Парламентские выборы, как похороны надежды

0
573

Депутаты, наконец-то, очнулись от своего политического летаргического сна, вызванного комфортным существованием, которое по сравнению с простыми смертными им обеспечивает большие зарплаты и кучу других «ништяков». Правда, проснулись далеко не все. Только малая часть вдруг осознала, что уже принятый депутатским корпусом и подписанный президентом закон о внесении поправок в избирательный кодекс о повышении избирательного порога до 9 % и залога для партий до 5 миллионов сомов может стать существенным препятствием для прохождения в будущий Жогорку Кенеш ряда партий.

И это не из области – не ошибается тот, кто ничего не делает. Это из области, хотели как лучше, получилось как всегда и сначала сделали, а потом подумали.

Но, факт — депутаты Жогорку Кенеша Мирлан Жеенчороев («Республика — Ата Журт»), Исхак Масалиев («Онугуу-Прогресс»), Жанар Акаев, Наталья Никитенко («Ата Мекен») и Дастан Бекешев направили в парламентский комитет по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту проект поправок к закону, предпологающих снижение избирательного барьера до 5 % против 9 % и, так же, снижение избирательного партийного взноса до 1 миллиона сомов в противовес принятых 5 миллионов.

Наследство Алмазбека Атамбаева

9-ти процентный барьер придумал Алмазбек Атамбаев со своими советниками. Идея была проста и понятна. Есть партия власти — СДПК, ей нужно большинство в парламенте, желательно подавляющее, которое легко сможет «протащить» бывшего президента в премьеры или спикеры. Это уже как бы он сам захотел. В общем, все было направлено для претворения в действие плана по возвращению Алмазбека Атамбаева в политику. Не просто, как аксакала, дающего советы молодым и поддерживающего действующего главу государства, а как вполне себе боеспособную политическую единицу, субъекта, с полноценной возможностью влиять на процессы. А в роли премьера Атамбаев мог бы это делать даже лучше и больше, чем президент, ведь полномочия уже тоже были предусмотрительно перераспределены. Впрочем, большинство экспертов сходится во мнении, что Атамбаеву важны были не столько процессы, сколько потоки. Именно отлучение от «кормушки» и стало тем самым камнем преткновения в противостоянии бывшего президента со своим визави Сооронбаем Жээнбековым.

Но Атамбаева в политике уже нет, а 9% порог до сих пор есть. И непонятна логика Сооронбая Жээнбекова, не имеющего опоры ввиде своей партии, подписавшего закон об увеличении барьера. Наивное представление Белого дома, что можно будет договориться с «чужими» партиями, чтобы кто-то был, так сказать, партией власти, разбивается о факты, связанные с тем же самым Атамбаевым и «его» фракцией и партией СДПК.  «Свои» предали бывшего патрона еще быстрее, чем можно было предположить. Многие встали в очередь, чтобы присягнуть новом хозяину Белого дома еще в период предвыборной кампании. Впрочем, мораль и нравственность никогда не были сильной чертой кыргызской постсоветской политической элиты.

Шансы на то, что власть быстро создаст собственную партию власти за несколько месяцев до выборов, как было в 2007 году с бакиевским «Ак-Жолом», и сумеют ее раскрутить, ничтожно малы. Тогда администрацию возглавлял легендарный МЧС. Сегодня в аппарате президента нет даже приблизительно похожей личности по уровню стратегического мышления и авторитету. Хотя, конечно, партией власти хотят стать многие и обещают и клянутся в верности. Но, как известно, обещать, это еще не значит жениться. И у Жээнбековых нет никакой гарантии, что сегодняшние верноподданные пройдя в парламент ближе к окончанию президентского срока не воткнут нож в спину по старой доброй традиции.

Партии, которых нет

Пропорциональная система выборов в Жогорку Кенеш ничем не отличается от выборов по мажоритарным округам. Потому что партий в Кыргызстане, как таковых, нет. Есть партийные списки, как формат для выборов, а партий нет. Поэтому избиратели и говорят: «Я поддерживаю Текебаева», это значит, что голосовать он будет за «Ата-Мекен» или «я-за Бабанова» — что означает плюс голос за «Республику» и тому подобное. Кто от какой партии пойдет в Жогорку Кенеш – не важно. Ни для электората, ни для самих претендентов на мандаты. Они и сами кокетливо заявляют в СМИ, что просто завалены предложениями от партий и сейчас раздумывают, какую выбрать. А ведь это еще раз демонстрирует, мягко говоря, недопонимание нашей парламентской «илитой», что такое партийная система, что такое выборы по пропорциональной системе и т.д.

Главное, для кандидатов в депутаты – это попасть в список, который утвердили в Белом доме. Потому что административный ресурс — архиважная технология в наше время. Вряд ли белодомовские стратеги, если они вообще есть, будут сегодня формировать политическое поле по принципу – немножко социалистов, немножко националистов, пусть и псевдо, но все-таки, а здесь – партия власти, как консервативная и т.д. Скорее всего, и наши источники в Белом доме это подтверждают, есть списки лояльных лиц, которых перераспределят между партиями, которых решат пустить в парламент. По слухам таких списков – четыре. Из них и будет формироваться будущее парламентское большинство. И новые лица в Жогорку Кенеше VII созыва народ не увидит. Лицо парламента останется таким же – необезображенное интеллектом, без искорки в глазах и реформаторского энтузиазма.

Почему молчит гражданское общество?

Сектор неправительственных и некоммерческих организаций и отдельных правозащитников выборы в Жогорку Кенеш как будто не волнуют. Возможно это связано с тем, что нет грантов от международных доноров и проектов по совершенствованию избирательного законодательства. Это очень тревожный сигнал, означающий, что западное сообщество окончательно поставило «крест» на демократических экспериментах в Кыргызстане. Значит мы больше не являемся моделью в регионе. Тем более в области парламентаризма.

Из подающего надежды «островка демократии» мы превратились в «островок» нестабильности, который всегда трясет, но все противостояния между клановыми политическими группами, не имеют никакого отношения к повышению качества жизни населения.

«Ваш голос очень важен для нас»

Предвыборная пора отличается повышенным вниманием политиков к нуждам народа. Они активно встречаются со электоратом, вкладываются в строительство социально-культурных объектов и щедро раздают обещания. Но попав в парламент быстро о них забывают. И спросить народу не с кого. Потому что закрытые избирательные списки по которым проходят выборы в Жогорку Кенеш делает ответственность перед избирателями не персонифицированной. Значит и представительства никакого в парламенте нет. Часто приходится слышать, что избиратели сами виноваты, в том, что депутатский корпус с каждым созывом все хуже и хуже. Но ведь это политики довели народ до такого состояния, что голос на выборах легко покупается и продается. Население тоже пытается заработать хоть какие-то дивиденды во время избирательной компании, что логично, если учесть уровень жизни наших граждан, особенно на периферии.

Поэтому выборы в Кыргызстане становятся битвой кошельков, влияния, количества родственников, но только не битвой идей, программ и ценностей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.