«Хорошо иметь сильные зарубежные диаспоры»

0
333

Интервью с Арменом Закаряном, директором Ереванской школы политических исследований.

— Армения и Кыргызстан схожие страны в части того, что мы бедные на естественные недра, члены ЕАЭС и много соотечественников проживают за рубежом. Однако есть одно различие — у вас вот только сейчас произошла революция. Почему вы так с этим дело припозднились?

— У нас была революция при отделении от СССР и она произошла на площади Свободы. И то поколение, которое совершило ту революцию, сделало свое дело – завоевало Свободу и получило Независимость. К тому же это поколение 1994 г. с честью вышло из Карабахского конфликта. Были основаны принципы правового государства.

Однако система уже предыдущей власти стала коррумпированной. Подхалимство тоже стало неотъемлимой частью этой системы. И вот пришла молодежь, которая не приняла правила этой игры. Символично, что молодежь не стала собираться на площади Свободы, а предпочла собраться на площади Республики. А республика предполагает гражданственность. Последнюю революцию делали Граждане.

— Человек который возглавил это революционное движение и стал премьер-министром, Николо Пашинян посетил с визитом Сочи в рамках встречи лидеров ЕАЭС. Почему он поехал туда, а не президент Армении?

— В 2015 году, бывший президент Армении Серж Саргсян при изменении Конституции обещал что “никто не будет более двух сроков править страной”. И он заявил тогда, что после окончания президентского срока не будет претендовать ни на президентский, ни на пост премьер-министра. Уверял он тогда, что изменение Конституции имеет целью сделать из Армении парламентскую республику. Он не сдержал свое слово. И поэтому произошли последние революционные события. Все те основные полномочия, которые раньше были у президента перешли премьер-министру. Получается Саргсян “сшил” премьерскую одежду для себя. Поэтому сейчас президента Армении сравнивают с немецким/ итальянским президентом или с королевой Англии, в части отсутствия серьезных полномочий. Поэтому именно премьер-министр Пашинян, кому присвоены большие полномочия по Конституции, представил Армению в Сочи.

— Кыргызстан тоже единственная страна, которая пытается построить модель парламентской республики, но далеко не все довольны ее результатами. Как обстоит дело в Армении?

— Еще рано об этом говорить, потому что фактически мы живем при парламентской системе всего месяц. Некоторые опасаются, что эта система приведет к конституционному кризису. Мы же с распада Советского союза жили при суперпрезидентском правлении.

— Отношение Пашиняна к ЕАЭС было более благосклонным чем до прихода во власть. Какая теперь будет политика в отношении этой организации?

— Пашинян будучи депутатом был в составе парламентского блока «Елк» («Выход»), которая в прошлом году хотела инициировать в парламенте слушания по вопросу выхода Армении из ЕАЭС. Однако персональная официальная позиция Пашиняна состоит в том, что Армения не собирается делать «никаких резких геополитических движений».

На мой взгляд, эта организация, в которую вступили страны, поддерживающие политику России и оказывающие ей лояльность. Это не организация полноправных стран. И здесь политика и геополитика, несмотря на риторику, преобладает над экономикой. Армения руководствовалась при вхождении в Таможенный союз не столько экономическими вопросами, сколько вопросами безопасности.

— Армения как и Израиль имеет мощное лобби за рубежом в виде зарубежных диаспор, которые оказывают влияние и на внутреннюю политику. Расскажите про это.

— Диаспоры армян за рубежом не сильно вовлечены во внутреннюю политику. Меня как-то спрашивали насчет влияния Гарри Каспарова, который еще имеет армянские корни. Я ответил, что он имеет нулевое влияние. И также любые другие этнические армяне, но граждане других государств не имеют серьезного влияния в Армении. Но они организуют помощь для экономики Армении.

Хорошо иметь сильные зарубежные диаспоры. Они имеют скорее не политический, а общественный вес в стране нахождения. И если эти страны, которые влияют на мировую политику, диаспоры также могут повлиять на то, чтобы они правильным образом смотрели на ситуацию внутри Армении, — и это хорошо.

— Элита и народ Армении серьезно ли рассматривают вектор в сторону Европейского союза, с учетом насколько сильно влияние РФ на вашу страну?

— Общество наше стало сильным, открытым и зрелым за последние 30 лет. Мы готовы иметь хорошие отношения со всеми странами. Россия исторически имела влияние на Армению и к русским у нас относятся очень доброжелательно. Однако это не исключает, что мы можем выстраивать свою политику также с ЕС, с учетом того что если в России проживает от 1.5 до 2 млн. армян, то в Европе проживает около 800 тысяч армян, представленые как в правительствах, так и во властных органах на местах.

— Серьезным фактором является проблема Нагорного Карабаха. Как может измениться ситуация с учетом прихода харизматиченого и достаточно радикального лидера в Армении?

— Мы уже перешли тот этап когда Армения и Азербайджан стояли напротив друг друга в одиночку. Так было в 90-ых, но мир меняется. Геополитика серьезно влияет на эту проблему и положение в Ираке, в Палестине, в Сирии и т.д. Крупные геополитические игроки в лице России, США, а также наш сосед Иран никак не заинтересованы, чтобы военные действия были возобновлены в Нагорном Карабахе. В краткосрочной перспективе я не наблюдаю, что ситуация может обострится и там начнутся боевые действия.

Беседовал Адиль Турдукулов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ