«Пещерное разделение в обществе на юг и север»

0
580

«Атамбаевские слова и идеи оказались очень заразными, ими заболели не только те, кто недавно собирался во дворе его особняка в Кой-Таше, но даже — и уже очень давно — снобствующие городские интеллектуалы. Бациллы попали в их подсознание, щедро унавоженное природным пещерным трайбализмом: как это какой-то ошский, которого к тому же привел к власти наш человек, будет командовать нами в Бишкеке? Открыто они это не говорят, но придираются к другим поводам, которые скрупулёзно выискивают.

Их и интеллектуалами-то не назовешь, но вот они как-то прихватизировали некую медийную сферу, проводят междусобойчики, обязательно поддерживают друг друга по любому поводу, шэрят посты друг друга и создается впечатление, что они как бы законодатели мод в пространстве общественного мнения…», — написал на своей странице в ФБ Нарын Айып, журналист по следам последних стенаний атамбаевских троллей на события в Кой-Таше.

Тему продолжила Баян Джумагулова, журналист, проработавшая много лет на Радио Свобода. «Делящихся на юг и север еще очень много. Вы только послушайте как склоняют по всем падежам Сооронбая Жеенбекова и всех южан наши сограждане-северяне! Доходит до того, что образованные женщины поносят супругу президента, ее манеру одеваться, высокомерно заявляя без единой тени смущения, что южане «мырки и колхозники, и даже не знают русского языка»! Я в шоке от того, что мои ровесницы, не прочитавшие ни одной книги на родном языке, определяют уровень интеллигентности знанием русского. Я наслышалась такого за эти пару дней столько гадостей в адрес южан, сколько не слышала за всю свою жизнь! Я диву давалась ограниченности нашей т.н. «национальной интеллигенции»! И при этом я рада, что верх одержала здравомыслящая часть общества, которая уже не даст превратить себя в пешку в руках шуркуя-политиков. Я искренне рада этому. Видя это «пещерное» разделение в обществе на «юг и север», я пришла к выводу, что здоровым слоям общества, нужно не переставая и неустанно убеждать на делящихся на юг и север в глубокой ошибочности их убеждений. Я считаю, что такому оголтелому регионализму пора поставить заслон законом, который бы такое деление определил, как «серьезный и недопустимый проступок», который угрожает единству и целостности государства и резко пресекать такие действия будь то в политике, в обществе и даже в семейном и родственном кругу. Мы с южным диалектом, с таласским менталитетом, чуйским либерализмом и иссык-кульской предприимчивостью, с нарынской неторопливостью — мы все один народ Кыргызы. И земля у нас на всех одна. Мы обязаны сохранить кыргызское государство с его древней самобытной культурой и языком для наших детей, внуков, для внуков наших детей», — пишет Баян.

И уже позже в YouTube появилась аудиозапись разговора двух сторонников бывшего президента. Один из них — Фархат Баабиев, активно участвовавший в событиях 7-8 августа в Кой-Таше. Он разговаривает с неким Аманом отмечая необходимость разжигания межрегиональной розни на территории Чуйской области путем избиений, поджога бизнеса и домов выходцев Ошской области. Это вызвало волну дискуссий в социальных сетях.

В связи с этим, ГКНБ назначено лингвистическую экспертизу. По итогам заключения, 20 августа 2019 года, в высказываниях гражданина Ф.Баабиева нашли открытые призывы к возбуждению межрегиональной вражды, насилию над гражданами. А также призывы и намерения, направленные на подготовку государственного переворота и свержения существующей власти путем осуществления погромов, поджогов и массовых беспорядков.

Но все забыли, что тема регионализма возникла не вчера, а с момента занятия офиса президента КР Бакиевым, выходцем с юга. Северяне не могли с этим смириться. Бишкек стал заполняться южанами, бишкекчане негодовали постепенной маргинализацией столицы. Лично я этого никак не могла понять. Ведь эта пропасть разрасталась между югом и севером страны в акаевскую эпоху. Аграрный по большей части юг все больше отдалялся от центра.

И не удивительно, что самая сильная фракция в Жогорку Кенеше всегда состояла из числа депутатов-южан. Пассионарность, присущая им, поддерживалась чувством отдаленности от центра, ущербности в социально-бытовых условиях. Они требовали к себе внимания, может быть, поэтому были самыми политизированными и оппозиционно-настроенными. Это, конечно, Дооронбек Садырбаев, Омурбек Текебаев, Адахан Мадумаров, Турсунбай Бакир уулу и др.

Все забыли и то, что начало свержения бывшего президента Акаева идет с юга. В 2002 году в Аксы Джалал-Абадской области расстреляли группу местных молодых ребят по команде из Бишкека. Мирных демонстрантов. Аксыйские события кровавым пятном легли на совести Акаева. Два года держали в напряжении его режим. А в 2004 г. южане решили совершить свой первый пеший марш на Бишкек. Около 2 тысяч южан пришли к границе Бишкека и были остановлены милицией во главе с начальником милиции Бишкека К. Дуйшебаевым. А подогреваемые властями провокаторы кричали: уходите, южане, отсюда, это наш Бишкек.

А тем временем, как и все двадцать лет с момента обретения независимости, юг оставался дотационной частью страны. Раздираемый близостью с Узбекистаном, недостатком земли, наводнением религиозных эмиссаров, юг Кыргызстана все больше терял идентичность, принадлежность к кыргызской государственности. Этому способствовал и огромный отток этнических киргизов с юга на работу в Россию. Пустующие дома и земли в Джалал-Абаде и Оше стали заселяться узбеками и таджиками. Столкновения на границах между пограничниками периодически усложняли межгосударственные отношения, которые и без того накалились в последние два года в результате споров по поводу воды и строительства Камбараты-1 и Камбараты-2.

Перевод Министерства чрезвычайных ситуаций КР на юг был недостаточен, затягивался перевод Министерства обороны КР в Ош. Необходимость в укреплении юга присутствием государственных учреждений поднималась неоднократно. Ош декларативно уже объявлялся второй столицей, но страх, поселившийся в Бакиеве после попыток захвата Дома правительства оппозиционными северными лидерами, многочисленные акции протестов в Бишкеке в первые годы его правления, по всей видимости, не давал ему уверенности оставить столицу на севере без присмотра. Именно по этой причине его и не поддержал Ош, когда он 7 апреля 2010 г. улетел как бы в южную резиденцию. Это выглядело так, как будто он только что вспомнил о ней. Юг всегда чувствовал себя обделенным, как падчерица.

Я писала это в своей книге «У революций есть начала, но нет конца» еще в 2011 году. Можете ее найти на нашем сайте. Тем более плохо, что это продолжают муссировать. Ведь события 1989 года – Ошские события, и совсем недавние – июнь 2010 года, одна череда. Поэтому безответственность бывшего президента Алмазбека Атамбаева, который должен был все это помнить, увеличивается в разы.

«Нам нужна парламентская республика — это меньшее зло, чем президент, в голове которого колхоз и Кокандское ханство», — сказал Атамбаев еще во время выступления на митинге «За реальную борьбу с коррупцией». Марс Сариев, политолог, так прокомментировал тогда заявление Атамбаева. «Понимая, что, в конце концов, он тоже может оказаться на скамье подсудимых, пошёл на обострение ситуации и, в итоге, забаррикадировался в Кой-Таше. Он понимает, что у него есть определённое число сторонников, хотя этот ресурс и весьма мал. Сейчас в Кыргызстане нет той революционной ситуации, какая была в 2005 и 2010 годах. Но всё-таки он смог мобилизовать часть электората, работая по вектору Север/Юг, запуская в медиапространство высказывания про «Кокандское ханство» и «ошский спецназ». В результате Атамбаев смог создать определённое напряжение».

В итоге один из его сторонников, Фархат Баабиев арестован и будет отвечать за разжигание межрегиональной розни. Будет ли отвечать за это Атамбаев?

Замира СЫДЫКОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.