Когда падают горы (Вечная невеста)

0
58

«Плаха», вышедшая в 1986 году, было последнее произведение Чингиза Айтматова, вызвавшее бурю обсуждений. Роман «Тавро Кассандры» прошел практически незамеченным. Для многих читателей последняя встреча с автором состоялась больше 20 лет назад. Ч. Айтматов так долго молчал. А нового романа писателя пришлось ждать более десяти лет — без уверенности, что удастся дождаться. Дело не в возрасте, а скорее в количестве и качестве уже написанных шедевров — от сурового реализма, проникновенного лиризма и восторженного романтизма ранних повестей до избыточной многозначительности и публицистического накала поздних романов-притч, в которых действовали Понтий Пилат и лишенные памяти биороботы-манкурты. Однако Айтматову нашлось что добавить. Старые мастера пера обычно нечасто балуют своих почитателей новыми шедеврами. Роман «Когда падают горы (Вечная невеста)» Ч. Айтматова появился незаметно. Он был написан писателем за рубежом, в Брюсселе, и издан в феврале 2006 года. Последнее творение автора «не раскручивалось» ни в печати (напечатано небольшим тиражом за границей), ни в средствах массовой информации. Этому много причин. Во-первых, пришло другое время, а значит, и другое литературное пространство: Ч. Айтматов — русскоязычный писатель не нужен ни в России, ни у себя на родине — в Кыргызстане. Во-вторых, и это самое главное, «литература перестала быть событием: очень много событий вокруг» (из интервью с Мариэтой Чудаковой программе «Рожденные в СССР» 25.04.2008 г.). Поэтому роман «Когда падают горы (Вечная невеста)» не привлек особого внимания критиков.

И вот осенью 2008 года во Франкфурте в Германии состоялась Международная книжная ярмарка. На её стендах новая книга Ч. Айтматова “Когда падают горы (Вечная невеста)” — о снежном барсе и отчаянном его двойнике-защитнике — журналисте, изданная в Санкт-Петербурге, занимала почетное место и была показана 1 каналом российского телевидения крупным планом. Этот факт уникален тем, что впервые в литературной классике создано произведение о судьбе снежного барса, который в древности был тотемным животным у киргизского народа. Даже род первого исторически достоверного верховного правителя киргизов именовался Барс, а Кагана — правителя енисейских кыргызов звали Барс-Бег. Теперь народ поклоняется доллару, а не барсу. Кто как не Айтматов должен был создать произведение, которое способно поднять дух народа, ответственного за судьбу снежного барса именно сейчас, когда рынок и соображения выгоды способны уничтожить последних снежных кошек Тянь-Шаня. Поэтому, барс после коня-иноходца Гульсары, Рогатой матери-оленихи, буранного Каранара, волчицы Акбары (“Ак бөрү” – К. И.) – этих природных символов национально-этнической субстанции и стал главным героем итогового романа Айтматова наравне с человеком.

Одна из основных тем книги — глобальные масштабы браконьерства, против которого выступает журналист Арсен Саманчин. Главный герой, образованный и благородный человек выступил не только против саудовских нефтяных принцев, охотящихся на снежных барсов, но и против своих же земляков, ступивших на преступный путь. Барс в романе – аллегория, идеализированный образ героя из красивой сказки, совсем далекой от науки. Что же, он имеет на это право. Ради спасения этого не просто животного, а тотемного животного, его нужно было делать сказочно-сакральным и очеловеченным. Как верно заметили критик Владимир Огнев и писатель Александр Эбаноидзе: «…Арсен Саманчин — наш современник, волею судьбы вступивший в неравный бой, если воспользоваться словами Велимира Хлебникова, «с прибоем рынка в поединок»… В романе «Когда падают горы (Вечная невеста)» конфликт, вызванный нравственными гримасами и социальными перекосами наших дней, воспроизведен по-айтматовски крупно и сильно; опять мощно звучит пантеистическая тема, и то затихает, то крепнет мотив старинной легенды, вынесенной в заглавие.

Роман «Когда падают горы (Вечная невеста)» ставит и отвечает на основные для Айтматова и его почитателей вопросы: каков сам писатель-человек ныне, каков момент истории, к каким пониманиям смысла жизни и всего он вышел? Что несет и каков его сказ, «конечный вывод мудрости земной»? Это стих из заключительного монолога Фауста у Гете. Сам Айтматов уже в возрасте Гете и Толстого. Он маэстро и мудрец — аксакал, по словам Г. Гачева (Айтматов Ч. Т. Когда падают горы (Вечная невеста) : роман, повесть, новелла /; предисл. Г. Гачева. — СПб. : Азбука-классика, 2007., с. 6). И писатель уже может позволить себе как бы мысленный эксперимент последнего шага, последнего экзамена человека в жизни: каков ты, каким стал — скажется в том, как ты уйдешь.

Главные персонажи романа — снежный барс Жаабарс и журналист-сценарист Арсен Саманчин, во многом — это ипостаси самого Ч. Айтматова последних десятилетий жизни (после распада Советского Союза). Перед всеми — и героями, и писателем — радикальное изменение обстоятельств существования. На дворе 90-е годы… Кругом всеобщий хаос: обнищание народа, обесценивание денег, разрушенные связи, предприятия простаивают, безработица, кризис человечности и духовности. В целом, упадок во всем, разгул вседозволенности и преступности. На фоне утраченного возникают новые сферы деятельности, люди, имеющие способности к бизнесу осваивают ни кем незанятые ниши. Например, как дядя главного героя придумывает организовать новое и прибыльное дело: охоту на снежных барсов, на которую приедут миллионеры из-за границы. Клиент не заставит себя долго ждать. Только человек предполагает, а Бог располагает… Даже когда, казалось бы, все предусмотрено, люди, находящиеся на грани нищеты и отчаяния могут дойти до чего угодно. Как сказано в аннотации к книге «Когда падают горы (Вечная невеста)»: основное действие романа Чингиза Айтматова происходит высоко в тянь-шаньских горах, где пересекаются трагические пути двух страдающих существ — человека и барса. Оба они жертвы времени, жертвы обстоятельств, заложники собственной судьбы. Желание мести приводит Арсена Саманчина, известного журналиста, в родное селенье, где для саудовских нефтяных магнатов организована охота на снежных барсов… Герой приезжает в горы, еще не зная, что встретит здесь свою последнюю любовь, а, возможно, и смерть. И все драматическое повествование пронизывает легенда о Вечной невесте, которая чудесным видением появляется на заснеженном горном перевале…

Что касается сюжета: известный журналист и в известном смысле (да проститься за невольный каламбур) литературный двойник самого Айтматова — Арсен Саманчин расстался со своей любимой женщиной, звездой оперы Айданой. Точнее, Айдана (Айа) бросила Арсена, ушла петь попсу на стадионах и в ресторанах. Арсена приглашают поработать переводчиком у арабов, приехавших в горы поохотиться на снежных барсов. В горах Арсен встречает новую любовь. Чем все закончится? Об этом сказ последнего, итогового и прощального романа Айтматова. Основные мотивы: дикий капитализм калечит души. Нужно думать о Духовности. Раньше было не так плохо по сравнению с сегодняшним днем. Природу нужно беречь. Древняя мудрость дана не просто так, к ней нужно прислушиваться. Стиль обличения пороков капитализма и бездуховности напоминает, а иногда и превосходит советскую пропаганду образца 70-х годов.

Как всегда, Айтматовым поднято множество вопросов и проблем: штормы глобализации и цунами маскультуры, хлынувшие мощными потоками-потопами с западного полушария, онтологическо-экзистенциалистская дилемма — убить или быть убитым, стоят ли деньги мечты, допустимо ли отнять-забрать излишки у богачей, когда твоим детям нечего есть и нет никакой надежды, как защитить природу от произвола человека. Всего и не перечислишь, но главное — Айтматов нам показывает, как любовь делает человека лучше, облагораживает душу, как благодаря этого возвышенного чувства желание убить зарвавшегося богатея трансформируется в желание спасти гораздо более богатых людей, как она способна соединить души и мысли людей на любых расстояниях. В книге выделяется три линии повествования: жизнь барса, жизнь Арсена, легенда о Вечной невесте. Жизнь Жаабарса: о вожделениях, мечтах-грезах, печалях, о желании самки и о процессе совокупления особей данного вида. Судьба изгоя в отторжении от стаи очень печальна; с тоской и грустью в груди читаешь строки про животного, покинутого маткой-барсихой.

«Такое случается, когда исподволь наступает старение. К этому шло давно. Никому не стало прежней нужды в нем после того, как прибился к его барсихе новый барс, из молодых. Схватка была страшная, но одолеть соперника не удалось. Потом еще сошлись, грызлись насмерть, и опять отогнать чужака не получилось. Тот кривоухий (одно ухо у него было изодрано, видимо, в прежних драках) оказался на редкость злобным, неутомимым, настырным зверем, пристал к барсихе, все лез к ней, притирался, заигрывал, угрожал. И все это на виду у Жаабарса. Наконец и сама матка-барсиха, с которой Жаабарс после первой самки, погибшей при землетрясении в горах, долго жил вместе и дважды плодил потомство, ушла с новым самцом, с кривоухим. Уходила демонстративно, то повиливая хвостом налево-направо, то поджимая его, то вскидывая вверх, то выкручивая дугой, потиралась боками и плечами о нового напарника. Ушла и глазом не моргнула…а он остался один, покинутый, отторгнутый от главного своего предназначения, — в борьбе за продление рода природа всегда на стороне свежих прибывающих сил» (Чингиз Айтматов. Когда падают горы (Вечная невеста). – Бишкек: Турар, 2012., с. 7).

А главный герой Арсен Саманчин, известный журналист и состоявшийся человек переживает свою субъективную драму. Его тяготит, что деньги решают все, что он не может с неба звезды достать, чтоб единственным стать для той, с которой мечталось не только о совместной жизни, но и о постановке оперы «Вечная невеста», основанной на древней легенде. Основной сюжет связан с «независимым журналистом» Арсеном Саманчиным, выходцем из горного аила, но добившимся больших успехов в профессии. Однако не в личной жизни. После развода с женой Арсен встретил и полюбил оперную певицу, однако она, его Айдана, его Айа, точь в точь как матка-барсиха Жаабарса, уходит, предпочтя опере эстраду, творческому труду — легкие заработки, а самому Арсену — воротилу шоу-бизнеса Эрташа Курчала, в прошлом посредственного актера. Арсен из ревности хочет убить разлучника, и чтобы раздобыть оружие, соглашается стать переводчиком на охоте, которую для арабских миллиардеров организует в горах Киргизии его дядя. Только потом, когда уже поздно отступать, Арсен узнает, что его бывший одноклассник, прошедший Афганистан, замыслил захватить арабов в заложники и потребовать выкуп. Чтобы это предотвратить, Арсену приходится пожертвовать жизнью, хотя как раз накануне гибели он встречает в родном аиле Элес, влюбляется с первого взгляда, и прощает, и бывшую неверную возлюбленную, и воротилу, и арабов, и одноклассника-террориста.

Мифологический план представлен мифом-рассказом о Вечной Невесте. Автор очень вдохновенно и неоднократно описывает его в нескольких местах своего повествования: смелый и богатый охотник полюбил девушку из соседнего аила, она ответила взаимностью, все готовились к свадьбе, но клеветники-завистники сообщили жениху, будто невеста убежала с бывшим возлюбленным. Жених в отчаянии бросился в горы и обрек себя на вечное одиночество, не в силах постичь бездны людского коварства. Узнав об этом, невеста отправилась за ним и с тех пор бродит по горам в поисках своего жениха. На этот поэтичный сюжет Арсен Саманчин мечтал поставить оперу, договорился с композитором, а главную партию должна была исполнить его Айа. Но Айа стала петь вместо оперных арий попсовые песенки про лимузин (причем, что особо подчеркивает автор — пела она их на узбекском языке), и мечта осталась мечтой. А воплощением Вечной Невесты оказалась новая возлюбленная Арсена — Элес.

Как известно, в свое время З. Фрейд выдвинул теорию о том, что деятельность человека обусловлена переплетением сил «инстинкта жизни» (Эрос) и «инстинкта смерти» (Танатос). Эти полярные силы являются основными бессознательными влечениями, предопределяющими всю жизнедеятельность человека. В рамках этой гипотезы влечение к сохранению жизни лишь обеспечивает живому организму собственный путь к смерти, что было сформулировано Фрейдом в виде положения «целью всякой жизни является смерть», причем жизненный путь является ареной борьбы между Эросом и Танатосом. В психоанализе существует идея, что в человеке происходит вечная борьба (дуальность) Эроса и Танатоса, то есть влечения к любви и влечения к смерти. Она не является исключительно плодом чьих-то размышлений, но регулярно подтверждается в практике психологов и психиатров. Суть в том, что практически везде, где возникает любовь, автоматически появляется очень мощная программа на саморазрушение или разрушение другого человека. А самым сложным испытанием является так называемый «любовный треугольник» — одна из структур управления людьми Танатосом, который, скорее, правильнее назвать «треугольником смерти». Сохранить любовь и взаимное уважение участникам треугольника крайне сложно. Точнее, не так и сложно, но «эго» и негативные культурные влияния, прописанные в сознании людей, заставляют всех поступать по разрушительным сценариям.

Кстати, вся активно продвигаемая европейская культура с трагедиями и мелодрамами на почве «любви» — как раз восходит к структуре Эрос-Танатос. Земным воплощением Танатоса был, например, Фрэнсис Бэкон, пьесы которого подписаны именем Шекспира. Количество смертей на почве отношений между мужчиной и женщиной в них зашкаливает. И в принципе, многие из этих сюжетов (Отелло, Ромео и Джульетта и т.д.) могут послужить отличной иллюстрацией к теме Эрос-Танатос.

И в «Вечной невесте» автор представляет совершенно параллельные два «любовных треугольника». Первый из мира природы — Жаабарс, его возлюбленная и молодой кривоухий барс. Первого можно считать идеалистом от природы. Он воспринимает мир и все окружающее через призму вечности. Кривоухий живет только настоящим, для него мир измеряется только молодостью, ловкостью и силой. Она отдает предпочтение силе и молодости, «вселенской музыке жизни, великой увертюре совокупления … так было, так вечно будет, и нет тому суда. Второй «любовный треугольник» тоже распадается. Женщина выбирает между идеалистом и властелином жизни: идеалист проигрывает. В том и трагедия времени, по Айтматову, что люди стали жить звериными инстинктами — выживает сильнейший, главное, чтобы сытно и комфортно, — а вечные ценности им не нужны, ведь от них нет никакой пользы. Не нужна Айдане легенда о Вечной невесте, не будет она воплощать ее на сцене — это не нужно да и не прибыльно сегодня.

Оба отвергнутых героя уходят в горы, чтобы слиться с природой навсегда, умереть достойно в последней битве за свои идеалы: «Никто — ни человек, ни зверь — не мог знать, что предстояло им впереди. И не было, казалось бы, между их судьбами никаких связующих мотивов, никаких совпадений, но обстоятельства, в силу которых ничего не ведающие друг о друге существа, человек и зверь, оказались под оком одной и той же судьбы, уже вызревали в лонах их жизненных стихий. Чего не бывает на свете». А впереди была смерть – Танатос.

Роман «Когда падают горы» заканчивается не смертью главного героя, что кажется логичным, а написанным им рассказом, выполняющим функцию эпилога произведения. Но несмотря на то, что эпилог сюжетно не связан с самим романом, он является его необходимым продолжением, так как именно в нем до конца раскрывается авторская идея. Лейтмотивом романа звучит вопрос «убить — не убить», который играет особую роль в судьбе главного героя и занимает центральное место в рассказе-эпилоге. Как ни странно, этот исторический план звучит достовернее, возможно, это самый приличный фрагмент романа. Он вводится в качестве эпилога (вместо эпилога) как рассказ «Убить-не убить», написанный Арсеном Саманчиным по итогам встречи в поезде с ветераном войны и опубликованный уже после смерти Арсена его последней возлюбленной, которая здесь, в эпилоге, фигурирует под именем Элес Жаабарсова. Герой рассказа, странноватый паренек Сергей, которого за мечтательность все зовут Сергий (снова аналогии с «Плахой», Сергий — вариант Авдия Калистратова). Провожая его на войну, мать обращается к нему с просьбой никого не убивать, а отец — убить врага, чтобы выжить самому, и герой оказывается перед выбором — отказаться от убийства и погибнуть или убить и жить убийцей. Фрагмент «Убить — не убить» по стилистике выгодно отличается от всего остального текста, хотя пафосом и многословием тоже отчасти страдает.

В общем, получилось интересное произведение, если не принять во внимание скомканный конец, ожидаемую развязку и чрезмерную драматичность фабулы вкупе с излишними подробностями в первой половине романа. Но роман в целом — штука совсем неудобоваримая. По структуре и содержанию книга «Когда падают горы (Вечная невеста)» во многом повторяет другие романы Ч. Айтматова, в первую очередь, — «Плаху». С идеей романа все понятно еще в начале второй главы: «Думалось, верилось, что в конце концов истина восторжествует. Ведь она не может умереть. А значит, живи и всякий раз доказывай истину — для того и существуем, так велено свыше. Только вот что есть истина?..» — параллели с «Плахой» прямые. С композиционной конструкцией тоже. То есть, в современном плане пересекается линия человеческой жизни с линией жизни персонажа-животного, а внутри текста через вставные новеллы присутствуют мифологический и исторический планы.

Два брошенных, отвергнутых существа: человек и барс, одержимых ненавистью, ревностью и только на грани смерти находящие покой и умиротворение. Чувствуется, что эти двое покинутых и отвергнутых теми, кого любили, однажды встретятся. Вообще интересно автор на протяжении всего романа обращается к теме судьбы и её определяющего значения в жизни каждого живого существа. Невидимые нити связывают каждого с тем, с кем предначертано встретиться и шаг за шагом они продвигаются к этому. Существует одна непреложная данность, одинаковая для всех и всегда, — никто не волен знать наперед, что есть судьба, что написано ему на роду, — только жизнь сама покажет, что кому суждено, а иначе зачем судьбе быть судьбою… Так было всегда от сотворения мира, еще от Адама и Евы, изгнанных из рая, — тоже ведь судьба — и с тех пор тайна судьбы остается вечной загадкой для всех и для каждого, из века в век, изо дня в день, всякий час и всякую минуту…

Вот и в этот раз так же обернулось. Жаабарс — снежный барс, а еще называют его «кар кечкен илбирс», что означает — «по грудь идущий в снегу», …постаревший, изгнанный из стаи, потерявший привлекательность для барсих, бродит по ущелью в одиночестве и попадает в зону внимания загонщиков, готовящих охоту для приезжих арабских бизнесменов. Как и Арсен Саманчин, Жаабарс отвергнут своим сообществом, на него объявлена охота, и в итоге, оба подстреленные, они умирают в заминированной пещере в объятьях друг друга. Ч. Айтматов и в позднем творчестве верен своему принципу соотношения человеческой и животной жизни: тут сравнивается отшельничество и усталость, старость некогда сильного горного барса Жаабарса и молодого, отчужденного от мира журналиста. Сюжет не может не напоминать «Плаху», он перекликается с ним, мы лицезреем параллель, вбирающую две судьбы, человека и зверя, встречу барса с Арсеном, как и волчицы Акбары с Авдием.

Вот так, называемый прогрессом развитие человечества губит и животных и людей. Сюжет, положенный в основу романа сам по себе оказался интересным и непредсказуемым. Вечная невеста из старинной легенды, Жаабарс и другой герой, журналист Арсен, в финале встретились друг с другом, для того чтобы понять, что есть судьба и почему мир устроен так странно, но и по-своему справедливо. За историей о неприспособленном к современной жизни журналисте Арсене, за рассуждениями о диком капитализме Айтматов спрятал свои мысли о судьбе человечества и воспарил над злободневными проблемами, и снова написал философскую книгу.

«Горькие мысли Арсена о власти денег, о проклятой попсе, которая ему, ценителю истинного искусства, противна, составляют львиную долю текста. Но происки коварных бизнесменов, один из которых — родной дядя Арсена, обречены, ибо судьба все равно распорядится по-своему. И Арсен, и Жаабарс, и городские жители, и крестьяне, и охотники, и даже двое арабских принцев вроде бы умеют планировать свою жизнь. У кого-то больше амбиций, у кого-то — меньше. Но все они становятся песчинками в круговороте мироздания и отступают перед натиском судьбы, внутренне осознавая, что так и должно быть. И Вечная невеста из любимого Арсеном предания, которая в незапамятные времена тоже стала жертвой рока, вновь возвращается на землю, чтобы с грустью увидеть, как рушатся людские надежды» (Виталий Грушко. — Узоры судьбы, Дружба народов., 2006, № 7).

История любви прекрасного юноши, охотника, и девушки, которых разлучила человеческая зависть. Юноша исчез, а девушка все равно его ждет. «Вечная невеста» — это символ чистоты, верности и любви. Любовь — вершина человеческой жизни. Это та высшая точка, в которой человек достигает своего предназначения. Но злые силы в душе направлены на разрушение того лучшего, что дано человеку. В книге то же самое произошло: любовь на грани своего торжества оказалась разрушена, опоганена, оскорблена. И жених, охотник, плюнул на все, исчез, а невеста, тем не менее, его ждет. Злые силы разрушили союз сердец, но добро все равно победило, это добро в бесконечном стремлении ее навстречу ему. Это, конечно, не реальная киргизская легенда, автор ее сам мифотворец-мудрец Айтматов. Но какие-то похожие отзвуки есть в народной памяти, в сказках и преданиях.

В этой связи, не лишним будет также вспомнить о Каббале – мистической традиции иудаизма, где есть представление о «Шехине». Это присутствие Бога на земле. Она нередко изображалась как женский аспект Бога. Некоторые каббалисты даже представляли мужской и женский аспекты божества в соитии – как образ целостности и воссоединения. В некоторых версиях Шехина предстает скитающейся по миру невестой, заблудившейся и оторванной от Божественного мира, но стремящейся вернуться к своему источнику. Каббалисты верят, что точное соблюдение законов Моисея может положить конец изгнанию Шехины и возвратить мир Богу. В библейские времена древние евреи осуждали местный культ богини Анат, подобным же образом скитавшейся по свету в поисках своего Божественного супруга и в конце концов торжественно воссоединявшейся с Баалом. Но когда иудеи попытались найти способ для выражения собственных мистических прозрений, этот языческий миф, прежде казавшийся им отвратительным, получил молчаливое одобрение даже со стороны ортодоксального большинства (Карен Армстронг. – Краткая история мифа, М. : Открытый мир, 2005., с. 120-121).

В летучем образе Вечной невесты, в идейном содержании этой притчевой мифологемы живет извечная боль разлуки и жертвенной расплаты за всегдашнюю агрессивность и завистливость людского мира. Добро неизбежно расплачивается за зло. Вечная невеста не может примириться со злом, воспламененным ненавистью и завистью, она хочет спасти, вернуть жениха-охотника из его отшельничества в жизнь какая она есть, и в этом спасительном порыве, в стремлении к истине нет предела человеческому духу ни во времени, ни в пространстве. Всегда так было и всегда так будет в людском роду. И оттого Вечная невеста, спасенная рекой, стала символическим образом на все времена. Данная мифологема красной нитью проходит через все произведение автора.

Подвиг Арсена Саманчина становится продолжением этого символического образа для живых киргизов. Его нашли в пещере мертвым вместе с умирающим снежным барсом, «и тогда зарычал Жаабарс глухим стоном: «Зачем, зачем, вы здесь? Что вам тут надо? Не мешайте, скоро горы рухнут, и вам тоже будет худо». Роман начинается и заканчивается двумя образами: человеком и снежным барсом, их кончиной. По замыслу писателя — такой трагический конец, есть попытка дать шанс живущим не забывать, зачем мы приходим в этот мир. Надо любить свой край, в котором жили наши предки. Задача всего человечества сохранить Родину предков. В противном случае горы тоже могут падать, как падает внутренний стержень человеческого рода. Люди традиционно почитали горы как места священной силы и духовного возвышения. Синай и Сион на Среднем Востоке, Олимп в Греции, Кайлас на Тибете, Тянь Шань в нашей стране, Фудзи в Японии, пики Сан Франциско в Аризоне – все приобрели особый статус как природные объекты религиозного почитания. По всему миру люди традиционных религиозных культур смотрели на горы как на символы своих высочайших духовных целей и устремлений. Когда мы восходим на гору, вне зависимости от того, как далеко может простираться наш взгляд, что-то таинственно-сакральное всегда лежит спрятанным за следующим горизонтом. Во встрече со священным мы внезапно интуитивно понимаем реальность, которая распространяется за пределы того, что мы знаем или когда-либо сможем понять.

Священное – это не просто неизвестное, но неизвестное, которое мы считаем конечной реальностью. Как историк религий Мирча Элиаде написал: “священное эквивалентно силе и в конечном анализе – реальности”. Горы помогают нам вернуть это чувство свежести и чуда, которым обладает ребенок. Они пробуждают нас к более глубокой реальности, спрятанной в мире вокруг нас, даже в городах, далеко от вида самих пиков. Движимые таинственной силой этой скрытой реальности, мы восстанавливаем видение и удовольствие детства, усиливаемые опытом и пониманием зрелости. С глазами яркими и чистыми, сердцами открытыми и свободными мы снова стоим в начале и у истока всего, что есть и всего, что может быть. Рассматриваемое как духовный путь, восхождение на гору символизирует путь, который ведет к источнику нашего бытия, трудности восхождения представляют усилия и жертвы, требуемые для того, чтобы вступить в контакт с более высокой реальностью, которая раскрывает нашу глубокую природу.

В автобиографических рассказах о своей юности Ч. Айтматов нередко упоминает о родных горах. Он с любовью рассказывает о том, как весело было проводить летнее время в горах, о джайляу и других прелестях горного пространства. В своих произведениях он глубоко семантизирует образ великих вершин, они выступают в качестве символа родины, величия, устремления к высшему. К примеру, он пишет следующее: «Небесные горы – это колыбель киргизов, а снежные лавины – драконы гор». И в то же время внутренняя форма образа вершин содержит символику народного плача, потери и опасности. Именно поэтому перед началом пути люди читают традиционные заговоры, обращения к духам гор. Строка одного из таких заклинаний послужила названием последнего романа Ч. Айтматова «Когда падают горы (Вечная невеста)». Концептуальным ядром произведения становится парадоксальная идея, вернее вопрос: отчего вековечные, крепкие горы должны упасть? Ведь падение связано не с землетрясением, ни с каким-то другим природным катаклизмом. Эта катастрофа связана с оскудением духа человеческого, с изменением его ментальности, его гонкой за длинным рублем. Трагедия духа человеческого – это трагедия гор: горы падают, разрушаются, как падает, деградирует человек. Здесь мы наблюдаем как метафора, семантически разрастаясь в контексте романа, восходит к емкому грандиозному символу.

Жаабарс и Арсен Семанчин – два главных героя, жизнь и судьба которых сплелись воедино и вопреки всему с родными горами: оба тосковали по былым временам, по своим подругам и по былому счастью, каждый из них мечтал о достижении своей вершины: «Зрела наперекор всему – сила внутренняя, неодолимая, повелевающая как можно скорей покинуть здешние места, эти горы и ущелья, ставшие для него злополучными, исчезнуть навсегда, безвозвратно, удалиться в иной мир, который находился не где-нибудь, а за перевалом, за великим перевалом поднебесного вечно снежного хребта». Образ вершины, горы в романе амбивалентен, семантически многопланов: он таит воспоминания о днях счастья, любви, которые барс испытал в горах со своей самочкой, и в то же время именно здесь, в родных местах, судьба предопределяет ему познать горчайшие минуты уходящей в небытие жизни. Рождение как бесценный дар природы и смерть как вечно длящееся забвение составляют важнейшие полюса универсальной антитезы, входящей в число бинарной классификации. Непокорность и покорность, мужество и слабость, цветущая юность и старость, устремленность ввысь и неумолимое падение – все сплелось, соединилось в парадигме образа гор в романе Ч. Айтматова. Автор подчеркивает национально-культурную специфику существования человеческого рода, то есть «тут, как всегда, история людских страстей — коварства и жажды власти. Так было во все времена».

Завершается роман презентацией еще неопубликованного рассказа Арсена Саманчина «Убить — не убить!». Эпиграф рассказа: «И только солнце останется не забрызганным кровью и конь ускачет без седока» (предсказание цыганки). Но читатели остаются всегда, как при жизни автора, так и — еще больше — после его смерти. И, как указано в записной книжке Арсена Саманчина, я буду читать вслух «Убить-не убить» на фронтовых кладбищах. И слышу зов Вечной невесты, о которой так много рассказывал покойный Арсен Саманчин! И я с ней.

Как бы то ни было, Айтматов по своей природе все же — акын, поющий вечную песню о вечном. В то же время он обращается к самым простым обычным моментам в жизни людей, неважно, мужчин или женщин — к теме личных отношений, к теме любви и верности, измены и предательства, к теме сиюминутного и наносного.

А над всем этим величаво и вековечно высятся горы Тянь-Шаня… И бродит по их снегам снежный барс, с вершин и перевалов взирая на людскую суету и возню жёлтыми мудрыми глазами…

«Вечную невесту» можно было бы упрекнуть в излишней публицистичности и злоупотреблении мелодраматическими эффектами — но многомудрый автор умело уравновешивает самые рассудочные и рискованные с точки зрения хорошего вкуса пассажи картинами памиро-тяньшанских отрогов и описаниями яростной любви снежных барсов. Впрочем, даже поучения у него выглядят убедительно и не вызывают аллергии — наверное, именно этим и определяется классик.

Поражает знание автором современных реалий. Главный герой приходит в самый крутой ресторан города (подразумевается Бишкек) и садится поближе к сцене. «Предстоял, что называется, «прямой эфир», ибо в ресторанах подобного ранга, как известно, предпочитают живую рок-музыку с выступлениями приезжих и местных «звезд». При этом под «прямым эфиром» автор явно понимает «живой звук», а под «рок-музыкой» — попсу в стиле «я тебя любила ла-ла-ла».

Странные диалоги Арсен ведет и со своей любимой Айданой. Они поехали в немецкий город Хайдельберг, где Айдана, в то время звезда оперной сцены, дала единственный концерт. Шикарная гостиница, прием по высшему разряду и все такое. Вечером они пошли погулять в «хайдельбергский парк, где, уединившись, беседовала между собой влюбленная пара, все больше проникаясь взаимной тягой друг к другу и находя все больше взаимопонимания. Там Арсен рассказал Айдане легенду о Вечной невесте. Итак, два современных человека в возрасте до и после тридцати ведут диалог в таком стиле:

«- Я с самого детства знаю и верю — у нас в горах Узенгилеш-Стремянных по сей день бродит Вечная невеста. Не веришь?

— Верю, верю! — охотно отзывалась Айдана, с легкой усмешкой касаясь ладонью его шеи. — Я так люблю тебя слушать — как будто ты ласкаешь меня. Смотри, Арсен, как чудесно вокруг. Ночь, луна такая ясная, фонари светятся, как в сказке. И мы с тобой, и больше никого. И даже птицы в парке умолкают. Продолжай.

— Хорошо. Пусть птички умолкают, но я-то не умолкну, когда речь идет о Вечной невесте».

Далее идет собственно легенда о Вечной невесте, время от времени прерываемая восклицаниями Айданы: «Ах, Арсен, как прекрасно!» и «Какой ужас! Какой ужас!»

Но это прошлое, а потом Арсен в родном селении своем встретил Элес, интеллигентную женщину, вынужденную работать челночницей. Любовь с первого взгляда, выезд в прекрасное место у горной речки, символизирующей страсть героев, расстеленное одеяло… «Утомившись, они присели и о многом поговорили всерьез, не касаясь при этом ничего из прошлой своей жизни. О многом успели они потолковать, даже о политике, какой бы неуместной ни казалась эта тема в столь интимной обстановке. Но вездесущая политика сегодня никого не обходит стороной, и сам собой возник разговор о том, что нет нынче спроса на продукцию полеводства и животноводства».

Обсудив текущую ситуацию в сельском хозяйстве, они перешли на прочие животрепещущие темы:

«- … Даже в Афганистане ищут теперь альтернативные агрокультуры, чтобы вытеснить наркоплантации. Об этом сейчас много пишут.

— Арсен, ты прости, что я завела такой разговор, неуместный, наверное, когда ты открыл для меня дверь в счастье и мы так сошлись душами. Но, понимаешь, я ведь по делам своим челночным бываю в разных местах и вижу, что все как-то приспосабливаются к рыночной экономике…»

Так влюбленные друг-другу Бальзаковского возраста пара меджунов, встретившие свои мечты, на природе и ведут задушевные беседы за агрокультуру в Афгане… И так далее, в стиле мексиканского сериала и раннеперестроечной прессы. Кажется, Айтматов впал в летаргию в своем Люксембурге, а когда проснулся, не заметил, что прошло двадцать лет…

Подводя итоги, о романе Айтматова «Когда падают горы (Вечная невеста)» можно сказать, что в нем нашли отражение лучшие традиции писателя. Он снова поднимает глобальные проблемы современности, затрагивает вечные философские темы, что требует от читателя готовности к «трудному» чтению. Мастерство Айтматова заключается в том, что его идеи пронизывают собою всю структуру произведения, подобно нитям, проходят через все его составные части. И это является одной из главных черт поэтики романа «Вечная невеста». Части произведения, сюжетные линии, образная система, художественная действительность и миф мастерски соединены писателем для выражения его нравственно-этических и эстетических замыслов. Что касается формы произведения, то здесь нелишним будет повторить уже сказанное. Творчество Айтматова критики не раз называли поэзией в прозе. «Вечную невесту» же можно сравнить с музыкой и считать прощальным плачем-песнопением великого акына Чингиза Айтматова.

В романе автор не раз говорит о самой музыке: «Вот зазвучит музыка, и для каждого раздвинется незримый занавес в иной, желанный мир, вхождение в который дано человеку испытать только через музыку, и все суетное отступит, останется лишь поющий дух». Музыка в романе «Когда падают горы» мыслится не только как гармоничная часть мироздания. Отделяясь от искусства, она ныне становится бессодержательной и шаблонной; создается уже не как художественное произведение, а как продукт, который продается и покупается. Айтматов изображает деформированное восприятие человеком искусства, процесс замены духовных ценностей материальными. «Массовая» музыка (массовая культура в целом) мыслится главным героем как могущественная сила, подчинившая себе весь мир: «Попса торжествует. У нас эпоха попсы. А ты или смирись покорно, или исчезни не прощаясь». Эта сила принадлежит находчивым шоуменам, знающим, что «необходимо» современному человеку. «Эрташ Курчалов оказался предприимчив и ловок и сделался доминирующей силой в овладении эстрадными пространствами. Вот туда-то, в эту пагубную эрташ-курчаловскую стихию, и засосало Айдану Самарову мощной тягой». Эстрадная музыка не принадлежит высокому искусству: она стала продуктом «массового» потребления, «стихией» или силой, подчиняющей себе человека и управляемой им. Вместе с тем это сила искусственная, «электронная». Главный герой дает следующее определение эстрадной музыке: «Синтез, компот божественного и секс-базарного».

Таким образом, музыка становится «смешением» высокого и низкого, а значит, она уже не способна воздействовать на этико-эстетические идеалы человека. Она «спускается» до уровня психофизического воздействия. Показательны в этом отношении строки: «Оказавшись однажды в Лондоне, в молодые перестроечные годы по журналистским делам на конференции, он был крайне возмущен и потрясен тем, что в одном из фешенебельных лондонских отелей, в гостиничном туалете…звучала в тиши над клозетами волшебная музыка откуда-то с потолка, и должно быть транслируемая музыка служила тут своей верой и правдой круглые сутки… Прибывающие по нужде, совершали свои дела, входили и выходили из кабин, а в их честь в тот час звучал то ли сам Вагнер, то ли Шопен, то ли кто–то еще из гениев того века. О, какая музыка низвергалась с неведомых высот прямо в канализацию» (Чингиз Айтматов. Когда падают горы (Вечная невеста). – Бишкек: Турар, 2012., с.15-16).

В данном романе музыка принадлежит не только чувству — она также является органической частью человека, природы, Вселенной. Все вокруг — элементы единой системы, имеющие свое предназначение и функции. Основой этой системы являются красота и гармония. Поэтому музыка, отражая в себе черты того мира, частью которого является, становится своеобразным подобием Вселенной, которая сочетает в себе упорядоченность и хаотичность. Хаос и гармония объединены и в музыкальном концепте.

Главный герой произведения Арсен Саманчин – «заблудший журавль перестройки» — когда-то летал в одной стае с Горбачевым. И всех звал духовностью обновить социализм, обожествить культуру и прочее в этом духе. А теперь ни Горбачева, ни стаи, а он, заблудший журавль продолжает курлыкать о свободе духа, о музыке и красоте Вселенной…». Арсен Саманчин – герой идеолог, этим напоминает образ Авдия Калистратова из романа «Плаха». Авдий Калистратов в романе «Плаха» искал своего Бога, прежде всего в себе. Арсен Саманчин – носитель генетической памяти этноса, выраженной, в данном случае, в легенде о Вечной невесте. Подобно ему он и идеологический герой, и идеологический изгой, находящийся в поисках истины — вечной невесты. Именно Арсену Саманчину автор доверяет выражение своих философско-публицистических мыслей. Авторская мысль неторопливо течет от истоков – природы, первобытной культуры, выраженной в мифах и обрядах, к прагматической цивилизации XXI века. Именно в данном контексте высвечивается святой образ вечной невесты, которая «пребывает в вечном покаянии за людской мир, и в этом глубина и сила ее любви и горя… в ней выплеснулся мученический клик вселенского страдания… ностальгический мотив любви.

Жаабарс, бывший царь в своей породе, уходит из стаи — он стар, он проиграл на охоте: «Такое случается, когда исподволь наступает старение». Случилось в жизни Жаабарса и другое непоправимое несчастье — «никому не стало прежней нужды в нем, после того как прибился к его барсихе новый барс, из молодых. Не смог Жаабарс отвоевать любимую; он уходит в горы, чтобы жить и умереть отшельником: «Мир опустел. И хотелось Жаабарсу услышать напоследок волшебные звуки гор, водопадов и лесов, ту самую вселенскую музыку, как тогда, в его брачном марафоне, хотелось взреветь призывно, но мир молчал.» Так он — царь природы — с Роком Природы столкнулся. «И никак не мог предвидеть хищный зверь, что напоследок судьбу его разделит с ним и человек. … Однако такая встреча была написана ему на роду. Опять же — судьба».

Своеобразным двойником Жаабарса становится писатель Арсен Саманчин. Их судьбы в романе представлены параллельно, да и сами они как близнецы-братья. Арсен Саманчин — известный человек и не только в писательских кругах. У него есть влияние в обществе — он независимый писатель, обозреватель, публицист, общественный деятель. Но в изменившемся мире, мире рынка, где все продается и покупается, он утрачивает свои позиции, отчего сильно переживает. «Он сумасшедший идееносец, если можно так выразиться. Идея для него превыше всего на свете. Идеалист несчастный. К тому же «кафедральный выходец», как прозвала его английская журналистка».

Как и Жаабарс, Арсен также же становится «изгоем». Он был женат, но жена ушла от него — «жила, на банк работала неустанно. Деньги!». Терпит крах и его вторая любовь. Возлюбленная, оперная певица, исполнявшая Вагнера и Чайковского, сманена шоуменом «петь» попсу и вертеться на эстраде. А его, кого носили на руках, теперь выгоняют даже из ресторана. Это удар уже ниже пояса, унижение, потому-то у героя, как и у его природного сородича, зарождается мысль об отмщении: убить торжествующего хама — и ее, предавшую любовь и вечную музыку, Айдану: «Любить и убить!».

Представленная в романе заглавный образ — Вечная невеста — Элес — не просто женщина. Этот образ — символическое воплощение любви, верности, преданности. Это вариант начала Вечной Женственности: это и Богородица-Дева, и та «Вечная Женственность, что влечет нас», чьим все примиряющим образом кончается многие произведения мировой литературы (например, «Фауст» Гете, «Евгений Онегин» А. С. Пушкина, «Дворянское гнездо» И. С. Тургенева, лирика А. А. Блока и др.). По следам Вечной невесты пролег путь Арсена Саманчина, снежного барса Жаабарса, связывающий воедино всех людей, все живое. Борьба за существование животного мира является своеобразной метафорой социальной жизни человека, в которой есть свои хищники и отшельники, «все эти мелкие паразиты — шакалы, лисицы, барсучье,… скандальные базарные стервятники».

Так распорядилась Судьба, чтобы герои не противились и сами шли ей навстречу. Было много предзнаменований в их судьбах, но и человек, и дикий зверь не противятся закону Судьбы. А судьба свела двух героев и в смерти: одинаково жили — одинаково погибли: «Брел шатаясь, падал, вставал, задыхался. Хорошо, что помнил, в какой стороне находилась та самая пещера Молоташ. Туда-то и добрался наконец Арсен Саманчин и заполз на коленях внутрь. И тут увидел он медленно гаснущие глаза огромного снежного барса. То был Жаабарс … Жаабарс истекал кровью. Та же участь постигала и человека». Параллельные судьбы писателя Арсена Саманчина и дикого зверя, снежного барса Жаабарса наконец соединились — «… в застывшей луже крови лежали бездыханный человек и дикий зверь, огромный снежный барс. Голова Арсена Саманчина покоилась на груди Жаабарса».

В романе «Когда падают горы» Чингиз Айтматов как бы предвосхища- ет и предвозвещает собственную смерть, и почти прощается со своими читателями, со всеми пока еще живыми современниками. Прощальный роман-реквием Ч. Айтматова о жизни и смерти, любви и смерти, судьбе и смерти. О том, кто имеет право убивать, а кто не имеет. Не имеет — никто. И две ласточки предупреждали то ли о трагедии, то ли о величайшем счастье. Но в любом случае — о вечности. Потому что там, в высшем мире после земного, даже враги примиряются и пожимают друг другу руки. В вечном противостоянии и взаимной ненависти богатых и бедных не побеждает никто, если в жизни нет чего-то более важного. Любви, например, ради которой и горы падают. А судьба сведёт вас с родными душами — будь то женщина и мужчина, человек и зверь — в тот момент, когда это потребуется. Пусть даже это ваш последний момент.

«…И стучали колёса на стыках: убить — не убить, убить — не убить, убить — не убить…»

Калык Ибраимов,
член союза писателей СССР и КР,
кандидат философских наук,
лауреат премии ленинского
комсомола Киргизии.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.