Исхак Масалиев: «У Атамбаева все признаки узурпации власти»

0
3205

— Вы предложили снять неприкосновенность с экс-президентов. Ваши доводы.

— К сожалению, в действующем законе о гарантиях деятельности президента осталась статья №12, по которой гражданин обладающий статусом экс-президента, оказался абсолютно неприкосновенен. Даже действующий президент может быть привлечен к ответственности через процедуру импичмента, с согласия парламента. Действующий депутат тоже может быть привлечен к ответственности. А ведь это две должности конституционно закреплены, как неприкосновенные. Поэтому это статья лишняя и я иниициировал, чтобы ее ликвидировали. Тем более, что эту инициативу бывший президент Атамбаев и его правительство в 2015 году сами подняли, но почему-то потом это застопорилось.

— Но не будет ли это мешать и ограничивать работу действующего президента, который будет каждый раз при принятии решений опасаться уголовного преследования после отставки?

— Что такое ответственность? Если ты совершил кражу и если замешан в коррупционных скандалах тебя привлекут. Но если тебя за высказывание будут попытки привлечь, то это, конечно, недопустимо. Это касается всех. В 2010 году, когда пришла новая власть, одним из ее лозунгов было – “никаких привилегий не должно быть”, “все должны быть равны перед законом”. И как раз таки после конституционной реформы 2010 года и в последующих изменениях Конституции 2016 года было переходное положение, по которому четко написано – «Все положения законов противоречащих действующей Конституции не действительны». Раз новая власть объявила, что у нас не должно быть личностей вне досягаемости закона, то надо быть логичным до конца. Что касается президента, если человек будет работать прозрачно, открыто и честно, его могут за это ненавидеть, ругать, критиковать, но привлечь к ответственности не смогут.

— Давайте уточним. Под снятием неприкосновенности вы подразумеваете всех бывших президентов, включая Акаева, Бакиева, Отунбаеву, Атамбаева и Жээнбекова, когда он уйдет в отставку?

— Да всех тех людей кто занимал пост президента, но поправлю. У Аскара Акаева нет статуса экс-президента. Курманбек Бакиев осужден судом и у него тоже нет статуса экс-президента. У Розы Отунбаевой есть статус экс-президента, но лично мое мнение, что поскольку она была лицом исполнявшим обязанности, она не была президентом в чистом виде. Поэтому ей, скорее всего, как дань уважения дали статус экс-президента. Но надо иметь ввиду что у прокуратуры достаточно полномочий и так привлекать к ответственности без изменения статуса, но почему-то они упираются в этот закон. Я полагаю, что это больше отсутствие желания или страх пойти на этот шаг. Поэтому, если им мешает это статья, то мы ее ликвидируем.

— Аресты вокруг TBEA и аварии на ТЭЦ продолжают набирать обороты. Почему у власти столько прыти именно в отношении этого дела? Разве нет в стране других коррупционных схем?

— Дело в том, что по данному кредиту было проведено депутатское расследование. По остальным проектам подобного расследования не проводилось. Китайские кредит, который нам был выдан, я мягко скажу, был неразумно использован. Мы построили новый блок, который был нужен, но он не спас нас от аварии на ТЭЦ, а по плану должен был спасти. По словам министра энергетики 2013 года, у нас был новый ТЭЦ.  И у нас не должно было быть проблем ни с горячей водой, ни с теплом. Авария показала, что цели нового блока состояли только в том, что он вырабатывает дополнительную электроэнергию. В остальных случаях он не работает. Поэтому возникает вопрос, а нужно было нам его строить? И потом в ходе расследования поступили материалы, что многие предметы были куплены по явно завышенной стоимости, тут возникает вопрос, если кто-то завышает стоимость, значит излишки от этой стоимости кто-то присваивает. Поэтому комиссия поручила правоохранительным органам провести расследование. И вот как видите они возбудили уголовное дело, сейчас под стражей находятся два премьер-министра, два мэра города, один бывший министр энергетики, другой действующий был. Другое дело, что степень их ответственности и реальную вину, конечно будет определять суд.

— То есть вы не видите политической подоплеки в этом деле?

— Когда произошла авария на ТЭЦ я был инициатором создания вот этой депутатской комиссии. Поэтому я смею вас уверить, что меня никто ни о чем не просил. Я имею дружеские отношения с КНР и с коммунистической партией Китая и мне не хочется, чтобы кредиты, которые нам дают на развитие нашей экономики затем стали «медвежьей услугой».  Вот в связи с этим антикитайские настроения в обществе усиливаются, но никто не говорит, что это мы же сами просим выдать эти кредиты. И мы просим кредиты на те объекты, которые мы хотим построить, и китайцы нам ничего не навязывают. И я хотел бы на примере ТЭЦ, чтобы мы показали на самом деле в чем проблема. И потом при следующей выдаче кредита он будет изучаться тщательно, объекты будут строиться добросовестно, с гораздо меньшей коррупционной составляющей. Главная цель в этом заключается. Политической подоплеки в этом деле я не нахожу, потому что те лица, которые привлекаются к ответственности в большинстве своем они не являлись политическими деятелями. Они не являются лидерами партий. Они не выступали против власти. Более того ныне действующий президент представитель этой партии. Поэтому я бы не стал говорить, что это политическое преследование. Это власть, когда привлекала к ответственности С.Жапарова, Текебаева и других, она отмахивалась от того что это политическое преследование, хотя именно в этих случаях было гораздо больше политической подоплеки.  В крайнем случае, что мы можем допустить, это то что идет борьба за власть и укрепление позиций. Это может быть.

— Сапар Исаков, Артыкбаев, Кулматов ключевые лица команды Атамбаева. Не являются ли их аресты предупреждением Атамбаеву, чтобы он так сказать «не высовывался»?

— Мне кажется, что именно к Атамбаеву приближаются. Тем более он сам заявил, что это его ответственность. Я бы на месте Генпрокурора возбудил уголовное дело, потому что президент не должен был принимать такое решение.

— Звучат мнения, что расследования по этому кредиту повредят кыргызско-китайским отношениям.

— Я был в составе кыргызской делегации, во время последнего визита президента в Китай. Я хочу привести слова китайского лидера Си Цзиньпиня, которые он публично заявил – «Если китайские компании нарушают закон в Кыргызстане, они должны быть привлечены к ответственности, и мы поможем вам в этом». Почему-то у нас по всем проектам с китайским участием возникают какие-то проблемы. Считаю, что это происходит из-за того, что изначально, когда мы ставим условия деятельности китайских компаний, мы нормально по-человечески не можем все разъяснить. Мы ждем пока будет построит каркас, а потом доблестная финполиция начинает находить нарушения. А насчет TBEA, я вам откровенно скажу, для руководства Китая безразлично кого привлекают. Сапар Исаков, Кулматов, Сатыбалдиев не являются гражданами Китая. Тем более, что сейчас в 21 веке, во всех странах мира, включая в самом Китае идет активная борьба с коррупцией.

— Как вы объясните, что несмотря на смену президента суды продолжают выносить обвинительные приговоры, как это произошло с Садыром Жапаровым?

— Я как депутат тоже обратился с судьям с ходатайством того, что в деле Садыра Жапарова состава преступления нет. К сожалению, суд принял обвинительное решение. Суд — это громозкая система.

— То есть, вы не считаете, что в ходе вынесения решений в отношении Жапарова, Саляновой, Асанова, Кадырова и Карыбеков были как прежде звонки с аппарата Президента?

— Я полагаю, что указаний не было и именно из-за этого суды оставили решения в силе.

— Но вы согласны с тем, что итоги деятельности президентства Сооронбая Жээнбекова будут зависеть от политики в отношении политических заключенных?

— Норма о том, что президент не должен являться членом партии предпологает, что он не должен заниматься партийной работой. У него есть круг полномочий, которые он должен исполнять. Если он за рамки не будет выходить, то и проблем у него не будет. Но если он попытается создать какую-то лоббистскую партию в парламенте, то это будет ошибкой. Если же он создаст равные условия для всех, то к нему претензий не будет. Претензии возникают, когда ты у кого-то власть забираешь и не допускаешь других к своей власти.  Были случаи, когда бывший президент, минуя премьер-министра давал прямые указания министрам. Здесь есть признаки узурпации власти.

— Правильно ли только Атамбаева обвинять в этом, потому что вы сами депутаты дали ему такую возможность.

— Потому что в парламенте было 38 депутатов от его партии, лидером которой оставался Атамбаев. И все ходили на «Форум» советоваться. А депутаты остальных фракций хотели быть в коалиционном большинстве, распределять должности и плыть по струе. Последний раз я тоже предложил оставить в меньшинстве СДПК, однако никто не согласился, потому что в их сознании осталось, что есть 7 этаж Белого дома.

— Вы согласны, что такая конъюнктурная позиция большинства депутатов дискредитировало саму идею парламентаризма?

— В 2010 году я подписывал в СИЗО проект новой Конституции. Но после этого будучи депутатом, я глубоко разочаровался выборами по партийным спискам. Надо вернуть выборы по одномандатным округам.

— Вы верите, что Сооронбай Жээнбеков разрушит коррупционные схемы прежде всего в налоговой и в таможенной сферах? 

— Первые шаги ведомств, подчиненных ему, создают надежду на то, что мы пойдем дальше другим путем. То, что началась борьба с коррупцией именно с его окружения вселяет на это надежду.

— Но это же окружение Атамбаева?

— В 2017 года на выборах президента все они были закреплены по регионам. Это команда во многом обеспечила победу Жээнбекова.

Беседовал Адиль Турдукулов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.