«Чык эшке!»

0
372

Это хлесткое кыргызское выражение означает точно то, что и русское «Пошел вон!». Прозвучало это от президента Сооронбая Жээнбекова, когда в качестве премьер-министра он вел заседание правительства. Слова эти были обращены ленивому чиновнику. Восприняли их как свист кнута, мол, хорошо, так и делай. Больше не повторилось, но запомнилось, как клип. От главы государства нужны не слова, а дела, которые укрепляют государство.

Все его предшественники начинали правильно, засучив рукава, уверяли, что поднимут бюджет своей страны до уровня Швейцарии, но через год окружали себя «швейцарами» и поднимали бюджет своей семьи. И так повторялось каждый раз с одним и тем же сюжетом о драконе из пещеры. Получилась эстафета на четверть века. Страна подошла к финишу, еще одна такая дистанция и наступит «точка невозврата».

Да, арестованы те, кто в период Атамбаева заложил под «китайский пирог» экономику страны (энергосектор, дороги, недра). Да, убрали с постов махровых исполнителей, но содержание не изменилось. Нацэнергохолдинг остался, значит, новые исполнители продолжат дело. Значит, и уголь будут завозить из Казахстана по прежней (завышенной) цене, и электроэнергию будут продавать по прежней (заниженной) цене. Схема Ширшова стала вечной. И дороги строят по прежней смете, не доводят до экономного стандарта, который по цене ниже в два раза. В нормальной стране 1 км дороги стоит 750 тысяч долларов, у нас 1,5 миллиона. По этой теме есть расчетная документация, она не входит в перечень государственных тайн. Это будет представлено отдельно.

Самые главные (судьбоносные) вопросы так и не решены. Кумтор мог превратить нас не только в Швейцарию, но и в Кувейт. Для этого следовало внедрить на руднике «кувейтскую модель» работы с инвестором, она проста, как арифметика, и означает деление добытой продукции между страной и инвестором по традиционной норме — 60% нам, 40% им, есть вариант 50 на 50, но нигде не ниже половины для страны, владеющей месторождением. Акаев внедрил «африканскую модель» работы с инвестором, она тоже проста, означает деление между страной и инвестором не продукции, а прибыли, полученной инвестором после вычета затрат. Вот он и вычитает так, что нам остается 5 % от продукции. После ухода Акаева эту модель можно было исправить, но ее усовершенствовали. Можно было исправить после ухода Бакиева, но загнали вглубь. После ухода Атамбаева надо бы исправить, но тянем. Отдаем по той же модели рудник Джеруй, запасы которого могут поднять нас до уровня Азербайджана, где золото добывают нормально — путем деления продукции, а не прибыли. Когда предлагают обмен опытом с Баку, чиновники тускнеют и говорят о монгольском опыте золотодобычи в стиле басни о «вершках и корешках». В России при Ельцине были огромные долги по кредитам, дело шло к краху, но к власти пришел Путин и избавил страну от внешних долгов, досрочно избавил (за первые четыре года правления). У нас каждый новый президент не уменьшает, а увеличивает такие долги, при этом хвалится, мол, так принято во всем мире, чем больше долгов, тем лучше для экономики. Логика идиота.

По теме кыргызского золота написаны тома отчетов от депутатских комиссий, от экспертов и аудиторов, проведены расследования от СМИ, дебаты, но суть не меняется. Это значит, что «акаевская модель» будет длиться до тех пор, пока не опустошим наши недра. Войдем в разряд нищих государств планеты, если не изменим модель, чтобы привлекать инвесторов на разумной (выгодной для государства) основе. Как будем рассчитываться с китайским кредитом, как избавимся от угрозы кабалы? Есть еще шанс, пока есть природные ресурсы. Они огромные, хотя каждый правитель жалостно заявляет, что нет козырей, как у соседей. Это ложь, у нас золота больше, чем у них, у нас громадные залежи аллюминия, в Узгенском районе крупнейший в Евразии бассейн с коксующимся углем, в баткенских горах мрамора на 300 лет, в Кадамжае и Хайдаркане сурьма и ртуть мирового качества. У нас своя кремниевая долина, ореховые леса природного происхождения, каких нет в мире. Абрикос и фасоль отменного качества, а сорт нашего риса «ак турпак» превосходит знаменитые сорта Японии, Кореи, Индии и других держав.

Это мощный потенциал для экспорта, но просто говорить об этом глупо, здесь надо обеспечить сертификацию по мировым стандартам (существуют две необходимые категории такого стандарта). У нас есть специалисты в этом деле, но нет государственного подхода, есть и головотяпство. Казахи давали нам 100 миллионов долларов именно под это дело, а мы гордо «отказались», Россия давала 30 миллионов опять-таки под это, а наш правитель заявил, что обойдется, потому как Турция даст больше. Не дала. Лабораторий нет, значит, нет и выхода на мировой рынок, нашу продукцию заворачивают с таможенных постов тоннами из-за отсутствия стандартной сертификации, а мы это воспринимаем как «подлость» от стран-партнеров. Кому нужна такая «гордыня» на уровне нашей власти? Это отвратительно.

Слова о качестве наших продуктов — не патриотическая бравада, я всегда был далек от идеологических побрякушек. Вот конкретика. В Лондоне находится 200 посольств, там представлен весь мир, в том числе, и арабский, где рис «всему голова». В посольствах восточных стран на торжественных приемах подают блюда из риса, то, что у нас именуют словом «плов». В посольстве Узбекистана тоже его подают, и он вне конкуренции из-за качества. Уже всем известно, там уже с удовольствием идут на «плов» от узбеков. Так вот, делают его из того сорта, который выращивают у нас.

Вернемся к вопросу о государстве. В том же Лондоне (это столица мира) расположены мировые рейтинговые агентства, где составляются реестры экономического состояния стран, то есть там определяют, так называемый, страновой рейтинг. Он разный, зависит от уровня развития, есть категории А и Б, где представлены и страны СНГ. В 2009 году там не было Кыргызстана и Таджикистана, если с тех пор там что-то изменилось, то СМИ отразили бы. Суть вот в чем. Страна регистрируется в одном из агентств (иногда даже в двух), дает раскладку по своей экономике, по крупным объектам, ежегодно представляет информацию о движении экономики, выполняет обязательные пункты. Все это публикуется в журнале «Файненшл» («Финансы»), и все как на ладони. Потенциальный инвестор просматривает это и делает выбор — куда и в какую отрасль ему вкладывать.

При Бакиеве в Лондон приезжали представители финансовых органов, ознакомились с двумя из этих агентств (их там всего четыре), узнали условия, прейскурант взносов (от 50 до 75 тысяч долларов в год), воодушевились и доложили в Бишкек, а там хода не дали. Причина в том, что Кыргызстан должен был представить раскладку по экономике — энергетика, промышленность, агросектор, месторождения, законодательную базу, а также одну из значимых государственных структур (речь шла об активах «Кыргызалтына»). Такой расклад обнажил бы теневые аспекты, чего наша власть допустить не могла, ибо золотую рыбу легче ловить в мутной воде. Вот и ловим ее, поэтому и не выходим на рейтинг. При этом лицемерно заявляем, что крупные инвесторы к нам не идут из-за революций и забастовок. Но революции у нас имели место только в рамках одного месяца два раза за 20 лет (март 2005, апрель 2010), все остальное время было тихо, но не шли, и не придут, потому как нет у страны рейтинга.

Солидный инвестор с мировым именем и безупречной репутацией не пойдет в без-рейтинговую страну, просмотрит информацию в агентствах (для этого они и созданы) и выберет страну, которая там фигурирует. Он знает географию, читал Айтматова, знает, что есть на свете Кыргызстан, но не находит его в рейтинговом агентстве. Это означает, что экономически (с точки зрения его бизнеса) такой страны нет, политически она есть (он же не идиот), а вот инвестиционно нет. Такая вот штука. Есть еще один вопрос судьбоносного масштаба. Это возврат выведенных из страны финансовых активов, но это уже предмет для другой статьи. Будет продолжение.

Кубан Мамбеталиев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.