Нурбек Эген. У кого много денег, тот не подчиняется общим правилам и обречен на катастрофу

0
974

Интервью с кинематографистом Нурбеком Эгеном.

— Вы живете в России и там несмотря на авторитарный характер власти, интеллигенция, «киношники» подают всегда критический голос правды даже на таких официальных мероприятиях, как вручения премии «Ника» или Кинотавр. В последнем интервью актер Серебряков заявил, что идеологией РФ является «сила, наглость и хамство». Почему, как вы считаете кыргызская интеллигенция, всегда как бы на стороне от политических процессов в стране и всегда молчит?

— Если говорить об интеллигенции или о людях искусства, в частности, в России, конечно же, тут выделяется больше денег на кино, на театр, на другие виды искусства или науку,  чем в КР.  Но, поддерживая культуру, власть в России имеет цензуру над людьми искусства и интеллигенции. Люди искусства становятся неким рупором и пропагандистами государства, нежели свободными художниками. И нужно заметить, что тут тоже многие молчат или лояльны к событиям, которые происходят в обществе.  Но, есть и те, кто не получают деньги из госказны и независимы. Могут, как вы сказали, подать критический голос правды на разных площадках. Если говорить о нашей стране, то пока отношения государства и художника идут параллельно . На сегодняшний день люди искусства, ни фильмами, ни спектаклями не могут обострить ситуацию в стране так, чтоб власть имущие начали с ними считаться.

— Я говорю сейчас даже не о власти, а о людях искусства в Кыргызстане, которые и в советское время особо не подавали голос, а сейчас тем более. Это связано только лишь с их бедственным финансовым положением?

— Я бы ответил так. У нас в Кыргызстане вряд ли есть сейчас какая-то интеллигенция. По существу, у нас мало людей, кто чувствует свой гражданский и морально-этический долг перед обществом.   И мне тоже очень стыдно, что я никак не реагирую на те политические или неполитические процессы, которые происходят в стране.. Чудовищная разобщенность общества, которую мы никак не можем победить. Мы не смогли и не научились создавать площадки, где могли бы собираться, обсуждать и решать вопросы.  Я не говорю здесь про власть. Речь о том, как нам научиться сплотиться перед решением национальных вопросов.

  — Вы являетесь одним из успешных кыргызстанцев, работающих за рубежом. Когда вы сняли фильм «Сундук предков», здесь его очень хорошо приняли, однако второй фильм про Кыргызстан «Пустой дом» не шел в прокате и здесь его просто растоптали, хотя, на мой взгляд, это самая выдающаяся наша картина, по крайней мере после независимости страны. Почему кыргызам так сложно взглянуть на свое реальное изображение в зеркало?

— Я думаю, что это только кыргызы так ведут себя. Если человек не умеет трудиться, то он не оценит труд чужого. Если в человеке не вложена любовь и сострадание, то он не будет любить близких. Если человек живет, руководствуясь  только лишь своими потребностями и желаниями, то он представления не имеет, что такое жизнь. У кого много денег, тот не подчиняется общим правилам и обречен на катастрофу. Жизнь во вселенной -это искусство жить вместе.   Еще одна причина этому, отсутствие воспитания, культурного и  образовательного багажа. За «Пустой дом» меня очень многие ругают, но те люди, с которыми я общаюсь — задают вопросы, мы их обсуждаем, и снимая этот фильм, я рассчитывал именно на диалог. И я очень рад, что до сих пор его смотрят, обсуждают, значит фильм живет. Я не снимал фильм для того, чтобы понравиться всем зрителям. Если у «Пустого дома» есть хотя бы 10 человек-зрителей, кого он тронул, кто подключился к главной героине и сочувствовал когда смотрел фильм, то это меня будет радовать и это главное для меня. И я, кстати, когда снимал «Сундук предков», то не ожидал что он придется многим по вкусу, потому что в каком-то смысле «Пустой дом», это продолжение фильма «Сундук предков».

— Я каждый день сталкиваюсь со случаями, когда человека, которого только вчера превозносили, сегодня могут облить грязью за даже недоказанный проступок или деяние. Вы считаете, что это именно недостаток культуры, а не свойство нации?

— Я бы очень осторожно говорил  про свойства любой нации. Это отсутствие культуры и воспитания какого-то конкретного человека или группы людей. Это отсутствие неких культурных опытов, этических норм, выработанных конкретным обществом. Не нужно сразу убивать и топтать людей, если человек ошибся или оступился. Хотя бы дать последнее слово ему. Я думаю это со временем придет, но для этого должен образоваться некий слой общества, который должен об этом говорить.  Поскольку мы после развала Союза долго находились в зоне выживания, интеллигенция думала прежде всего о том, чем прокормить семью, и кинематографисты тоже совсем не думали о Куросаве или Феллини. Они прежде всего думали и думают, чем заправить свою машину для того чтобы идти таксовать.

   — Идея документальной ленты «Рождение Манаса: как предчувствие» заключается в том, что следующий Манас родится обязательно и произойдет в среде наших мигрантов за рубежом, как это произошло однажды с самим Манасом, который родился на Алтае. Сегодня более миллиона наших граждан горбатятся на самой тяжелой работе и им не до Куросавы, как вы сами сказали, и более того, 600 тысяч наших соотечественников получили российские паспорта. Как среди них может родиться Манас?

— Идея ленты «Рождение Манаса» заключается в том, чтоб родился Манас в наше время, все мы должны изучать и знать Манаса. Знать цену Манасу. Манас это не богатырь из народных сказок, это дух народа. Пока живет этот дух, живет народ Кыргыз. Это основа нашего народа и государство. И когда я говорил, что он может  родиться за границей, тем самым я хотел поддержать чувства детей своих земляков,  которые живут за границей и  считают, что Кыргызстан их родина.    Как вы знаете их сейчас очень много.    Мы должны уже понять, что «Бишкек — еще не центр мира». Что калпак пока не «самый главный головной убор во всем мире».  Что никому нет дела из какого кыргызского рода были  на самом деле Чынгызхан и Атилла.  Я не знаю какой будет новый Манас.  Я не знаю какие будут  у нас границы, будут ли они вообще. Как мир будет меняться. Как это повлияет на наши умы. Что будет всех объединять.  Что будет для них главное. Я думаю, что новый «Манас», который изменит мир кыргызов, будет очень образованный и сильный человек.

— Когда Айтматов опубликовал «Джамилю», то многие «патриоты» здесь были глубоко возмущены тем, что эта повесть оскорбляет достоинство кыргызов, потому что ну, никак не могла «наша девушка изменить мужу, который ушел на войну и уехать с каким-то пришлым из села». Однако потом после признания Арагоном, что это «самая красивая история любви на земле», даже рьяные радетели чести кыргызских девушек заткнулись. Почему нам обязательно нужна внешняя оценка? Это комплекс малой нации?

—  Есть кыргызы, кто ходит в скафандре собственного величия, я их называю «космонавтами» — в калпаке, в чапане театральном и фотографируются на фоне статуи Свободы в Нью-Йорке. Это хорошо конечно, ну а что дальше? Что нам дает этот скафандр? Что нам дает это самоощущение, что мы великие? Появится от этого кыргызская «Тойота», или кто-то придумает «Apple»? Пока очень мало, чем можем похвастаться. Нужно учиться, нужно трудиться. Уважаем мы свою историю? Уважаем. Любим и восхищаемся. Но дальше надо понимать и чувствовать где мы сейчас находимся. Или мы хотим закрыться от всего мира и жить старой жизнью?  Надо же двигаться со всем миром вместе.  Хотим мы этого или нет, все будет меняться и мы будем меняться. Будет меньше границ, барьеров, но вместе с тем, к сожалению, мы еще и будем что-то терять. Поэтому жизненно важно беречь наш язык и нашу культуру.

   — Вы называете себя приверженцем тенгрианства. Наши же люди, в основном, включая большую часть мигрантов, и не только в России, становятся внешне приверженцами ислама. Разве это не показатель того, что наши кыргызские культурные и исторические коды и корни не так сильны, раз эта религия достаточно легко перерабатывает взгляды кыргызов?

— У нас очень сильный и культурный, и исторический код. Величие кыргызского народа я вижу в том, что всю свою историю, культуру, науку, все что хотели передать своим потомкам, они смогли превратить в художественные образы так, что у нас самый большой эпос в мире и много малых эпосов, не исследованных еще. И передавались устно из поколения в поколение.  Это не материальное, а  духовное наследство, которого не забыть и не убить пока будет жить хотя бы один кыргыз на земле.

Теперь, почему мы так быстро отдаемся исламу?  Или вот мы с вами разговариваем сейчас на другом языке, а могли бы говорить на своем родном. Да, есть свойство нашего народа, вероятно благодаря которому мы развивались и обновлялись.  Если говорить про ислам, это естественно великая религия и культура. Но религию в развитых странах никто друг другу не навязывает, доказывая что она единственно праведная. Выбор религии личное дело каждого человека. Если ты верующий и хочешь идти на намаз по пятницам, то пожалуйста. Но только, чтобы это мое право не ущемляло и  не мешало общему делу. Все мы равны под солнцем. Лично мне не хочется никому навязывать мировоззрение тенгрианцев.

Еще вот про историю, как сказал историк Гумилев: «Нет истории, а есть историки». Есть рассказы интересные, которые остаются, а не та реальная история, которая была. Вот я рассказываю детям, как я вырос в своем айыле. Дочка, слушая мои рассказы, как то оказывается представляла мой дом и моих знакомых в своих мыслях, но вот по приезду в Ноокат, она ничего этого не нашла. Она говорит: «Папа, ну ты же по другому все рассказывал. Что жизнь кипела у тебя круче, чем  в Нью-Йорке, а тут у тебя три человека ходят по всей деревне». Поэтому многое зависит от рассказчика тоже.

— Главными рассказчиками являются кинематографисты. У нас сейчас снимается много фильмов. Насколько они точно рефлексируют и отражают, на ваш взгляд, кыргызскую действительность?

— Самые главные рассказчики — это, конечно, кинематографисты, но это очень дорогой вид искусства. Чтоб большие и хорошие фильмы снимать нашим начинающим кинематографистам, нужно получать образование в лучших вузах мира, нужен опыт работы с ведущими мировыми компаниями. Я думаю, что у нас все впереди. Я очень рад за Атая и его команду, кто представляет нашу страну зарубежом. Чем будет больше талантливых людей от нашей страны на международной арене, тем лучше. Я за них очень болею. Они вызывают живые эмоции. Как с казахским певцом Димашом, который в Китае завоевал любовь зрителей. После этого люди со всего мира теперь интересуются страной его происхождения.

Что касается меня в кыргызском кино —  меня мягко говоря не жалуют. В кабинетах министерства культуры и киностудии есть «поклонники» моих работ, с которыми мне не хотелось бы ни то что сотрудничать, да и просто даже встречаться. Мы разные.  Пока мне удавалось делать фильмы в Кыргызстане не обращаясь за господдержкой и без помощи кыргызских денег.  Я не хотел бы своими фильмами успокаивать и «убаюкивать»  зрителя,  в том смысле, что у нас все хорошо.  Нужно стараться, чтобы в фильме был голос автора, который делится своей правдой со зрителями.

   — Нельзя сказать, что жизнь в Кыргызстане ухудшается, но в то же время все больше людей, кто выезжает из страны, говорят, что «для своих детей хотели бы другого будущего».

— Они правильно делают. Для детей нужно стараться делать максимум, чтоб они получили хорошее образование.

— Но эти же люди оставляют страну на тех, кто не будет условно смотреть фильмы Феллини и Куросаву.

— Я тоже так думал и переживал, но это все может быстро поменяться. Когда плохие правители в стране, все умные бегут из страны. Когда умные правители – наоборот.  Стоит системе управления начать меняться в сторону либерализации, все поменяется. Все начнут возвращаться.

В первую очередь я имею в виду судебную систему. Я даже сейчас не говорю про систему образования, культуры или здравоохранения, вот если только судебная система будет независима от власти и, если я буду знать, что перед законом все равны и  я могу реально защитить свои права в суде, главные вопросы в стране будут решены.  Тогда я буду знать, что мою собственность никто не будет трогать. Я не буду бояться открывать свой бизнес. Я смогу потребовать качественный сервис за свои деньги и т.д.

Беседовал Адиль Турдукулов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ