Кабай Карабеков: «Давайте дадим возможность поработать новому президенту»

1
685

Совместный проект NEXT TV и газеты «ResPublica» – «Espresso»

— Мы вас в первую очередь знаем, как журналиста, но вы работали и на государственной службе – пресс-секретарем первого президента, депутатом. Где вам было наиболее комфортно в плане самореализации?

— Политика — это не профессия, а я журналист. То, что я умею делать в полном объеме – это только в журналистике. В политике всегда сложно что-то сделать в одиночку, нужны сторонники, единомышленники. Сейчас это называют «бригадой».  У меня нет «бригады», поэтому мне в политике не очень было комфортно.

— Нынешний президент подал на вас иск в период предвыборной кампании и логично, наверное, было бы, чтобы он этот иск отозвал, как это он сделал в отношении 24.kg, где отказался от материальных претензий. Почему в вашем случае так не происходит?

— Иск был подан, когда Жээнбеков был кандидатом в президенты. Сейчас ситуация такова: материальные претензии отозваны только по отношению к ИА 24.kg, но иск остается. 22 февраля наша апелляция будет рассматриваться в Верховном суде. Я не хотел бы сейчас комментировать позицию истца и свою личную позицию в этом деле, поскольку идет судебное разбирательство.

Но хотел бы обратить внимание на действия судей. К примеру, судья Свердловского суда назначила процесс на 5 октября. У меня в это время была конференция в Алматы. Я попросил перенести процесс на 3 дня, но судья отказала, и ответила, что “ваше присутствие не обязательно”. Адвокат сообщил судье, что у него на этот день уже назначен другой процесс. Ему судъя отвечает, что процесс можно провести даже поле окончания рабочего дня. Готовность моментально рассмотреть иск просто удивляет. Понятно, что решение было уже написано и в этот день судья должна была его просто озвучить.

— По вашему делу международная организация “Репортеры без границ” заявила, что это атака на свободу слова. Почему они озвучивают только ваше дело?

— Я думаю что они знают про все дела против СМИ и журналистов. На моем деле акцент сделан, наверное, еще и потому, что другие иски были поданы предыдущим президентом, а здесь судебное разбирательство идет с участием действующего главы государства.

— В своем заявлении “Репортеры без границ” указывают, что вам грозит и возбуждение уголовное дело и арест до 2-х лет. Вы тоже считаете, что это возможно?

— Они так говорят об этом, потому что если в 10-дневный срок не будет уплочено 5 миллионов сомов, судебные исполнители наложат штрафные санкции в размере 10 процентов от суммы иска, и после этого дело будет передано для возбуждения уголовного дела. Тогда могут использовать уже другую статью, по факту не уплаты денег. По Уголовному Кодексу эта статья подразумевает от 1 до 2-х лет лишения свободы.

— Однако такого прецедента еще не было, чтобы журналиста сажали за то, что он не уплатил сумму иска.

— Ну у нас много чего раньше не было. Не было революций, затем случились. Не было наглых финансовых афер, которые происходят в последние годы. Речь идет о таких аферах как контракт с чешской компанией “Лигласс”, много вопросов вызывает модернизация ТЭЦ. Нам ведь всем сказали, что ТЭЦ модернизирована полностью. А после всех этих известных холодов и остановки работы ТЭЦ, китайские инвесторы объяснили, что модернизировали за 386 млн.долларов всего 25% ТЭЦ. Поставили 2 котла. Видимо эти котлы из платины или из золота. По Лиглассу понятно, что наши власти заключили соглашение с мошенниками и выдали им мандат на почти миллиард долларов. Это о чем может говорить? Это вот та самая коррупция, о борьбе с которой с высоких трибун говорят.

— Ваша статья, опубликованная в 24.kg, была достаточно критической на тот момент в отношении кандидата в президенты Сооронбая Жээнбекова. Однако я помню, что еще более категоричные и критические статьи именно по этой теме публиковались не только в местной, но и в зарубежной прессе еще до выхода вашего материала. Почему иск был подан выборочно, именно в отношении вас?

— Я читал, что публиковалось в других изданиях. В моем же материале не было утверждения, высказывалось лишь предположение. В судебном процессе даже судья спросил: “А почему вы такое предположение высказали?”. Я ответил, что конституция дает мне право высказывать свое мнение. Это не утверждение. Судьи однако поддержали истца. Несмотря на то, что конституция позволяет каждому гражданину высказывать публично свое мнение. То есть суд осудил меня за мнение, а не за утверждение. Перешагнули через конституцию, не приняли во внимание Основной закон страны.

— Не считаете ли вы, что ваша статья была лишь поводом, а иск был подан из-за совокупности всех ваших резонансных статей, которые публиковались не только здесь, но и за рубежом?

— Возможно. Но тут надо смотреть шире. Это же политика началась не вчера. Она началась 2 года назад и это совпало с кризисом, который начали испытывать наши партнеры в странах СНГ. Он ударил и по нам. Кыргызстан в финансовом и экономическом плане начал катиться назад. И чем-то надо было внимание людей отвлечь и заодно заставить замолчать журналистов. Потому что поток критики и недовольства населения нарастало.

Этот поток сбили исками против журналистов, отвлекли внимание общества от того, что происходит в стране. Пытались отвлечь внимание от этих афер с этими непонятными фирмами. До сих пор мы не можем понять – чей же был груз в самолете, который упал на Дача-су? Почему погибло столько людей? Отчасти ситуация проснилась, когда возникли проблемы с Казахстаном. Тогда появилась информация о том, что через Кыргызстан проходит несколько миллиардов долларов контрабанды. Вот какая-то часть этой контрабанды, перевозимая на борту турецкого самолета и погубила столько людей.

А ведь контрабандой занимались отнюдь не рядовые граждане страны. Противозаконным бизнесом занимались люди облеченные властью. И властям нужно было сделать так, чтобы публично никто не мог сказать о том, что реально происходит в стране. Политики прекрасно понимают, что если каждый подобный факт будет обсуждаться гражданским обществом, он может привести к непредсказуемым последствиям.

— На последнем заседании Совета безопасности, президент обрушился с критикой в отношении МВД, Генпрокуратуры и ГКНБ. За этим на ваш взгляд последуют реальные действия или это просто слова?

— Вообще, это было очень неожиданно. Меня это очень удивило. Я разговаривал со многими людьми и их просто поразила позиция президента, высказанная открыто и публично. Потому что когда президент говорит о том, что судьи, силовые структуры коррумпированы, что они защищают не граждан страны, а себя от общества – это правда. Я думаю что за этим должны последовать действия и у новой команды президента есть план. Ведь нельзя просто публично озвучить свою позицию и не подтвердить это действиями. Иначе это останется очередной декларацией.

— Под действиями вы подразумеваете отставку глав этих органов?

— Когда речь идет о том, что судейский корпус, силовые структуры на 90% коррумпированы, эту заразу надо вырывать с корнем. Иначе наша кыргызская политика, которую проводят двумя руками – левой рукой берут деньги, часть оставляют себе, а правой рукой передают дальше наверх, останется. Эту политику надо прекращать. Иначе мы никогда не оздоровим общество и проблемы, наподобие «модернизированной» за огромную сумму ТЭЦ, будут только прибавляться.

— Вы заметили, что давление на свободу слова началось не с вас, а гораздо раньше, в том числе с издания, в котором вы проработали долгое время — «Вечерний Бишкек». Кто стоял за захватом этого популярного и влиятельного издания?

— Можно посмотреть на публикации после того, как газета перешла в другие руки и станет понятно, кто стоял за захватом. Почитайте, что пишут про оппонентов власти и поймете, кому это было выгодно.

— То есть, вы считаете, что это люди внутри страны, а не из-за рубежа?

— Для внешних игроков это слишком мелкое в экономическом и политическом плане дело. Они бы не стали марать свою репутацию. Это дело рук бывшей власти. Так что тут за выводами далеко ходить не надо.

— Вы являетесь представителем первой волны журналистов независимого Кыргызстана и продолжаете оставаться верным своему призванию, в отличие от большинства ваших коллег который уходят в другие сферы.

— Может быть я идеалист. Я всегда думал, что возможно хоть как-то исправить ситуацию в нашей стране в лучшую сторону или помочь тем, кто попал в беду. И всегда этим занимался. Мои коллеги, которые ушли из журналистики, просто разуверились в том, что печатное слово может оказывать действие. Я думаю, что это не так. Печатное слово продолжает действовать на общество, но оно совершенно не действует на наши власти. Это факт. Видимо, поэтому мои коллеги и разуверились в журналистике.

— Почему так происходит?

— Потому что у нас до сих пор нет нормальных, устоявшихся государственных институтов. Госструктуры — не самостоятельны. У нас нет самостоятельного суда, МВД, спецслужб. Они все работают под контролем одного человека. Считать их в таком случае государственными ведомствами — большая ошибка. В Кыргызстане сформирована не государственная, а частно-государственная система, исполняющая волю одного человека. Эта система не работает на общество. Поэтому мы стоим на месте.

Но нельзя говорить, что мы должны развивать только эти институты власти. Мы должны помогать и становлению института президента. Сейчас озвучена позиция нового президента, и, если она будет апробирована на практике, возможно это поможет стране выбраться из кризиса. Если власти откажутся от мелочной опеки, от того чтобы чиновники Белого дома контролировали каждый шаг отдельно взятого судьи – это может помочь в становлении нормальных государственных институтов власти.

Белый дом должен дать возможность всем ведомствам работать самостоятельно. И требовать результатов. За каждую ошибку руководители ведомств должны нести персональную ответственность. Руководство страны должно не просто требовать хорошей работы с чиновников. Но и наказывать их за каждый проступок. И не просто жестко, а жестоко. Только тогда чиновничий аппарат начнет работать без оглядки на клерков из Белого дома. Тогда они будут работать над устранением проблем общества и отдельно взятого гражданина. Сейчас же все ведомства работают на власть, а не на общество. Существующая система вообще не работает на людей.

— Будет ли политика Сооронбая Жээнбекова зависеть от экс-президента?

— Если экс-президент перестанет давить на новую власть своим авторитетом, своими кадрами это будет в первую очередь выгодно ему самому. Тогда экс-президента тоже будут воспринимать, как самостоятельного политика. А сейчас его в таком ключе никто не воспринимает.

Атамбаев говорил, что он останется в политике и он должен остаться как самостоятельный политик, а не как человек, который прицепился к новой власти и пользуется влиянием системы для продвижения своих идей. Атамбаев должен дать возможность новому президенту работать самостоятельно, не давить на него своим авторитетом, своими людьми. Только эта позиция принесет пользу стране.

В любом нормальном обществе новый президент приходит со своей командой. Ведь было 6 лет у экс-президента и его команды. Что смогли они сделали, и мы видели и знаем, что они сделали. Дайте теперь возможность поработать новому президенту, чтобы мы его оценивали, не просто как продолжателя прежнего курса. Чтобы мы оценивали его работу, а не работу команды Атамбаева.

Беседовал Адиль Турдукулов.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Судей назначенных Атамбаевым и до сих пор выносящих противозаконные решения,мы должны знать не только пофамильно.но и в лицо. Этих продажных тварей нужно сделать ИЗГОЯМИ нашего общества,чтобы земля горела под их ногами..!!! И это время уже на подходе..Но ждать его мы не будем, а уверенно пойдем навстречу..!!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ