Прикосновенный

0
852

Процесс пошел: Алмазбека Атамбаева могут лишить неприкосновенности и привлечь к уголовной ответственности за коррупционные преступления. Получится ли у юристов Белого дома обойти и привести закон о гарантиях деятельности президента в соответствие с действующей Конституцией КР?

Вопрос об ответственности Алмазбека Атамбаева в бытность его президентом страны сейчас широко обсуждается в обществе. Поводом для бурных дискуссий стало заключение депутатской комиссии по аварии на Бишкекской ТЭЦ и ее модернизации. В поисках виновных встал вопрос об участии в распиле китайского гранта и экс-главы государства. Пока веских причин утверждать, что за распределением кредита от КНР в $386 млн стоял лично Атамбаев, положив себе в карман большую часть, нет. Но у следствия возникли вопросы к бывшему президенту. Как их задать? Этим озаботились депутаты.

Конституция КР гласит: все равны перед законом и судом. Однако в законе «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики» говорится, что «экс-президент Кыргызской Республики обладает неприкосновенностью. Он не может быть привлечен к уголовной и административной ответственности за действия или бездействие, совершенные им в период исполнения полномочий Президента Кыргызской Республики, а также задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру».

На прошлой неделе член парламентской фракции «Онугуу-Прогресс» Исхак Масалиев выступил с инициативой разработать механизм по лишению статуса неприкосновенности экс-президентов. По его словам в законе «О гарантиях деятельности президента» есть норма, по которой экс-главу государства не могут привлечь к уголовной ответственности, даже если подозревают в совершении тяжких и особо тяжких должностных преступлений.

Вопрос об ответственности Атамбаева ранее уже поднимался. В Конституционную палату также обратился глава партнерской группы «Прецедент» Нурбек Токтакунов. Он подал обращение с требованием признать неконституционным норму о неприкосновенности экс-президента. «Смысл правового иммунитета, это не индульгенция на совершение преступлений. Правовые иммунитеты, это просто особый, более сложный порядок привлечения к ответственности, для того, чтобы эффективно работала система сдержек и противовесов. Другими словами, польза правовых иммунитетов в том, чтобы должностное лицо, облаченное высокими полномочиями, не так сильно опасалось преследования своих политических оппонентов.
Например, чтобы депутат не боялся, что его посадят спецслужбы, за то что он их разоблачает. Но такого, чтобы у экс-президента был абсолютный правовой иммунитет, быть не должно. Это означает, что если мы все равны друг с другом, то экс-президент оказывается ровнее всех. А если учитывать, что кыргызский экс-президент вместо того, чтобы отдыхать на даче, путешествовать и читать лекции студентам, начинает активно участвовать в политической борьбе, то такой иммунитет становится общественно опасным. Такая неприкосновенность экс-президента делает его заведомо более сильным, нежели его политические противники, потому что у него есть туз в рукаве. Его противников можно посадить, а его даже допрашивать нельзя. Даже действующего президента можно через импичмент привлечь к уголовной ответственности, а экса никак. Я решил, что это непорядок и подал в суд», — так объяснил свои действия Токтакунов.

Активист Эдиль Байсалов предлагает другой путь — лишить неприкосновенности через импичмент. В качестве довода он приводит тот факт, что Атамбаев «по сути, отказался от статуса экс-президента, когда вернулся к председательству СДПК». «Мы должны пойти только законным путем и даже больше — по самому высокому стандарту конституционной защиты. Чтобы Атамбаев был подвергнут суду, для начала он должен быть лишен статуса экс-президента согласно процедуре импичмента, предусмотренной нашей Конституцией. Согласно статье 67 Конституции, обвинение против Атамбаева должно быть выдвинуто самым высоким органом — Жогорку Кенешем при поддержке Генеральной прокуратуры. Для этого не менее одной трети депутатов необходимо выступить с инициативой, сформировать специальную комиссию, а затем выдвинуть обвинение в совершении преступления, подтвержденное заключением генпрокурора о наличии в действиях экс-президента признаков преступления. Хотя для выдвижения такого обвинения Конституция требует простого большинства голосов депутатов, давайте установим такую же высокую планку для лишения статуса экс-президента, как и для импичмента, — не менее двух третей голосов от общего числа депутатов — т.е. 80 голосов. Таким образом, мы применим к экс-президенту такую же процедуру, которую требует Конституция для отрешения от должности действующего президента. Выше этой планки быть не может», — считает Байсалов.

Генерал юстиции Кубатбек Кожоналиев отмечает, что ни в одной развитой стране мира нет нормы, полностью освобождающей экс-главу государства от ответственности за преступления. «Вопрос неприкосновенности бывшего президента в разных странах решается по-разному, но одно ясно: за преступления, совершенные в период президентства, бывшие руководители стран несут ответственность. В России, к примеру, если Госдума и Совет Федерации даст согласие, за тяжкие преступления могут привлечь президента, прекратившего исполнение обязанностей. В США эксы полностью лишаются иммунитета. Во Франции — юридическую неприкосновенность дает только членство в Конституционном совете, куда бывший президент может избраться, но при этом он должен полностью отказаться от политической деятельности и не претендовать на высокие выборные должности», — рассказал в эфире ток-шоу «Говорим» Кожоналиев.
По его словам, если в Конституции КР декларировано равенство всех перед законом, то статус экс-президента не должен освобождать его от ответственности. «Этот юридический казус должен быть решен. Я за то, чтобы лишить неприкосновенности экс-президента через Конституционную палату, которая отменила бы норму, как не соответствующую требованиям Основного закона КР», — сказал Кубатбек Кожоналиев.
Юрист Канатбек Азиз не согласен, что экс-президента надо полностью лишить иммунитета. «Неприкосновенность должна быть относительной. Не надо впадать в крайности. Сейчас на волне эйфории, чтобы привлечь к ответственности Атамбаева, отсекать все нельзя. Необходимо определить виды преступлений, по которым бывший глава государства может быть привлечен к ответственности», — считает он.
В околополитических кругах полагают, что желающих дать показания на Атамбаева достаточно, хватит-де не для одного уголовного дела. Но они опасаются открыто выступить со своими обвинениями в адрес экса, поскольку нет гарантий, что того привлекут к ответственности. Ведь, даже если поправки примут, экс-президента Атамбаева они не коснутся. Закон гласит: «Нормативные правовые акты, устанавливающие или усиливающие ответственность, возлагающие новые обязанности на граждан, юридических лиц или ухудшающие их положение, обратной силы не имеют».

Депутаты, однако, считают иначе. Лидер фракции «Ата Мекен» и бывший министр юстиции Алмамбет Шыкмаматов заявил, что норму об обратной силе закона можно обойти. «Инициатива будет выдвигаться в том же порядке, в каком вносятся поправки в законы. Но так как имеется норма, что «закон обратной силы не имеет», то в сам текст закона можно внести пункт, что «этот закон имеет обратную силу». Если это будет прописано в законе, то норма будет работать», — заявил он в интервью «Азаттыку».
Шыкмаматов также считает, что лишить неприкосновенности Атамбаева можно через референдум. «Если большинством голосов кыргызстанцев эту идею поддержат, то экс-президента можно будет лишить иммунитета по воле народа. Заодно можно проверить, прав ли Атамбаев, когда говорит, что его поддерживают 80% населения страны», — отметил в интервью ResPublica депутат.

В парламенте, проголосовав за инициативу Масалиева, действовать не спешат. Члены профильного комитета Жогорку Кенеша сообщили журналистам, что еще не приступали к разработке соответствующего законопроекта. И когда начнут, неизвестно.

Более того, некоторые из парламентариев, кто проголосовал за лишение неприкосновенности экс-президента, решили отозвать свои голоса. По крайней мере, два депутата — Марат Аманкулов и Чыныбай Турсунбеков, оба члены СДПК заявили, что ошибочно проголосовали за предложение своего коллеги-онугуушника. «Я не вижу надобности в таком законопроекте, потому что на протяжении трех дней все депутаты признавали, что политически решение (о модернизации ТЭЦ — прим. ResPublica) принято правильно… Если есть коррупция, необходимо публично наказать виновников. Но какое отношение к этому имеют президент и его неприкосновенность? Я и депутат Жылдыз Мусабекова выступаем против предложения Масалиева», — сказал Аманкулов.
Потому переживать экс-президенту Атамбаеву пока рано. Но это не значит, что, если и не в ближайшее время, но он станет прикосновенным. Тогда, возможно, и сбудутся его мечты «остаться в истории Кыргызстана», как первый президент, привлеченный к уголовной ответственности и отбывающий срок за решеткой.

Махинур Ниязова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ