Вадим Васильчук: “Мы решили, что не оставим всё политикам”

0
724

Вадим Васильчук, депутат Киевского городского совета 

— Украина, как и Кыргызстан, пережила несколько турбулентных, революционных событий. Вы были участником двух революций, но страну до сих пор трясёт. Нет ли разочарования в связи с этим от революций, особенно у молодёжи?

— Насчёт первой, Оранжевой революции, было разочарование. Но если сейчас взглянуть на эти события, понимаешь насколько некоторые вещи были правильными, как например, консенсус насчёт вступления в НАТО. К сожалению, это не сразу получилось и мы в последствии пожинали плоды. И уже В 2013 году, когда произошли события на Майдане, которые в последствии назовут Революцией Достоинства, мы решили, что не оставим всё политикам, как сделали в 2004 году. Мы были убеждены, что должны контролировать политиков. Вот я сегодня – политик, и меня контролируют избиратели. Общество уже по другому вторую революцию видело.

— Вторая революция в Украине прошла под лозунгом в том числе борьбы с олигархией, которая фактически к тому времени управляла страной. Однако и сейчас вы с этим не справились. Почему?

— На самом деле у людей большие ожидания. Хотят всё и сразу. Но так не бывает. Конечно, нам хотелось сразу же больших перемен, но всё равно есть положительные изменения в стране.

— Скажите тогда каковы основные достижения второй революции.

— Мы очень надеялись на реформу полиции, правда она не оказалась целостной, но всё же сейчас другое отношение к полиции. Особенно к патрульной полиции, к ним намного лучше относятся, чем раньше. Проходят реформы образования и медицины.Есть свободное перемещение граждан по Европейскому Союзу, хотя это и «бьет» нас сейчас, особенно в отношении трудовых ресурсов.

— То есть, фактически у вас безвизовый режим. Вы можете спокойно переезжать и работать в Европе?

— Да, если есть новый паспорт, с чипом, то пожалуйста. Это, конечно, большой шаг, потому что у нас многие люди не ездили в Европу, и все представления о ней были из телевизора. Страх связан с тем, что люди могут не вернуться опять в Украину. Я думаю, надо ехать и учиться, перенимать опыт, но затем полученный опыт использовать на благо своей страны.

Ещё из положительных моментов – децентрализация. Есть, например, некоторые налоги, которые были «привязаны», за разное топливо, скажем, вроде бензина. Теперь часть таких денег может оставаться у местных советов, и это большие деньги. Эти деньги сделали намного лучшими условия на местах. Однако, для того, чтобы увидеть настоящие результаты, небходимо время.

— Конечно, делать такие реформы сложно, учитывая, что Украина живёт в состоянии войны. С другой стороны, это и хорошая отговорка для властей, говорить, что «какие там реформы, когда война идёт».

— Именно. Да, у нас так часто бывает, что-то не получается – сразу ссылаются на боевые действия на востоке Украины. Естественно, тут стоит вопрос прозрачности в принятии властями решений, и тогда будет доверие от народа. Есть, как и везде, большая проблема – вопрос доверия людей к политикам. Политики тоже «боятся», потому что существуют манипуляции, когда говорят от имени общества.

Вот есть закон, что отвоевавшие военные имеют право получить землю. Но в Киеве, к примеру, земли мало. Мы также предлагали сделать возможной денежную компенсацию, но Верховный Совет Украины так и не выработал механизм, как это должно происходить.

— Мы в Кыргызстане находимся под информационным колпаком российских федеральных телеканалов. И там постоянно накручивают тему неонацизма и даже фашистских сил в Украине. Насколько это всё соответствует действительности?

— Это мифы, конечно. У нас много русскоговорящих, но есть политика, чтобы и украинский язык развивался и обучались ему. Государственный язык – украинский. Потому что был этап в истории, когда украинский язык очень сильно притесняли. Сейчас на западе страны, скажем, во Львове 100 тысяч русских живут, или есть такой город – Коломыя в Ивано-Франковской области, и там тоже живёт большое количество русскоязычных, такая же ситуация в других населённых пунктах, и никто их не притесняет. У нас просто нет графы в паспорте «национальность».

— А самих этнических украинцев не задевает этот момент, потому что у нас были большие дебаты и митинги за то, чтобы не отменять эту графу, потому что многие считают, что это смывает национальную идентичность.

— Как и в каждом обществе, есть определённая радикальная часть. Конечно, радикалы постоянно подчеркивают, что должна быть указана графа «национальность», но мы в целом, общество, пришли к тому, что все мы, несмотря на разные нацинальности – граждане Украины.

— Во многих постсоветских странах, где произошла революция, и там даже, где её не было, как в Армении, усиливается роль парламента. Как дело обстоит в Украине?

— У нас всё-таки оказался очень сильным институт президентства, хотя по Конституции должен быть сильным парламент. Нынешний президент Порошенко ещё при президенте Ющенко захватил столько полномочий, что его называли даже: «параллельный кабмин». То же самое сейчас, даже если у него нет прописанных полномочий, у него, благодаря опыту, много власти. Парламент критикуют, потому что он открытый, и он отражает общество, в целом. Нам надо привыкнуть, что это нормально. Президент же как бы в стороне, потому что мы же не видим, как у него принимаются решения. У нас есть проблема, что люди часто не знают, кто и за что отвечает. Вот ко мне обращаются с проблемами пенсий, но у меня нет полномочий решить эти проблемы.

— В отличие от мэра Бишкека, мэр Киева избирается жителями столицы. Действительно ли у вас после выборов мэр отражает интересы горожан и от этого является ли он подотчётным народу градоначальником?

— В Киеве система более запутанная. У нас есть ещё глава Киевской городской государственной администрации – КМДА (КГГА), который назначается напрямую президентом страны. Есть такая вертикаль. Такая же система на районном уровне. Мэр Киева – это как «британская королева». А так как мэр Киева на выборах шёл вместе с Порошенко, он сейчас одновременно и глава КМДА. Благодаря выше сказанному, у Кличко и есть полномочия.

— В Украине множество СМИ, и опять же, все говорят, что они принадлежат разным политическим силам и олигархам.  Ваша оценка.

—  Мы сделали к этому шаг, я бы так сказал. Благодаря тому, что они не в одном наборе у олигархов, поэтому видны сразу разные точки зрения. У нас ещё есть общественные ТВ и радио, которые дают полярные взгляды.  Есть ещё радио «Свобода», которое из-за того, что получает финансирование из-за рубежа, позволяет говорить на разные темы. Появилось много программ, раскрывающих коррупцию на высшем и среднем уровне. Это, конечно, хорошо, но, с другой стороны, появляется чувство у людей – «а значит, все они одним миром мазаны». Это вторая сторона, к сожалению, медали. И во многом есть сила соцсетей, которые дают возможность для даже маленьких СМИ расширять аудиторию и влиять на неё.

Беседовал Адиль Турдукулов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ