс. 918 сом, выявлена разница в сторону завышения в размере                                                                                                                             5 млрд.

439 млн. 527 тыс. 482 сома или 111 млн. 252 тыс. 797 долларов США.

Согласно заключению комплексной судебно-экономической и товароведческой экспертизы № 2661/17 от 20 декабря 2018 года, за период погашения кредита с 2018 года по 2034 год итоговая сумма кредита по «реконструкции ТЭЦ г.Бишкек» приведет к дополнительной нагрузке или к увеличению тарифов для потребителей: на электрическую энергию — 0,70 сом за 1 кВтч или субсидия в размере 11,8 млрд. сом, на тепловую энергию — 586,67 сом за 1 Гкал или субсидия в размере 19,7 млрд. сом, на горячую воду — 8,47 сом за 1 м3 или субсидия в размере 2,1 млрд. сом.

Таким образом, в результате действий С.Исакова, Ж.Сатыбалдиева, О.Артыкбаева, А.Калиева, С.Авазова, Ж.Назарова, Т.Бримкулова и злоупотребления должностных положением О.Лавровой, а также других должностных и отдельных иных лиц, интересам Кыргызской Республики причинён ущерб на сумму 5 млрд. 439 млн. 527 тыс. 482 сома или 111 млн. 252 тыс. 797 долларов США, тем самым создана угроза интересам общества и государства, совершённое ими преступление повлекло тяжкие последствия.

Виновность обвиняемых доказывается не только вышеуказанные фактами, но и показаниями других свидетелей и представителей потерпевших.

Так, например, свидетель Ш.Ачилдиев, допрошенный в суде 29 июля 2019 года показал, что он работал главным инспектором Управления архитектурно-строительного надзора Государственной инспекции по экологической и технической безопасности при Правительстве Кыргызской Республики (ГИЭТБ), и модернизация ТЭЦ г.Бишкек являлась одним из поднадзорных им объектов.

О самой модернизации ТЭЦ города Бишкек, ГИЭТБ узнала в процессе, когда уже начался демонтаж существующих зданий. С тех они начали уведомлять ТЭЦ города Бишкек, что перед тем как начать строительство, им необходимо предоставить все проектно-разрешительные документы в Государственную инспекцию по экологической и технической безопасности при ПКР для введения надзора в установленном порядке. Но в процессе пошло уже так, что Государственная инспекции по экологической и технической безопасности при ПКР приступила к полноценному надзору только в процессе заливки бетона, то есть когда строительство уже началось.

Имелись нарушения требований действующего законодательства Кыргызской Республики. В этой связи ими планировалось приостановить строительные работы на объекте. Но, Председатель Правления ОАО «НЭХК» А.Калиев, ссылаясь на то, что этот вопрос находится на контроле руководителя Аппарата Президента Кыргызской Республики С.Исакова, говорил не приостанавливать.

Далее, для решения указанных проблем ими были инициированы письма в адрес С.Исакова, после чего от него поступило письменное поручение. Аналогичные показания в суде, 29 июля 2019 года, дал и свидетель Т.Ашырбаев.

Также, показания Ш.Ачилдиева и Т.Ашырбаева, при допросе в суде 31 июля 2019 года подтвердил и свидетель К.Муратбеков.

То есть, ГИЭТБ при Правительстве Кыргызской Республики, обратилось за помощью не в Правительство Кыргызской Республики, а напрямую к С.Исакову, тем самым лишний раз показав, что центр принятия решений по модернизации ТЭЦ г.Бишкек находился в Аппарате Президента Кыргызской Республики.

Показаниями свидетеля Ф.Кулова, данными им при допросе в суде 31 июля 2019 года. Так, он подтвердил свои показания, данные в ходе следствия, о том, что очень важно иметь в виду: право выбора из имеющихся или предложенных китайских компаний остается за нами. И если китайская сторона рекомендует несколько компаний, то не только в соответствии с требованиями нашего законодательства, но и по логике государственного подхода должен проводиться тендер или отбор на конкурсных условиях, чтобы получить наибольшую выгоду для кыргызской стороны в результате конкурирующих предложений по снижению цены и лучших условий от претендентов — участников тендера или конкурсного отбора. По-другому не может быть, потому что это кредит, за который предстоит расплачиваться из государственного бюджета, а не бесплатный подарок в виде грантовой помощи.

Также он подтвердил, что стало очевидным, что выбор компании «ТВЕА» поддержан не только в Правительстве, но и на уровне заведующего внешней политикой заместителя руководителя Аппарата Президента Кыргызской Республики С.Исакова, обеспечившего процедуру политического согласования под руководством Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева. Для депутатов это стало убедительным доводом и сняло на момент ратификации Парламента практически все вопросы и сомнения.

«Основной закон Кыргызской Республики, определяя политическое устройство, характер взаимоотношений общества и органов государственной власти, права и свободы человека, порядок и принципы организации органов власти, устанавливает, что Кыргызская Республика является демократическим, правовым государством (статья 1).

Это означает, что единственным источником государственной власти в Кыргызской Республике и легитимации всех его органов является народ Кыргызстана, который посредством прямой и представительной демократии формирует систему государственных органов и органов местного самоуправления (части 1 и 2 статьи 2 Конституции).

Одновременно с этим в Кыргызской Республике провозглашается верховенство права, когда вся деятельность государства и его органов, нормы поведения в обществе, принципы разрешения конфликтов и иные проявления общественных отношений подчинены Конституции и законам.

В целях утверждения демократической и правовой основы государственности, Конституция Кыргызской Республики требует неукоснительного соблюдения принципа разделения государственной власти (статья 3).

Смысл демократии и права предполагает создание таких условий, когда созидательная миссия права, его неразрывная связь с самим человеком, позволяют добиться действительно разумной правовой современной публичной власти, закрепляющей порядок ее осуществления на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви власти.

Реализация указанного принципа не только защищает общество от произвола государственной власти, но и позволяет создать эффективную систему по организации ее деятельности.

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики в Решении от 11 апреля 2014 года отметила, что данный принцип предполагает установление такой системы правовых гарантий, сдержек и противовесов, который исключает возможность концентрации власти у одной из них, обеспечивает самостоятельное и независимое осуществление всех ветвей власти и одновременно их взаимодействие и взаимное их уравновешивание, поэтому разделение властей основывается на естественном разделении таких функций, как законотворчество, государственное управление и правосудие. Строгое следование установленным предметам ведения и полномочиям является залогом слаженности функционирования государства в целом.

Следовательно, органы государственной власти с учетом их правовой природы в пределах своей компетенции самостоятельны, они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга. Все ветви государственной власти, осуществляя свою деятельность, придерживаются определенных рамок, за которые не позволяют выходить сдержки, а противовесы представляют полномочия, реализация которых нейтрализует возможные злоупотребления.

Таким образом, принцип разделения властей обеспечивается, прежде всего, самой Конституцией Кыргызской Республики посредством ясности и определенности функций и полномочий органов, составляющих ветви государственной власти».

(Решение Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики от 24 апреля 2019 года №07-р)

Правительство является высшим органом исполнительной власти Кыргызской Республики (статья 83 Конституции Кыргызской Республики).

Правительство реализует внутреннюю и внешнюю политику государства; обеспечивает проведение финансовой, ценовой, тарифной, инвестиционной и налоговой политики; обеспечивает осуществление внешнеэкономической деятельности (статья 88 Конституции Кыргызской Республики).

Президент Кыргызской Республики, в соответствие с Конституцией Кыргызской Республики, не наделен такими полномочиями Правительства Кыргызской Республики.

Его полномочия являются не делегируемыми, исчерпывающими и не подлежащими расширительному толкованию.

Соответственно, Аппарат Президента Кыргызской Республики обязан строить свою работу, исходя из конституционных полномочий Президента Кыргызской Республики. Это подтвердил при допросе в суде 24 июля 2019 года и свидетель М.Иминов.

Также, в соответствие с Положением об отделе внешней политики Аппарата Президента Кыргызской Республики, утвержденного Распоряжением руководителя Аппарата Президента Кыргызской Республики от 2 февраля 2012 года, отдел внешней политики в своей деятельности, также руководствуется Конституцией Кыргызской Республики, и в его полномочия не входила подмена работы Правительства Кыргызской Республики по привлечению кредитов и модернизации ТЭЦ г.Бишкек (т.29 л.д.12-20).

Более того, в соответствие со статьей 5 Конституции Кыргызской Республики, государство, его органы, органы местного самоуправления и их должностные лица не могут выходить за рамки полномочий, определенных Конституцией и законами.

Другим примером, является Служебная записка С.Исакова на имя Президента Кыргызской Республики от 6 ноября 2013 года, относительно

Кредитного соглашения на сумму 386 миллионов долларов США для модернизации ТЭЦ г.Бишкек и двух других проектов.

В данной Служебной записке С.Исаков указывает, что «на данном этапе необходимо: Оперативно развернуть масштабную работу среди депутатского корпуса по доведению до их сведения всех положительных аспектов подписанных соглашений.

Проработать вопрос скорейшей ратификации данных соглашений Жогорку Кенешем КР. Ориентировать руководителей соответствующих ведомств на предмет хорошей подготовки к представлению соглашений в Жогорку Кенеше КР. При этом, уже на данном этапе возникает необходимость налаживания тесной координации и взаимосвязи между профильными министрами и депутатами ЖК КР по упомянутым соглашениям.

С учетом крайней важности вопроса, возложить контроль и координацию данной работы на Премьер-министра КР Ж.Сатыбалдиева» (т.29 л.д.170-171, т.34 л.д.140-144).

Таким образом, налицо попытка повлиять на Президента страны с целью выполнения им несвойственных ему функций, по представлению законопроектов в Жогорку Кенеш, при этом подменяя собою Правительство Кыргызской Республики, и на оказание влияния на депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики при принятии ими решений.

И тут уместно вспомнить показания свидетелей Ф.Кулова и К.Иманалиева, согласно которым, была команда из Аппарата Президента Кыргызской Республики поддержать ратификацию Кредитного соглашения.

Относительно компетенции, при допросе в суде 17 июля 2013 года показал и свидетель Р.Мамыров, сказав, что Аппарат Президента Кыргызской Республики занимался вопросом модернизации ТЭЦ г.Бишкек, что проекты или реконструкция, тем более ТЭЦ города Бишкек, являются хозяйственными вопросами, которыми должно заниматься Правительство.

В соответствие с Законом Кыргызской Республики «О взаимодействии государственных органов в сфере внешней политики Кыргызской Республики» от 4 июля 2012 года № 96, уполномоченный орган, (то есть Министерство иностранных дел Кыргызской Республики), является главным органом исполнительной власти, который осуществляет координацию и взаимодействие органов государственной власти Кыргызской Республики при разработке, принятии и реализации внешнеполитических решений в целях проведения единой внешней политики Кыргызской Республики, возглавляет единую систему органов дипломатической службы (статья 7 Закона).

Координацию и взаимодействие органов государственной власти Кыргызской Республики в вопросах международной деятельности в целях обеспечения единства внешней политики и выполнения международных обязательств Кыргызской Республики в полном объеме обеспечивает уполномоченный орган.

Также, свидетель К.Рыспаев, допрошенный в суде 7 августа 2019 года, показал, что на фракционном собрании, он задал вопрос председателю Счетной палаты: «почему вы не проверяете по проекту модернизации ТЭЦ, почему такие высокие цены и нет расшифровки?». После, С.Исаков сказал ему: «Кожобек Жайчыбекович, не надо просто так поднимать вопрос». Я больше не стал поднимать этот вопрос. Также, он показал, что ратифицировать законопроект о ратификации кредитного соглашения просил не только О.Артыкбаев, но и С.Исаков, к которому он заходил.

Кроме того, свидетель К.Рыспаев показал, что в 2017 году «после приемки в эксплуатацию наш Комитет начал поднимать вопрос исполнения проекта модернизации ТЭЦ и устроили выездное заседание на ТЭЦ, где выяснилось явное завышение цен. К примеру, по перевозке рабочих. Вот тогда у здания Белого дома С.Исаков пригласил меня к себе и дословно сказал: «Байке, что вы поднимаете вопрос по проекту Модернизации ТЭЦ города Бишкек и вредите двухсторонним отношениям с Китаем. Президент недоволен вами». И что он сказал, «прежде чем поднимать вопрос, отправьте письмо в ОАО «Электрические станции», выясните, пусть дают расшифровку. Соответственно, письмо мы направили, на что ответа не получили. Второй раз я опять поднял этот вопрос».

Также, свидетель К.Рыспаев подтвердил, что «через некоторое время, точную дату не помню, на одной из встреч С.Исаков в настоятельной и в ультимативной форме сказал, чтобы я прекратил поднимать вопрос по проекту «Модернизации ТЭЦ города Бишкек», говоря, что Президент очень недоволен. На что я ему сказал, что я выяснял только факты завышения проекта. Тем самым Исаков С., прикрываясь именем Президента, старался оказать на меня определенное давление, чтобы с моей стороны прекратились проверки».

То есть, налицо заинтересованность С.Исакова, допустившего прямое вмешательство в деятельность депутата Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.

Кроме того, если еще как-то можно было объяснить заинтересованность С.Исакова в проекте модернизации на начальном этапе,

то после издания Распоряжения Правительства Кыргызской Республики №280-р от 8 июля 2013 года, эта заинтересованность должна была потерять свою актуальность.

Ведь, как указано выше, этим Распоряжением была образована межведомственная комиссия по проведению переговоров с представителями компании «ТВЕА» по условиям финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», которой было поручено в срок до 15 июля 2013 года завершить переговоры по условиям финансирования проекта «Модернизация ТЭЦ города Бишкек». Здесь же давались поручения Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики и Министерству финансов Кыргызской Республики с учетом результатов проведенных переговоров: совместно с Экспортно-импортным банком Китайской Народной Республики проработать проект Кредитного соглашения между Министерством финансов Кыргызской Республики и Экспортно-импортным банком Китайской Народной Республики по финансированию проекта «Модернизация ТЭЦ города Бишкек»; внести в установленном порядке проект Кредитного соглашения на рассмотрение Правительства Кыргызской Республики.

Министерству финансов Кыргызской Республики было поручено подготовить заявку в Экспортно-импортный банк Китайской Народной Республики по финансированию проекта «Модернизация ТЭЦ города Бишкек».

Контроль за исполнением настоящего распоряжения возложить на отдел промышленности, топливно-энергетического комплекса и недропользования Аппарата Правительства Кыргызской Республики.

То есть, всю дальнейшую работу должно было проводить Правительство Кыргызской Республики, а не Аппарат Президента Кыргызской Республики.

Если же поверить в то, что работа С.Исакова была нацелена на подготовку саммита ШОС и визит Председателя КНР Си Цзиньпина в сентябре 2013 года, то его последующие, после окончания визита, действия теряют всякий смысл.

Так, постановлением Правительства Кыргызской Республики от 7 февраля 2014 года №78 «О мерах по реализации проекта «Модернизация тепловой электроцентрали города Бишкек», был дан ряд поручений правительственным органам: Министерству финансов Кыргызской Республики, Фонду по управлению государственным имуществом при Правительстве Кыргызской Республики, Министерству энергетики и промышленности Кыргызской Республики, Государственному агентству архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства при Правительстве Кыргызской Республики, Государственной инспекции по экологической и технической безопасности при Правительстве Кыргызской Республики, Министерству труда, миграции и молодежи Кыргызской Республики, Министерству транспорта и коммуникаций Кыргызской Республики, Министерству внутренних дел Кыргызской Республики.

При этом, контроль за исполнением настоящего постановления был возложен на отдел промышленности, топливно-энергетического комплекса и недропользования Аппарата Правительства Кыргызской Республики, а не Аппарата Президента.

Однако, как исходит из материалов уголовного дела и показаний свидетелей, С.Исаков координировал проект модернизации ТЭЦ, вплоть до завершения     Г осударственной                                        приемки в эксплуатацию объекта

«Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», и участия Президента А.Атамбаева на торжественном публичном мероприятии, посвященном открытию завершенного объекта.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что С.Исаков, на протяжении подготовки и реализации проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», выходя за рамки своих должностных полномочий, и полномочий Президента Кыргызской Республики, руководил и направлял всю работу, как органов исполнительной власти, так и ОАО «Электрические станции».

Полагаем, что вышеприведенные нарушения законодательства Кыргызской Республики со стороны С.Исакова и являются первопричиной и основой всех последующих нарушений, как с его стороны, так и со стороны соучастников данного преступления.

Относительно соисполнителей преступления, необходимо сказать, что С.Исакову, при наличии резолюции Президента Кыргызской Республики на Служебной записке от 21 мая 2013 года и Ноты Посольства Китайской Народной Республики в Кыргызской Республике, его должности и властных полномочиях, не было никакой необходимости давать соисполнителям незаконные распоряжения в письменном виде.

Для таких соисполнителей, как нами отмечено на вышеуказанных примерах, были достаточны резолюции на подобии: «Прошу рассмотреть. Прошу внести предложения и т.п.», и они, стараясь угодить Президенту страны и С.Исакову, опережали его указания, выполняя резолюции, откровенно выходя за пределы их требований, тем самым показывая свою преданность и исполнительность.

Соисполнители брали на себя ответственность за нарушения требований законодательства при принятии решений, показывая свою, так называемую «зрелость».

Другими словами, они ничего не боялись и верили, что им за это ничего не будет, и их никто, и никогда не привлечет к ответственности. Все их действия, являются подтверждением предварительного сговора на совершение особо тяжкого преступления.

При этом, просим отнестись критически к показаниям отдельных свидетелей, так как, большинство из них работало вместе с обвиняемыми, были у них в подчинении, имели доверительные и дружеские отношения, а некоторые входили в «ближний круг» обвиняемых, и обязаны им своим карьерным ростом.

В соответствие с требованиями статьи 26 Конституции, никто не может быть осужден лишь на основе его собственного признания в совершении преступлений. Государственное обвинение, при допросе обвиняемых, и не ждало от обвиняемых признания своей вины, раскаяния и, хотя бы попыток возместить ущерб, понимая, что они никогда не признают свою вину, отрицая очевидное.

В таком признание вины нет необходимости, так как, виновность обвиняемых доказывается совокупностью исследованных в суде доказательств, большинство из которых — это документы и нормативные правовые акты Кыргызской Республики, а другая часть — показания свидетелей, показания представителей потерпевших, вещественные доказательства, которые были осмотрены и признаны следствием вещественными доказательствами, и это доказательства, которые заслуживают доверия и подкрепляются другими доказательствами.

К показаниям же обвиняемых, просим также отнестись критически, так как отрицание вины и изменение показаний, данных в ходе следствия — это всего лишь попытка избежать заслуженного наказания.

Раздел 20. Эпизод обвинения А.Калиева в части автомашины

Калиев Айбек Рыспекович, после завершения проекта «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек», осуществленного в ущерб Кыргызской Республике по необоснованно завышенной цене и с незаконным предоставлением материальных благ и преимуществ для компании «ТВЕА», совершил умышленное тяжкое преступление, связанное с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем в результате вышеуказанных коррупционных действий при следующих обстоятельствах.

Так, А.Калиев, к тому времени являвшийся Председателем Правления ОАО «Национальная энергетическая холдинговая компания», по предварительной договорённости с руководителем представительства компании «ТВЕА» в Кыргызской Республике М.Макелеком, 22 января 2018 года получил от последнего в качестве вознаграждения за общее покровительство, лоббирование интересов компании «ТВЕА» совместно с С.Исаковым и другими лицами по предоставлению подрядных работ по проекту «Модернизация ТЭЦ г.Бишкек» на сумму 386 миллионов долларов США, автомашину марки «Тойота Лэнд Крузер Прадо 150» 2011 года выпуска, государственный номерной знак KGBM 2997, среднерыночной стоимостью 24 000 (двадцать четыре тысячи) долларов США или (по курсу НБ КР 1 х 68,395) 1 641 480 (один миллион шестьсот сорок одна тысяча четыреста восемьдесят) сомов, принадлежащую представительству компании «ТВЕА» в Кыргызской Республике.

Затем, А.Калиев, в целях придания вида законности приобретения, переоформил данную автомашину на Аскара Апилова — водителя своего знакомого А.Осмонжанова.

В тот же день, А.Калиевым, также для придания вида законности приобретения и дальнейшей реализации, автомашина была переоформлена на аффилированное с ним лицо — Чулуева Чингиза Тойчубековича, 13 октября 1988 года рождения, с присвоением нового госномера 01 KG 908 ACV.

Тем самым, А.Калиев, придав правомерный вид имуществу, полученному в результате своего преступного коррупционного деяния, в целях извлечения материальной выгоды, поручил Ч.Чулуеву реализовать указанную автомашину.

26 января 2018 года, Ч.Чулуев, действуя по поручению А.Калиева, продал автомашину гражданке Ж.Амановой за 23 800 (двадцать три тысячи восемьсот) долларов США или (по курсу НБ КР 1 х 68,395) 1 627 801 (один миллион шестьсот двадцать семь тысячи восемьсот один) сом.

В тот же день, Ч.Чулуев, вырученные от реализации автомашины денежные средства в сумме 23 800 (двадцать три тысячи восемьсот) долларов США передал лично А.Калиеву.

Таким образом, А.Калиев, придав правомерный вид имуществу, полученному в результате своего преступного коррупционного деяния, которое в последующем было реализовано, вырученные денежные средства использовал для своих личных нужд.

Виновность А.Калиева доказывается показаниями свидетеля А.Апилова данными в суде 31 июля 2019 года, где он показал, что вышеуказанная автомашина была переоформлена на его имя и в тот же день переоформлена на Ч.Чулуева.

Показаниями свидетеля А.Осмонжанова данными в суде 31 июля 2019 года, где он показал, что автомашина была переоформлена на А.Апилова и в тот же день на другого человека, на которого указал А.Калиев (то есть, на Ч.Чулуева).

Показаниями свидетеля Ч.Чулуева данными в суде 1 августа 2019 года, где он показал, что автомашина была переоформлена на его имя и в последующем продана Ж.Амановой за сумму 23 800 долларов США.

Здесь необходимо также отметить следующее.

  1. Возникает вопрос, для чего были нужны все эти действия с переоформлением автомашин на двух человек, сначала на А.Апилова, а затем на Ч.Чулуева?

Ответ очевиден. Государственный номерной знак автомашины, оформленной на компанию «ТВЕА», KGBM 2997. Номера этой серии желтого цвета и это известный факт.

При переоформлении автомашины на Ч.Чулуева, автомашине был выдан обычный госномер.

Таким образом, конечный покупатель, которым выступила Ж.Аманова, уже не могла знать, кому раньше принадлежала данная автомашина, потому что бывшим владельцем, до Ч.Чулуева, везде проходил бы А.Апилов.

Другой, второй целью переоформлением было то, что покупатели могли предвзято отнестись к автомашине, эксплуатировавшийся иностранной компанией либо пытаться снизить цену, исходя из того, что владельцами являются иностранцы.

  • Обвиняемый утверждает, что автомашина была куплена в рассрочку, на 6 месяцев, у М.Макелека за сумму 10 000 долларов США. Свидетель Ч.Чулуев показал в суде, что в объявлении о продаже автомашины им было указано, что машина в идеальном состоянии и что он на её мелкий ремонт потратил, максимум 100 долларов США.

Тогда возникает вопрос, зачем он её продает через несколько дней? Ответ очевиден. Никакой купли-продажи автомашины между компанией «ТВЕА» и А.Калиевым не было. К доводам о том, что автомашина А.Калиеву не понравилась, просим отнестись критично, и расценивать их как попытку уйти от ответственности, так как, никто не покупает автомашину, не посмотрев её сам, не говоря уже о помощи специалистов.

  • Ж.Аманова, купившая автомашину у Ч.Чулуева, в ходе следствия показала, что свою автомашину «Тойота Лэнд Крузер Прадо 120» 2003 года выпуска, она продала по объявлению за 14 000 долларов США (т.5 л.д.169- 170).

То есть, автомашина компании Тойота третьего поколения, старше по году выпуска на 8 лет, была продана дороже на 4 000 долларов США, чем автомашина четвертого поколения.

  • Кроме того, если всё было законно, почему А.Калиев не оформил автомашину на себя или сразу же на Ч.Чулуева? Либо не получил от компании «ТВЕА» доверенность с правом отчуждения, на автомашину на свое имя или на имя Ч.Чулуева? Почему А.Калиев, получив от Ч.Чулуева 26 января 2018 года всю сумму в размере 23 800 долларов США, сразу же не внес 10 000 долларов США в кассу компании «ТВЕА»?
  • Даже если на минуту поверить тому, что А.Калиев купил эту автомашину, то тогда возникает вопрос по цене.

М.Макелек или его доверенное лицо могли продать автомашину, даже не выезжая на авторынок, всего лишь разместив объявление на Интернет — ресурсах. За автомашину «Тойота Лэнд Крузер Прадо 150» 2011 года выпуска, стоимостью 10 000 долларов США у их офиса выстроилась бы очередь из желающих.

Если же говорить о том, что М.Макелек продал автомашину за 10 000 долларов США именно А.Калиеву, и не собирался продавать её другим лицам, то принятие А.Калиевым этой автомашины, также является преступлением, а именно легализацией преступных доходов, путем совершения сделок по преобразованию имущества, то есть автомашины в денежные средства.

  • К показаниям же свидетелей о якобы продаже автомашины, отсутствии в базе данных паспортных данных и т.п. также отнестись критически, так как понятно их нежелание быть замешанными в таком тяжком преступлении, как легализация преступных доходов.

При этом необходимо учитывать, что переоформление машин было произведено не в том понимании, что были выданы новые документы на автомашину, а в понимании того, что были проведены притворные сделки, где сначала А.Апилов якобы купил автомашину у компании «ТВЕА» за денежные средства, а затем Ч.Чулуев якобы купил автомашину у А.Апилова.

Раздел 21. Выводы о виновности, предлагаемая квалификация действий и сведения о виде и размере наказания

Таким образом, уважаемый суд, государственное обвинение полагает, что своими умышленными действиями, Исаков Сапар Джумакадырович, совершил преступление, предусмотренное частью 4 статьи 30, частью 2 статьи 303 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, квалифицирующими признаками которого являются организация и руководство коррупцией — умышленные деяния, состоящие в создании устойчивой связи нескольких должностных лиц с отдельными лицами, в целях незаконного получения материальных и иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества и государства, повлекшие иные тяжкие последствия.

Сатыбалдиев Жанторо Жолдошевич, Калиев Айбек Рыспекович, Авазов Салайдин Абдивалиевич, Назаров Жолдошбек Машырапович, Бримкулов Темирлан Нургазиевич, своими умышленными действиями, совершили преступление, предусмотренное частью 3 статьи 30, частью 2 статьи 303 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, квалифицирующими признаками которого являются соисполнительство в коррупции — умышленные деяния, состоящие в создании устойчивой связи нескольких должностных лиц с отдельными лицами, в целях незаконного получения материальных и иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества и государства, повлекшие иные тяжкие последствия.

Кроме того, Калиев Айбек Рыспекович, своими действиями совершил и другое, связанное с автомашиной преступление, предусмотренное пунктом 2 части 3 статьи 183 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, квалифицирующими признаками которого являются — легализация (отмывание) преступных доходов, то есть придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению преступным доходом путем совершения любых действий (операций или сделок) по преобразованию (конверсии) или переводу имущества, если известно, что имущество представляет собой доходы от преступлений, в целях сокрытия или утаивания преступного источника происхождения имущества или оказания помощи лицу, участвующему в совершении преступления, с целью уклонения от ответственности за деяния; либо сокрытие или утаивание подлинного характера источника, местонахождения, способа распоряжения и перемещения имущества, а также прав на имущество или его принадлежность, если известно, что имущество представляет собой доходы от преступлений; либо сокрытие или непрерывное удержание имущества лицом, не участвовавшим в совершении преступления, если лицу известно, что имущество получено в результате совершения преступления; либо приобретение, владение или использование

Лаврова Ольга Владимировна своими умышленными действиями, совершила преступление, предусмотренное частью 4 статьи 304 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, квалифицирующими признаками которого являются злоупотребление должностным положением — использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы, если это деяние повлекло нарушение прав и законных интересов граждан или юридических лиц либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Одновременно, государственное обвинение полагает, что виновность Артыкбаева Осмонбека Мамбетжановича в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 2 статьи 303 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, в ходе судебного разбирательства, не нашла своего подтверждения.

Показания других обвиняемых, свидетелей и совокупность других, исследованных в суде доказательств, исключает версию его соисполнительства в коррупции.

Вместе с тем, государственное обвинение считает, что своими умышленными действиями, Артыкбаев Осмонбек Мамбетжанович совершил преступление, предусмотренное частью 4 статьи 304 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, квалифицирующими признаками которого являются злоупотребление должностным положением — использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы, если это деяние повлекло нарушение прав и законных интересов граждан или юридических лиц либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Органами следствия действия обвиняемых квалифицированы по статьям УК Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, где предусмотрено наказание за совершение преступлений:

  • по статье 303 часть 2 — в виде лишения свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет;
  • по статье 183 часть 3 пункт 2 — в виде лишения свободы на срок от семи до десяти лет с конфискацией имущества и лишением права занимать

определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового;

  • по статье 304 часть 4 — в виде штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч расчетных показателей либо лишением свободы на срок от восьми до двенадцати лет с конфискацией имущества.

В соответствие с действующим УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, действия обвиняемых должны квалифицироваться:

  • по статье 319 часть 2 — где предусмотрено наказание в виде лишения свободы VI категории (от 12,5 до 15 лет);
  • по статье 215 часть 3 пункт 2 — где предусмотрено наказание в виде лишения свободы IV категории (от 7,5 до 10 лет) с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет;
  • по статье 320 часть 4 — где предусмотрено наказание в виде лишения свободы IV категории (от 7,5 до 10 лет) с лишением права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет со штрафом IV категории (в соответствие с пунктом 4 части 3 и части 4 статьи 68 УК Кыргызской Республики, не более 110 000 сомов).

В соответствие со статьей 11 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

В соответствие со статьей 12 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, Закон, отменяющий преступность деяния или смягчающий уголовно-правовые последствия преступного деяния, имеет обратное действие во времени, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших его.

Закон, устанавливающий преступность деяния или ужесточающий уголовно-правовые последствия преступного деяния, не имеет обратного действия.

Закон, частично смягчающий и частично ужесточающий уголовно­правовые последствия деяния, имеет обратное действие во времени лишь в той части, которая смягчает эти последствия.

Таким образом, действия Исакова Сапара Джумакадыровича

необходимо квалифицировать по части 2 статьи 43, части 2 статьи 319 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, где квалифицирующими признаками являются организация и руководство коррупцией — умышленным деянием, состоящим в создании противоправной устойчивой связи с несколькими должностными лицами, обладающих властными полномочиями, с отдельными лицами в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества или государства, повлекшее иные тяжкие последствия.

Действия Сатыбалдиева Жанторо Жолдошевича, Калиева Айбека Рыспековича, Авазова Салайдина Абдивалиевича, Назарова Жолдошбека Машыраповича, Бримкулова Темирлана Нургазиевича

необходимо квалифицировать по статье 42 и части 2 статьи 319 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, где квалифицирующими признаками являются соисполнительство в коррупции — умышленном деянии, состоящем в создании противоправной устойчивой связи с несколькими должностными лицами, обладающими властными полномочиями, с отдельными лицами в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества или государства, повлекшее иные тяжкие последствия.

Кроме того, действия Калиева Айбека Рыспековича, в части связанной с автомашиной, необходимо квалифицировать по пункту 2 части 3 статьи 215 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, где квалифицирующими признаками являются — легализация (отмывание) преступных доходов, то есть придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению преступным доходом путем совершения любых действий (операций или сделок) по преобразованию (конверсии) или переводу имущества, если известно, что имущество представляет собой доходы от преступлений, в целях сокрытия или утаивания преступного источника происхождения имущества или оказания помощи лицу, участвующему в совершении преступления, с целью уклонения от ответственности за деяния; либо сокрытие или утаивание подлинного характера источника, местонахождения, способа распоряжения и перемещения имущества, а также прав на имущество или его принадлежность, если известно, что имущество представляет собой доходы от преступлений; либо сокрытие или непрерывное удержание имущества лицом, не участвовавшим в совершении преступления, если лицу известно, что имущество получено в результате совершения преступления; либо приобретение, владение или использование имущества, если в момент его

Действия Лавровой Ольги Владимировны необходимо квалифицировать по части 4 статьи 320 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, где квалифицирующими признаками являются злоупотребление должностным положением — использование должностным лицом, занимающим ответственное положение своего служебного положения вопреки интересам службы, совершенное с целью извлечения выгод и преимуществ для себя либо других лиц или из иной личной заинтересованности либо причинившее по неосторожности тяжкий вред.

Действия Артыкбаева Осмонбека Мамбетжановича необходимо квалифицировать по части 4 статьи 304 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, где квалифицирующими признаками являются злоупотребление должностным положением — использование должностным лицом своего служебного положении вопреки интересам службы, если это деяние повлекло нарушение прав и законных интересов граждан или юридических лиц либо охраняемых законом интересов общества и государства.

В соответствие с частью 8 статьи 49 УК Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, осуждаемым к лишению свободы мужчинам в возрасте более пятидесяти пяти лет и женщинам в возрасте более пятидесяти лет срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока лишения свободы, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

То есть, указанной категории лиц, назначенное наказание не может превышать:

  • по статье 319 часть 2 УК Кыргызской Республики — 11 лет 3 месяцев лишения свободы;
  • по статье 320 часть 4 УК Кыргызской Республики — 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствие с пунктом 3 части 3 статьи 78 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, суд назначает наказание, руководствуясь следующими правилами: если совершенные менее тяжкие и тяжкие преступления являются неосторожными — применяется частичное сложение, а если все менее тяжкие, тяжкие и особо тяжкие преступления являются

умышленными — применяется полное сложение, но срок назначенного окончательного наказания не должен превышать соответственно пяти, пятнадцати и двадцати лет лишения свободы.

Однако, в связи с тем, что данная норма может ухудшить положение обвиняемого А.Калиева, необходимо руководствоваться нормами статьи 59 УК Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, в соответствие с которой, при совокупности преступлений суд, назначив наказание отдельно за каждое преступление, окончательно определяет наказание путем полного или частичного сложения в пределах, установленных статьей 49 настоящего Кодекса.

В соответствие с пунктом 3 части 2 статьи 61 УК Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, предварительное заключение засчитывается судом в срок наказания. При этом один день предварительного заключения соответствует двум дням содержания в исправительной колонии общего, усиленного или строгого режима.

В соответствие с частью 2 статьи 64 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, в качестве дополнительных видов наказания судом могут быть применены: 1) в случае совершения преступления, с использованием служебного положения или возможностей, предоставленных служебным положением, — лишение специального, воинского, почетного звания, дипломатического ранга или классного чина; 2) в случае совершения тяжкого или особо тяжкого преступления — лишение государственных наград.

В соответствие с частью 3 статьи 66 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью назначается в качестве дополнительного вида наказания на срок от шести месяцев до трех лет и в случаях, когда это наказание не предусмотрено статьей (частью статьи) Особенной части настоящего Кодекса, исходя из характера совершенного лицом преступления, которое лицо не смогло бы совершить, не занимая определенную должность или не занимаясь определенной деятельностью.

В соответствие со статьей 97 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, если конфискация определенного предмета, входящего в имущество, указанное в части 1 статьи 96 настоящего Кодекса, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, то суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета.

Обстоятельства, предусмотренные статьей 73 УК Кыргызской Республики, которые могли бы позволить смягчить наказание обвиняемым, за исключением О.Артыкбаева, в ходе досудебного и судебного производства, не установлены.

При этом, государственное обвинение считает необходимым признать обстоятельством, смягчающим наказание О.Артыкбаеву, состояние его здоровья, и частичное возмещение нанесенного ущерба в размере 100 миллионов сомов, которые должны быть направлены в счёт погашения долга перед китайским Эксимбанком.

На основании изложенного,

ПРОСИМ:

  1. Признать Исакова Сапара Джумакадыровича виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 43, частью 2 статьи 319 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет, с конфискацией имущества, с лишением дипломатического ранга Чрезвычайного и Полномочного Посла Кыргызской Республики, присвоенного ему Указом Президента Кыргызской Республики УП №208 от 21 октября 2015 года, с лишением ордена «Манас» II степени, которым он был награжден Указом Президента Кыргызской Республики УП №143 от 18 июня 2016 года, и с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 3 года.

Время предварительного заключения засчитать в срок наказания из расчета один день за два дня.

Меру пресечения, в виде заключения под стражей, оставить прежней.

  •  Признать Калиева Айбека Рыспековича виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 42, частью 2 статьи 319 и пунктом 2 части 3 статьи 215 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, и назначить ему наказание:
  • по статье 42, части 2 статьи 319 УК Кыргызской Республики в виде 15 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 2 года;
  • по пункту 2 части 3 статьи 215 УК Кыргызской Республики в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 2 года.

В соответствие с требованиями статьи 59 УК Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, путем частичного сложения назначенных наказаний, срок окончательного наказания определить в виде 17 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением Почетной грамоты Кыргызской Республики, которой он был награжден Указом Президента Кыргызской Республики УП №183 от 17 сентября 2015 года, и медали «Данк», которой он был награжден Указом Президента Кыргызской Республики УП №256 от 14 ноября 2017 года, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 3 года.

Время предварительного заключения засчитать в срок наказания из расчета один день за два дня.

Меру пресечения, в виде заключения под стражей, оставить прежней.

Конфисковать у Калиева Айбека Рыспековича в доход государства денежную сумму 1 627 801 (один миллион шестьсот двадцать семь тысячи восемьсот один) сом, полученную за продажу гражданке Ж.Амановой автомашины «Тойота Лэнд Крузер Прадо 150» 2011 года выпуска, государственный номерной знак 01 KG 908 ACV, то есть, соответствующую стоимость данной автомашины.

  • Признать Сатыбалдиева Жанторо Жолдошевича виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 42 и частью 2 статьи 319 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, и назначить ему наказание в виде 11 лет 3 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 3 года.

Время предварительного заключения засчитать в срок наказания из расчета один день за два дня.

Меру пресечения, в виде заключения под стражей, оставить прежней.

  • Признать Авазова Салайдина Абдивалиевича виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 42 и частью 2 статьи 319 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, и

110

назначить ему наказание в виде 11 лет 3 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 3 года.

Время предварительного заключения засчитать в срок наказания из расчета один день за два дня.

Меру пресечения, в виде заключения под стражей, оставить прежней.

  • Признать Назарова Жолдошбека Машыраповича виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 42 и частью 2 статьи 319 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, и назначить ему наказание в виде 11 лет 3 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 3 года.

Время предварительного заключения засчитать в срок наказания из расчета один день за два дня.

Меру пресечения, в виде заключения под стражей, оставить прежней.

  • Признать Бримкулова Темирлана Нургазиевича виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 42 и частью 2 статьи 319 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, и назначить ему наказание в виде 11 лет 3 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 3 года.

Время предварительного заключения засчитать в срок наказания из расчета один день за два дня.

Меру пресечения, в виде заключения под стражей, оставить прежней.

  • Признать Лаврову Ольгу Владимировну виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 320 УК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, и назначить ей наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на три года. Меру пресечения в виде подписки о невыезде изменить и взять под стражу из-за зала суда.
  • Признать Артыкбаева Осмонбека Мамбетжановича виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 304 Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года, и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 50 тысяч расчетных показателей, то есть, 5 миллионов сомов, с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на 3 года.

В соответствие с требованиями статьи 349 УПК Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года, меру пресечения, в виде заключения под стражей, отменить и освободить в зале суда. Одновременно избрать в отношении О.Артыкбаева меру пресечения, не связанную с заключением под стражу.

  • Лишить Сатыбалдиева Жанторо Жолдошевича, Артыкбаева Осмонбека Мамбетжановича, Калиева Айбека Рыспековича, Авазова Салайдина Абдивалиевича, Назарова Жолдошбека Машыраповича, Бримкулова Темирлана Нургазиевича и Лаврову Ольгу Владимировну имеющихся у них специальных, почетных званий, классных чинов, а также государственных наград.
  • Взыскать с Исакова Сапара Джумакадыровича, Сатыбалдиева Жанторо Жолдошевича, Артыкбаева Осмонбека Мамбетжановича, Калиева Айбека Рыспековича, Авазова Салайдина Абдивалиевича, Назарова Жолдошбека Машыраповича, Бримкулова Темирлана Нургазиевича и Лавровой Ольги Владимировны в пользу ОАО «Электрические станции» и Министерства финансов Кыргызской Республики ущерб в размере 5 439 527 482 (пять миллиардов четыреста тридцать девять миллионов пятьсот двадцать семь тысяч четыреста восемьдесят два) сома, путем обращения взыскания на имущество и денежные средства.
  • Обратить взыскание на сумму 100 миллионов сомов, внесенную на депозитный счет Г енеральной прокуратуры Кыргызской Республики Артыкбаевым Эмилем Осмонбековичем в счёт возмещения ущерба по данному уголовному делу за Артыкбаева Осмонбека Мамбетжановича и перечислить её в счёт погашения ущерба Министерству финансов Кыргызской Республики.

Государственные обвинители

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.