Феликс Кулов: “Мнение толпы не должно подменять суды”

0
1841

Мы видим, что АКС ГКНБ как и прежде занимается экономическими преступлениями и возбуждает сейчас дела в отношении окружения бывшего Президента. Это правильно?

Вот АКС, например, возбудил дело по саженцам. Это получается как стрельба из пушек по воробьям. На Совете обороны, когда решался вопрос о создании АКС, я тогда, как лидер фракции, выступил с предложением, что данная служба не должна непосредственно  заниматься расследованием обычных преступлений, проведением каких-то процессуальных мероприятий, т.е. не должна напрямую  входить в контакт с подозреваемым,обвиняемым и вести расследование уголовных дел. Должна только быть добыча оперативных материалов и передача их потом для легализации в прокуратуру, в милицию, в финансовую полицию. Почему такое предложение было? В соответствии с законом об органах национальной безопасности на эту службу возложено —  разведывательная, контрразведывательная деятельность, борьба с терроризмом, экстремизмом и другие. Насчет преступлений типа “саженцев” там ничего не сказано.

Еще раз. Создание этого органа было законным?

В целом, я считаю, что такой орган должен быть, но как самостоятельный,  в виде Национального бюро по борьбе с коррупцией и должностными преступлениями при президенте. Но ни в коем случае нельзя отдавать его спецслужбам. Почему? По одной простой причине. Возьмем, так называемые, “арестантские дела”, то есть дела по которым обвиняемых  арестовали и дается определенный срок,  в течение которого дело надо либо в суд передать,  либо его прекратить. У АКС не хватает столько сотрудников, чтобы быстро “перелопатить” необходимый объем работы по сбору доказательств в установленные процессуальные сроки. А время поджимает, человек сидит. Поэтому  вынуждены привлекать спецов из других служб. Происходит отвлечение от выполнения   главной функции – обеспечения национальной безопасности, которая отходит на второй план.

Борьбой с коррупцией занимается не только АКС, но и Финпол, Генеральная прокуратура, МВД. Вы согласны с тем что это должен быть единый орган?

Я с этим не согласен, потому что это будет монополия и это очень опасно. В США например около 50 организаций, которые занимаются борьбой с коррупцией. Должна быть конкуренция.

А какое должно быть разделение между ними, по функционалу?

У ГКНБ должна быть экономическая безопасность. Когда я возглавил Министерство национальной безопасности, то создал специальный институт по вопросам экономической безопасности и он занимался исследованием проблем того, что нам может угрожать в этой части. К сожалению, когда я ушел с должности министра, этот институт ликвидировали. Экономическая безопасность являтся составной частью  национальной безопасности. Сегодня же вместо создания  системы обеспечения экономической  безопасности, мы всю работу  свели, по сути,  к задержанию отдельных лиц.

В отличие от предыдущей власти, сегодня власти реагируют на обращения граждан. Но и здесь есть вопросы. Вопрос саженцами, скорее всего направлен против Албека Ибраимова, ипподром против Сапара Исакова, строительство школы за кредиты против Кулматова, модернизация ТЭЦ против Артыкбаева. Все они являются костяком команды Атамбаева. Вы не видите в этом очередную зачистку политического поля, а не борьбу с коррупцией?

Надеюсь что речь здесь идет не об отмщении предыдущей власти. Я не хочу в это верить. Ибо это рано или поздно может иметь обратный эффект. И я не верю, что Сооронбай Шарипович на это может пойти. Почему? Потому что не то время, чтобы  давать прямые приказы  кого-то посадить. Те кто ведет расследование рано или поздно головой будут отвечать. Я уверен на 100%, что ни от президента, ни от премьер-министра не поступает  команды – любой ценой посадить. Другой вопрос заключается в следующем. Сооронбай Жээнбеков дал распоряжение поднять все дела и пересмотреть. В пылу вот такого  служебного рвения, некоторые  исполнители могут действовать по принципу “послали за шляпой, а принесли голову”. Вот  за это переживаю.

Возбуждаются сейчас уголовные дела в отношении тех сфер, где были очень большие денежные потоки. Нет ли здесь попытки их перенаправить в другое русло?

Сами факты, которые были выявлены, вызывают возмущения у всех граждан, включая саженцы, картонные лошади, плоскогубцы и т.д. Когда такие факты налицо, соответствующие службы не могут на это не  реагировать. Естественно, руководство страны тоже. Раз такие  факты вскрылись,  по ним надо разбираться.

Возвращаясь к ГКНБ. Как вы относитесь к требованиям гражданского общества о необходимости полной финансовой прозрачности этой специфической организации. Не будет ли это угрожать национальной безопасности?

Приведу опять пример с США. Там есть специальный комитет Конгресса, который занимается вопросами национальной безопасности. Прежде чем стать членом этого комитета, каждого из них проверяет ЦРУ и ФБР, чтобы они не могли работать на другую страну. Мы должны точно так же сделать.

Ну, хотя бы на то, чтобы у депутата не было двойного гражданства.

Да, хотя бы на это и чтобы они не были связаны с какими-то бизнес интересами и т.д. Мы должны доверять тем, кто будет контролировать финансирование и деятельность ГКНБ.

Высказывается много требований, чтобы спецслужбы контролировались со стороны парламента, а не президента, как сейчас. Ваше мнение.

Считаю что должно быть определенное ограничение. Приведу пример. Главной функцией спецслужб, и это не секрет, является разведка. Когда меня назначили Министром национальной безопасности, я столкнулся с тем что там было небольшое отделение внешней разведки. Естественно, это было неправильно. И я тогда создал Главное управление разведки. Далее я стал смотреть в отношении каких стран мы должны работать. У нас нет таких средств, чтобы работать везде. Надо было определить виды угроз, которым мы должны противодействовать. И на основании этого я разработал Директиву о внешней разведовательной деятельности, впервые в истории Министерства нацбезопасности. Я ее утвердил у президента, премьер-министра и спикера парламента. И так определились в каком направлении мы должны работать. В соответствии с  соглашениями стран-членов ОДКБ мы не работаем друг против друга. Разведку не ведем. Конкретные угрозы у нас имеются на афганском направлении. И мы сделали свой главный упор на этом направлении. Здесь есть вопросы в которые нельзя многих посвящать.Поэтому будет неправильно, чтобы депутаты контролировали все стороны работы спецслужбы. Должен быть разумный подход во всем.

Основной дубиной в отношении оппозиционных политиков выступал ГКНБ и поэтому у нас в застенках около 20 политических заключенных. Последние судебные процессы показывают, что они в скором времени не выйдут из застенок.

Президент сейчас в сложном положении. Если он даст команду освободить, тем самым покажет, что он стоит над судами. Поэтому он должен создавать такую систему, где судьи будут судить по закону. Например, некоторые в ультимативной форме дают президенту время до осени, чтобы он разобрался со всеми резонансными коррупционными делами и всех посадил. Это неправильная постановка вопроса, потому что  это может привести к правовому беспределу. Мнение толпы не должно подменять суды.  Все должно быть по закону, но для этого требуется время. Если же он вмешается в ту или иную сторону, рано или поздно ему это аукнется.

Вы не раз говорили о политической подоплеке дел с политзаключенными. Должны ли быть привлечены к ответственности бывший глава ГКНБ Сегизбаев и бывший Генпрокурор Джолдубаева за незаконные гонения в отношении оппонентов власти?

Для того, чтобы рассмотреть их ответственность, надо посмотреть как эти дела были “состряпаны”. Там везде были видны элементы фальсификции доказательств и говоря оперативным языком, были “подставы”. Помню, что после этих моих слов тогдашний президент Атамбаев возмутился и обозвал меня “деревяным генералом”. Ну, что делать — вот такой уровень человека. Тем не менее, несмотря на такую низкую культуру бывшего президента, для выдвижения, к примеру, обвинений против него — должны быть веские основания. Мы должны встать над личными мотивами и недовольствами. То же самое касается и его кадров в лице упомянутых лиц.

После всего этого, вы исключаете возможность какого-либо сотрудничества с Атамбаевым?

Политические коалиции с ним я исключаю. Этот человек очень эмоциональный и непредсказуемый, с ним очень трудно находить общий язык.

Вы не боитесь, что Сооронбай Жээнбеков превратится в “нового дракона”?

С учетом его личных качеств и того, что у него нет таких широких полномочий, которые были у Акаева, Бакиева и даже Атамбаева, я не склонен полагать, что такое случится.

Беседовал Адиль Турдукулов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.