«Крысиные норы» чиновников: когда Госфинразведка начнет их вскрывать?

0
300

Сейчас, когда более 30% населения нашей страны находятся за чертой бедности, когда более 1 миллиона граждан проживают в вынужденной трудовой миграции, когда правительство не может престарелых людей обеспечить достойной пенсией, когда малоимущим слоям гражданского общества выдаются ничтожные пособия детям, когда Кыргызстан находится на начальной стадии потери государственности, когда внешний долг КР подходит к 60% ВВП страны, когда объявлена беспощадная и тотальная «война» с политической и системной коррупцией — самый лучший и эффективный способ наших предков — вскрывать «крысиные норы» современных государственных чиновников и их близких родственников.

«Крысиными норами» во времена Великой Отечественной войны и после нее называли помещения, где расхитители социалистической собственности прятали так называемый «машак» — остатки не собранного урожая. Дело в том, что после сбора урожая комбайном на полях оставался «машак». За его незаконный сбор сельчанам грозил тюремный срок: 1 кг зерна — 1 год тюрьмы. Поздней осенью, когда выпадал первый снег, многие сельские и городские жители близлежащих сельхоз. угодий, по выращиванию зерновых культур выходили на поиски воров и расхитителей социалистической собственности. Они искали и находили «крысиные норы» и их вскрывали. В некоторых таких закромах находили от 3 до 8 мешков пшеницы, овса, ячменя.

Недавно в особняке высокопоставленного чиновника таможенной службы провели обыск. Напомним, бывшего начальника Центральной таможни Нурбека Айбашева обвиняют в незаконном оформлении товаров из Китая. В результате этого, из-за неуплаты таможенных платежей государству причинен ущерб в размере более 166 млн сомов. В доме обвиняемого провели обыск и нашли несколько десятков дорогостоящих часов известных марок и долговые расписки на миллионы сомов. 

Все это служит доказательством тому, как «жируют» слуги народа на скромные зарплаты государственных служащих. Богатство и роскошь просто поражают. Денежные средства, правда, не нашли, они, видимо, уже давно в оффшорных зонах.

Известно, что ежегодно из Кыргызстана по подозрительным и сомнительным сделкам выводятся более $1,2 млрд. Эти украденные финансовые средства переводятся в оффшорные компании, откуда возврата народных богатств практически нет. И решение Совета безопасности КР с 1 июля 2018 г. о начале проверки декларации доходов и расходов госчиновников в наших реалиях неэффективно и нецелесообразно. Поскольку государственные служащие давно уже на себя движимое и недвижимое имущество не оформляют.

В этом случае огромную и определяющую роль должна была сыграть деятельность Государственной службы финансовой разведки (ГСФР). Сейчас эта служба практически не ведет эффективную и целенаправленную борьбу с нелегальными доходами и отмыванием денежных средств, путем воровства и хищений. Госфинразведка просто не ловит «грызунов». За целый год (2017-й) ГСФР выявила только восемь операций по подозрению в финансировании терроризма и экстремизма.

Финразведка обязана не только производить мониторинг фактов финансировании терроризма и экстремизма, но и, самое главное, определить источники коррупции с выявлением конкретных должностных чиновников.  Нелегальные доходы и отмывание незаконных добытых финансовых средств напрямую угрожают национальной безопасности Кыргызстана. «Карательный» поход должен направлен в южные окраины столицы республики и крупные городов. Почему «карательный»? Да потому, что высокопоставленные государственные служащие воровали и грабили свой собственный народ невзирая и злоупотребляя всеми законами и нормативно-правовыми актами Кыргызской Республики.

В случае скрупулезной и тщательной проверки, при вскрытии «крысиных нор» бывших и действующих государственных чиновников, найдутся денежные средства в сумме более $4 млрд, которая равна внешнему долгу Кыргызстана.

Уже открыт банковский счет, для перевода денежных средств от коррупционной деятельности, куда могут заплатить сами коррупционеры действия которых будут учитываться, при судебных разбирательствах.

В противном случае, будет как обычно, борьба с политической и системной коррупцией сведена к имитации бурной деятельности.

Р. Умбеталиев, общественный деятель.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ