Кадровая политика… или чехарда?

0
467

В Кыргызстане в очередной раз поменялось правительство. Юбилейный 30-й состав кабинета министров возглавил Мухаммедкалый Абылгазиев. Прежний кабмин отправлен в отставку: молодому «технократу» Сапару Исакову депутаты выразили вотум недоверия. Уход с такой формулировкой стал неожиданностью, ведь за пару дней до заседания коалиция большинства утвердила отчет правительства.

Назвать 30-е правительство «новым» можно с большой натяжкой. В основном, кресел лишились креатуры и приближенные экс-президента Атамбаева — почти все вице-премьеры, глава ГКНБ Абдиль Сегизбаев, министр ВД Улан Исраилов, глава Минздрава Талантбек Батыралиев, министр экономики Артем Новиков и другие. В большинстве же министры и главы ведомств сохранили портфели. Сможет ли с ними сработаться Абылгазиев? Последнего, к слову, на должность премьер-министра прочили сразу после избрания Жээнбекова президентом. Сообщалось, что Абылгазиев входит в ближайший круг доверенных лиц главы государства. Он-де пропускал всех через свое «сито» прежде, чем они получали аудиенцию у президента. Прогнозы сбылись, Абылгазиев без труда набрал нужное количество голосов депутатов и занял кресло после Сапара Исакова. Теперь же он зачищает кабмин от кадров своего предшественника.

Это не единственное ключевое назначение прошлой недели. Две недели назад парламент, даже не заслушав отчет, уволили его предшественницу Индиру Джолдубаеву. Накануне пустовавшее кресло все же заняли: депутаты утвердили на должность генпрокурора Откурбека Джамшитова.

Кыргызскоязычные СМИ уже сообщают о дружеских отношениях между нынешним главой надзорного органа и президентом страны. Дескать, отец нового генпрокурора Асылбек Джамшитов является близким другом Жээнбекова. К тому же, оба часто гостят дома у бывшего главы таможенной службы известного в народе как Раим-миллион.

В аппарате президента эти сведения не комментируют. И ссылаются на то, что Джамшитов много лет работал в органах прокуратуры, а до избрания главой ГП руководил прокуратурой Джалал-Абадской области.

Скорая смена правительства, а случилось это буквально за считанные часы, вызвала недоумение у юристов. Они отмечают, что в процессе смены кабмина и генпрокурора допущено много процедурных нарушений, на которые парламентарии закрыли глаза.

«Это говорит о том, что основные игроки руководствуются политической целесообразностью, нежели профессиональными качествами новых членов правительства. Мы говорили о том, что создалась ситуация двоевластия. И задавались вопросом: как из этого кризиса выходить? Но с точки зрения права и логики происходят странные вещи: СДПК и коалиция большинства парламента одобрили отчет правительства и тут же впервые в истории КР пошли по пути выражения недоверия. Мы не услышали от депутатов никакой конструктивной критики или обсуждения. Уже становится традицией, когда людей отправляют в отставку таким образом — в течение одного дня. В Конституции на это даются сроки. Они предусмотрены для того, чтобы решения были выверены и не имели последствий», — говорит Сооронкулова.

По ее словам, последние события с кадровыми перестановками доказали, что «в народе живет очень сильный признак авторитаризма». «Все ожидают мессию, на которого можно будет возложить всю ответственность. Хотя роль президента в конституционном механизме не так велика, но от него ждут спасения. Ожидалось, что будет слом авторитарных тенденций и начнется процесс демократизации, и, наконец-то, заработает система, которая заложена в Конституции КР. Но, к сожалению, первые шаги и явления на политической арене показали, что надежд на это мало», — считает Клара Сооронкулова.

С ней согласен и политолог Тамерлан Ибраимов, что нарушения процедур имеют место быть. «Проявилась и определенная безответственность парламента, особенно, коалиции большинства, которое полгода назад утвердило этот состав кабмина, а намедни выразило вотум недоверия. В какой-то мере я даже согласен с высказываниями Сапара Исакова, который назвал Жогорку Кенеш «политическим трупом». Но ведь парламент не сейчас стал таковым. Предыдущие шесть лет правления Атамбаева заложили почву для сложившейся ситуации. Парламент занимал соглашательскую позицию. Он всегда вставал на сторону сильного — сегодня это президент Жээнбеков. Ничего кардинального с ЖК не произошло, он какой был, таким и остается: утвердили правительство Абылгазиева, даже толком не представившее свою программу. Это абсолютно неправильно. При Сапаре Исакове были запущены определенные программы и проекты, и сейчас неизвестно, что с ними будет. Содержательной дискуссии в парламенте не было. Это дает уверенность утверждать, что нынешнее правительство тоже в самое ближайшее время будет подвергнуто обструкции. И те же самые процессы повторятся уже с нынешним кабинетом министров», — прогнозирует Тамерлан Ибраимов.

Большинство экспертов склоняются к мнению, что правительство под руководством Абылгазиева станет таким же «временным» и техническим», как и состав Сапара Исакова. Ему дают, максимум, год.

Тамерлан Ибраимов также считает, что со сменой власти автоматически ситуация в стране не улучшится. А именно этого ждет общество. «У определенной части населения накопилось много негатива и критики к ушедшей власти, в частности к экс-президенту Атамбаеву. Это их толкает в сторону поддержки Сооронбая Жээнбекова. Но период ожиданий будет короткий, недолгий. Нынешняя власть, которая приняла на себя всю ответственность, должна начать реализовать обещания, приступить к реформам, стараться улучшить жизнь простых граждан. Накопилось очень много проблем с бедностью, коррупцией, судами… Все эти проблемы вынуждена нынешняя власть брать на себя. Если не будет продвижений, то кредит доверия властям будет утерян», — говорит политолог.

Накануне в Бишкеке прошла экспертная встреча, где главным вопросом также стала кадровая политика в КР.

Выступая перед собравшимися, руководитель аналитического консорциума «Перспектива» Валентин Богатырев обозначил четыре фактора кадровой политики в Кыргызстане: регионально-клановый, политический, профессиональный и квотный.

«Мы перешли от доминирования регионально-кланового фактора формирования кадровой политики к политическому. Хотя фоном все же остается регионально-клановый. Но мы не сделали шаг, чтобы базовым стал профессиональный фактор. Кадровая политика имеет свою инерцию. У нас в Кыргызстане произошли две революции, а люди в системах управления все те же. Кадровые системы имеют тенденцию к сохранению устойчивости, и это то, с чем приходится бороться тем, кто собирается менять кадровую политику. Другая закономерность — продвижение кадров по признаку доверия и преданности, которые выступают базовыми и системными критериями, зачастую в ущерб профессионализму и политической ориентации», — отметил Богатырев.

Руководитель программы «Международная и сравнительная политика» Медет Тюлегенов тоже отмечает: общество ждет, что с кадровыми перестановками произойдут обновления по многим направлениям. «Главным критерием при назначении на должности по-прежнему остается лояльность и какой-то уровень профессионализма. Все это происходит на фоне смены кабинета министров и той критики, которая прозвучала в адрес предыдущего состава. Не стоит скидывать со счетов, что также происходит чистка элит, тех, кто связан с атамбаевской эпохой сейчас заменяют. Есть определенные потенциальные издержки, что это будет происходить как кампанейщина против атамбаевских кадров», — сказал он.

Политолог считает, что в судьбе правительства Сапара Исакова негативную роль сыграли не молодость и технократичность, а «тень ушедшего президента Атамбаева». «Несмотря на все положительные моменты в деятельности предыдущего состава правительства, политический фактор перевесил», — добавил Медет Тюлегенов.

Эксперт Эдиль Осмонбетов считает, что пертурбации в кадровой политике КР не стоит воспринимать, как нечто трагичное. «Любое кадровое решение в жесткой политконкуренции, как сейчас, происходит в Кыргызстане, — естественно. Президент приходит со своей командой, которая разделяет взгляды на будущее развитие страны. Любой, кто приходит во власть, должен опираться на какую-то политическую силу, лоббистов, регионы либо социальный класс. У ушедшего в отставку кабинета министров не было такой социальной базы, которая бы поддерживала или разделяла идеи. Несколько десятков пользователей соцсетей — не в счет. Следующему поколению нужно этим заниматься. С уходом правительства Исакова подорвана сама идея прихода к власти молодых, которые могут эффективно работать. Хотя идеи были хорошие. Тем не менее, игнорируются такие вещи как институциональная память», — добавил Осмонбетов.

Все еще не решена судьба главы Госслужбы по борьбе с экономическими преступлениями (Финпола). Теперь уже экс-премьер-министр Сапар Исаков назначил туда Болота Суюмбаева, которого до того президент Сооронбай Жээнбеков уволил с должности заместителя председателя ГКНБ. Суюмбаев долгое время был телохранителем Атамбаева, за что тот незадолго до своего ухода назначил замглавой спецслужб.

Это назначение, как отмечают депутаты ЖК, стало роковым для Сапара Исакова. Вотум недоверия ему выразили из-за этого кадрового решения. «Когда один увольняет, а второй назначает человека, как бы мстя — это вызов. А что будет завтра? Не стоит обижаться. Ребята хорошие, я не против персонально кого-то, я против такой политики», — сказал тогда лидер фракции СДПК Иса Омуркулов.

Кого Жээнбеков назначит в ГСБЭП, вместо атамбаевского кадра? Своего приближенного и лояльного?

Махинур Ниязова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.