«Больше года не могу вернуться в Кыргызстан!». Журналист «Франс Пресс» обратился к властям

0
445

Ровно год назад журналисту Крису Риклтону запретили въезд в Кыргызстан. Представителя информационного агентства «Франс Пресс» (AFP), проживавшему больше 8 лет в КР, не впустили в страну. Сейчас он находится в Казахстане.

Он не единственный журналист, которого не пускают в Кыргызстан. В марте 2017 года из страны выдворили собкорра ИА Regnum Григория Михайлова.

Из страны также был вынужден выехать бывший главный редактор газеты «МК-Азия» Улугбек Бабакулов. Он получил политическое убежище во Франции.

Крис Риклтон официально обращался к президенту Сооронбаю Жээнбекову год назад. Однако его письмо проигнорировано. Сегодня он вновь написал обращение к общественности и властям Кыргызстана.

«Больше года, как я не могу вернуться в Кыргызстан! — написал журналист. — Этим письмом я обращаюсь к общественности и ко всем уполномоченным государственным органам Кыргызстана, во власти которых разрешить сложившуюся ситуацию в отношении меня и моей семьи!»

«Я не могу попасть в Кыргызстан, в котором я прожил почти десятилетие, ставший мне таким по-настоящему близким, и с которым меня теперь связывают прямые родственные отношения.

9 декабря 2017 года сотрудники пограничной службы в аэропорту «Манас» сообщили, что мне ограничен въезд в Кыргызстан. Какой государственный орган или кто персонально запретил мне въезжать в страну, равно как и причины такого непонятного и неожиданного запрета, мне никто не объяснил.

Никакого процессуального документа (решение суда, предписание уполномоченного госоргана) сотрудники мне не предоставили, а лишь предписали покинуть страну.

Направив запрос в Государственный комитет национальной безопасности Кыргызской Республики, в ответе они указали, что я будто бы нарушил миграционное законодательство, а именно отсутствовала виза на пребывание. Как утверждается в ответе ГКНБ, я был якобы привлечен со стороны милиции к административной ответственности, после чего на мое имя была оформлена выездная виза сроком на 1 месяц, будто бы проигнорировав которую, я продолжал пребывать в стране, в связи с чем мне и ограничили въезд в страну, ссылаясь при этом на п.4 ст.7 Закона «О внешней миграции».

Следует заметить, при этом государственный орган не предоставил мне никакого письменного процессуального документа в подтверждение того, что написано в своём ответе.

После обращения с запросами в Министерство внутренних дел, Министерство иностранных дел и Государственную регистрационную службу, для подтверждения или опровержения изложенных в письме доводов, в МВД, ответили, что меня к административной ответственности не привлекали, и более того, какими-либо компрометирующими материалами в отношении меня не располагают.

Выездная виза со стороны МИД и ГРС в отношении меня также не оформлялась, это подтверждают их ответы. Более того, согласно инструкции о порядке оформления и выдачи виз Кыргызской Республики: «выездная виза оформляется сроком действия до 10 дней», — а не 30 дней, как указывает в своем ответе ГКНБ.

Если бы с моей стороны было нарушение хотя бы одного из пунктов Закона КР «О внешней миграции», то ГКНБ должен был вынести предписание с указанием нарушения и проставить штамп у меня в паспорте с указанием срока запрета на въезд в Кыргызстан. Но такого штампа у меня в паспорте нет, и я до сегодняшнего дня не могу получить хоть какой-нибудь официальный документ в подтверждение голословных утверждений о моих мнимых правонарушениях.

Мой паспорт, является свидетельством того, что миграционных нарушений с моей стороны никогда не было.

Я, находился в Кыргызстане последние несколько лет в рамках безвизового режима, который действует между Великобританией и Кыргызстаном.

Убедившись в своей правоте и подкрепив их ответами от соответствующих госорганов, я через своего представителя в Бишкеке решил обратиться в суд и оспорить действия госкомитета нацбезопасности.

Мое заявление рассматривал судья Алымкулов А.Б., на первом же судебном заседании представитель ГКНБ просил суд прекратить дело, ссылаясь, на то, что я якобы пропустил срок обжалования, но судья отказал ГКНБ.

После госкомитет ходатайствовал о закрытом судебном заседании, так как документы в отношении меня носят гриф «секретно». Судье Алымкулову пришлось удовлетворить их просьбу и в то же время передать дело другому судье, так как у него на тот момент не было полномочий рассматривать дела с засекреченным документам.

Так, дело было передано судье Эшалиеву А., который 18 октября, не взирая на отсутствие по уважительной причине моего представителя, о чем судья был оповещен еще 15 октября, принял решение в пользу госкомитета. Судебные заседания длятся с апреля 2018 года, за этот период госкомитет не предоставил ни одного доказательства законности ограничения мне въезда в страну, а судья при первом отсутствии моего юриста принял решение в пользу госкомитета.

Притом Эшалиев даже не уведомил нас о том, что с его стороны вынесено решение. О решении мы узнали совершенно случайно от секретаря судьи.

Моим представителем уже подана соответствующая жалоба в городской суд. Я очень надеюсь, что судебная коллегия городского суда, вынесен справедливое решение.

На сегодняшний день Кыргызстан — это единственная страна в СНГ, которая ограничила мне въезд. При этом у меня как у журналиста есть постоянная аккредитация в Казахстане, где государственные органы не препятствуют моей работе.

Также, я получил аккредитацию во всех других государствах Центральной Азии (Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Туркменистане) и России.

Переезд в Казахстан повлиял, прежде всего, на мою дочь и жену – граждан Кыргызстана. У них теперь нет возможности ежедневно видеться с родственниками и друзьями.

Я прошу кыргызстанскую общественность обратить внимание на сложившуюся со мной и моей семьёй ситуацию, а высоких должностных лиц, облечённых властью, — взять её под личный контроль и разобраться в ней и восстановить мне доступ в Кыргызстан!»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.