Калича Умуралиева: Оставьте город в покое

0
575

Совместный проект Next TV и газеты ResPublica.

Интервью с Каличой Умуралиевой, директором общественного фонда «Наше право»

Ваш общественный фонд “Наше право” и вы лично всегда находитесь в авангарде интересов столицы и ее жителей. Что вы поняли за это время и как вы сами оцениваете свою деятельность?

— Мы поняли насколько коррумпирована система градостроительства и архитектуры города. Мы поняли насколько в этой сфере сплетаются интересы крупного капитала, и добиться того, чтобы законодательство и надзорные органы работали — очень сложно.

Несмотря на баррикады, которые выстраивают перед нами, у нас есть подвижки. Какие-то дела в судах мы выигрываем, но в основном были проигрыши, и не по существу рассматриваемых дел, а потому что прокуратуру, которая нашла нарушение и подала в суд, признают ненадлежащим истцом. А на самом деле в административном судопроизводстве прокуратура не может быть ненадлежащим истцом, потому что именно на прокуратуру возложена функция надзора за применением законов.

Также суды отказывают в защите прав людей, потому что они пропускают сроки обжалования,  потому что граждане в течении трех месяцев должны обжаловать решение исполнительных органов, которое они считают несправедливым.

— Ваша организация одна из тех, которая использует митинги для того, чтобы доказать свою правоту, когда исчерпываются возможности сделать это через суд либо через запросы. После этого быстрее у вас решаются дела?

— Когда как. Смотря какой вопрос и цена этого вопроса. Например, мы недавно выходили на митинг против того, чтобы в 4-м микрорайоне строили многоэтажный дом на муниципальной территории. Нам пошли после митинга на встречу, и мэр Албек Ибраимов отменил решение градостроительного совета о строительстве этого дома. Сейчас на этом месте будет скверик. Уже Бишкекглавархитектура разрабатывает проект того, что там посадить и что там поставить. После этого хочется только на митинги ходить (смеется). Но это не самый лучший способ, поэтому мы в первую очередь пытаемся выстроить диалог с властями. Потому что одно дело критиковать, а другое дело внести конкретное предложение. В данном случае у нас было предложение о том, что в 4-м микрорайоне не осталось скверов и давайте хоть эти 7 соток сделаем сообща для жителей. У нас получилось это сделать.

— Ответственность за положение дел в столице на мэре города, который не избирается напрямую гражданами. Ваше мнение по этому поводу.

— Конечно, я считаю, что как в нормальных странах, мэр должен избираться жителями этого города. Отзыв мэра тоже должен быть в руках жителей города. Если он наши надежды не оправдывает, то мы должны иметь право его отозвать. У нас было такое. Я помню бегала и голосовала за Бориса Силаева.

— Но вы его сейчас критикуете за его дела в период его нахождения мэром столицы.

— Но будучи кандидатом в мэры он же не был замаран еще. Дело в том, что именно при Силаеве были заложены безответственные постановления о предоставлении парковых зон в аренду бизнес-структурам. Но никто из мэров и после Силаева не был привлечен к ответственности кроме Тюлеева и Усенова.

— На Ису Омуркулова тоже было возбуждено дело.

— Ну и чем оно кончилось? Генеральная прокуратура ретировалась и закрыла глаза на все безобразие относительно парка Победы.

— Мэра мы не избираем, но избираем горкенеш, который должен тоже отвечать за положение дел в городе и контролировать самого градоначальника. Почему так не происходит?

— Когда речь идет о формировании Жогорку Кенеша по партийным спискам я еще могу понять, хотя я считаю, что мажоритарно-пропорциональная система для нас лучше. Но в городской кенеш избирать по партийным спискам это нонсенс. Надо городской совет избирать по мажоритарной системе. Тогда я, житель города, имею шанс выиграть без больших денег и без «крыши». Такое возможно.

— Другим органом, который должен контролировать ведомства от лица общества являлись наблюдательные советы при госорганах. Это инициатива была реализована еще при президенте Отунбаевой. Как вы сейчас оцениваете их деятельность?

— Первое положение о наблюдательных советах писали Николай Кравцов, Рита Карасартова и я. Мы думали тогда, что эти общественные советы будут влиять на органы власти, что они будут аккумулировать идеи, которые есть в обществе и будут лоббировать их. К сожалению, этого не произошло. Я была в первой отборочной комиссии, и я увидела, что многие идут туда лоббировать свои личные интересы в министерствах. Например, в МВД подали заявление о включении в советы от охранных агентств, потому что разрешение на ведение их деятельности выдает именно это министерство. Также туда идут бывшие сотрудники этих министерств и ведомств. То есть там есть прямой конфликт интересов. Вот в наблюдательном совете ГРС сидят бывшие ее сотрудники. Они вышли на пенсию и перекочевали в общественные советы. Они там, естественно, будут отстаивать интересы того ведомства, где они проработали столько лет.

Меня не устраивает закон, принятый об общественных советах. Так из 15 членов комиссии по отбору в наблюдательные советы, 5 человек — это представители правительства и госорганов. А 10 человек НПО, некоторые из которых, как оказалось, аффилированы с правительством. Поэтому нас с вами в эти наблюдательные советы не пропускают по указке сверху. Получается, что мы персоны-нон грата для этих наблюдательных советов.

— Похоже так и есть, потому что я тоже 3 раза подавал в разные наблюдательные советы и ни разу не прошел. Возвращаясь к Бишкекскому кенешу и его решению. Несмотря на мораторий на переименование улиц, хотят ул. Шабдан Баатыра переименовать в «7 апреля». Как вы к этому относитесь?

— Мое отношение отрицательное. Вот Чуйский проспект еще хотят переименовать. Я вот только на своем веку пережила как Чуйский проспект до этого назывался проспект Ленина, до этого 22 партсъезда, в честь выступления Хрущева, а до этого назывался проспектом Сталина, а до этого он еще имел другие названия.

Улица Жибек-Жолу имела первоначально название Ташкентская, затем 50 лет Киргизии. Улица Жибек-Жолу имеет самое правильное название потому, что именно по этому пути проходил Великий шелковый путь на Ташкент.

Самые удачные названия первоначальные, без всякой политической конъюнктуры. Вот бульвар Дзержинского первоначально так и назывался – «Бульварная». Бульвар Молодой гвардии носил название – «Атбашинская». Вопрос возникает, зачем переименовали?

Все сейчас переименовывают улицы на имена батыров, героев, которые жили когда-то. Правильно, называйте, но наш же город расширяется, давайте названия новым улицам.

Почему проспект Мира переименовали в Айтматова? Ничего не имею против Чингиза Торокуловича, но какое красивое название было.

Не считаю, что 7 апреля было таким событием, чтобы переименовывать одну из центральных улиц, тем более существует сквер с таким именем, памятник. «Апрелевцы», что вам еще надо? Вы же все получили от государства. Квартиры, медали, деньги.  Может все-таки оставите в покое наш город? Это же еще дорогостоящее мероприятие. Мискенбаев готов взять на себя все эти расходы? Нет, конечно, опять же все будет за наш счет.

Тем более я могу подсказать, где вы можете называть 7, хоть 8 апреля. Вот есть новостройки. Там улицы появляются все новые и им нужно давать названия. Зачем путать бедных горожан и гостей столицы? Остановитесь!

— Сейчас бурно обсуждается объявленный План детальной планировки столицы (ПДП). Чем этот план для нас жителей столицы важен?

— В законодательстве у нас есть такие понятия как Генеральный план, План детальной планировки (ПДП) и Правила землепользования и застройки (ПЗЗ). Это те основные документы, на основании которых должно вестись строительство в нашем городе. Естественно, градостроители должны видеть, как строить город. Как лучше сделать его пригодным для проживания горожан, при этом учитывать климат, рельеф. Для этого в 2006 году приняли новый Генеральный план, постановлением правительства его закрепили. Сразу же должны были сделать план детальной планировки всего города. Только в 2009 году утвердили ПДП юго-восточной зоны города. Больше ничего не сделали.

Теперь взяли только центральную часть города. Мы увидели только то, что презентовало ГПИ в прошлом году. И мы увидели, что все незаконные строящиеся объекты, против которых мы выступаем, они все там находятся. Мы, конечно, публично выступили против этого ПДП, и думали, что все замечания они изменят. И вот мы дождались новых публичных слушаний. И что мы видим? Мы видим тоже самое. Пытаются узаконить незаконные стройки.

Я вот конкретно задаю вопрос. Что будет с домом, который стоит за кинотеатром Россия? Это охранная зона №1. Сам кинотеатр является памятником истории и культуры. Рядом находится стратегический объект Белый дом. И там строится жилой дом.

— Вы думаете, что все эти воззвания будут иметь эффект с учетом зависимой правоохранительной системой и судами?

— Я считаю, что у нас все-таки должна быть власть. Тем более новый президент тоже в городе живет. Мы будем требовать реакции со стороны президента и правительства.

У нас есть всего несколько памятников 19 века. Один из них Дом Терентьева в парке Кычана Джакыпова. Чтобы его восстановить нужно всего 70 тысяч долларов, но никому до этого дела нет.

Давайте все-таки оставим центральную часть города, это территория ограничена улицами Тоголок Молдо-Фрунзе-Ибраимова-Киевская, такой, какая она есть. Давайте хоть там ничего не будем строить незаконного. И так в центре все застроено. Мы же потеряли только к принятию Генерального плана к 2004 году 36 скверов, которые были заложены в советское время. Например, у здания Госстроя был скверик, а сейчас там стоянка.

Многие скверы уничтожены уже после принятия Генерального плана. Возьмем «Дзержинку». Там стоит памятник З.Кайназаровой. Раньше сзади этого памятника был сквер. Теперь сквер застроили, а вместо этого там стоит псевдо элитный дом. Вот архитекторам, которые это проектировали, не стыдно, что они так относятся к памятникам?

Вот еще в Генеральном плане есть Дубовый парк, который находится в сердце города. И вот почему в парковой зоне возник ресторан «Фрунзе»? Он там незаконно находится. Хватит ли духу у архитекторов города не включить в новый ПДП этот незаконный объект?

Я хочу сейчас обратиться к депутатам городского кенеша, которые будут утверждать это ПДП – давайте по каждому участку проводить обсуждение, чтобы завтра жители вас не проклинали!

Беседовал Адиль Турдукулов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ