Смерти на дорогах или Сколько еще ждать проект «Безопасного города»?

0
190

Ежедневная хроника МВД о ситуации на дорогах шокирует, под колесами машин погибают десятки людей в месяц. По последним данным, за неполный год в результате ДТП скончались почти 800 человек, травмы получили более 5 тысяч.

В правительстве, которое сейчас возглавляет Сапар Исаков, подводя итоги 100 дней, отметили, что «ведется реализация плана по реформе системы дорожной безопасности». Однако на деле мы видим, что вся реформа ограничивается лишь переименованием дорожной милиции, которая уже в пятый раз меняет вывеску: ранее она была переименована с ГАИ на ГУБДД, после стала ДПС, год назад — ГУПМ, а теперь называется Главное управление по обеспечению безопасности дорожного движения (ГУОБДД).

«Это не смена вывесок, это инструмент, с помощью которого мы должны открыто и через конкурс набрать качественно новых сотрудников. Также мы укрепили вертикаль подчинения в данном ведомстве. Это процедурный шаг, необходимый для улучшения управления системой дорожной безопасности», — цитирует премьер-министра Сапара Исакова его пресс-служба.

Замначальника ГУОБДД Ыманалы Саркулов тоже утверждает, что одним только переименованием не ограничились, значительно изменились функции обновленной ГУОБДД. В частности, из деятельности исключили патрулирование улиц.

«Сейчас очень остро стоит вопрос обеспечения безопасности на дорогах. Функции по обеспечению безопасности на дорогах останутся у ГУОБДД, а выезжать на вызовы, патрулировать улицы и заниматься раскрытиями преступлений, совершенных в общественных местах теперь будет Служба общественной безопасности», — пояснил он.

По его словам, с созданием ГУПМ возникла сложность как для патрульной милиции, так и для дорожной. «Протяженность улично-дорожной сети в целом по республике составляет около 70 тысяч километров. За одну смену выходят на дорогу для контроля около 200 сотрудников. На каждого из них приходится около 300 км дороги. Получается, что за смену (8 часов) один экипаж должен проехать 600 км. Кроме этого, приходилось реагировать на сигналы, поступающие на пульт «102». Сотрудники просто физически не успевали», — отмечает Саркулов.

Идея с объединением патрульной службы и «гаишников» провалилась. С эти согласен и сопредседатель Гражданского союза «За реформы и результат» Тимур Шайхутдинов. По его словам, сотрудников дорожной милиции называют самыми коррумпированными, в их адрес поступает больше много нареканий со стороны граждан, поэтому начинать реформу с было необходимо. «Правительство должно было что-то делать. Как альтернатива создали ГУПМ. На бумаге это объединение двух служб выглядело идеально: патруль, за которым закреплен определенный участок, занимается не только дорожной, но и общественной безопасностью. Мы тоже поддержали эту идею. Другой вопрос, как она была реализована. Элементарно у сотрудников не было бензина, чтобы патрулировать на служебной машине. Первые два месяца патрулирование улиц велось активно, мы видели качественно новую милицию, а после все постепенно вернулось на круги своя, и сотрудники ГУПМ даже стали нести службу на частных авто», — говорит Тимур Шайхутдинов.

Шайхутдинов считает, что необходимо «как в Грузии» уволить всех сотрудников и набрать новых.

С этим не согласен бывший начальник отдела ДПС МВД КР Олег Мороз. Он считает, что за такую мизерную зарплату, что получают сотрудники дорожной милиции, мало кто согласится работать. В МВД уже пробовали набрать новых сотрудников «с улицы», но большинство не смогли пройти конкурсный отбор. причины разные — одни не сдал норматив по физподготовке, других забраковали по состоянию здоровья, третьи не знали элементарных правил дорожного движения.

Активист считает, что ГУПМ не смогла эффективно заработать, поскольку параллельно нужно было внедрять проект «Безопасный город». Об этом говорили все премьер-министры и президент, но проект не реализован до сих пор.

Ранее озвучивалось мнение, что сами гаишники против внедрения проекта «Безопасный город» (или «Умный город», как его сейчас называют). Саркулов отрицает это. «Наша служба больше остальных заинтересована в появлении камер. Мы бы уменьшили количество нарядов на оснащенных камерами дорогах и увеличили там, где нет камер фото и видеофиксации нарушений», — подчеркивает замглавы ГУОБДД.

Для реализации этого проекта теперь планируют привлечь органы местного самоуправления. 50% поступивших денег от нарушителей ПДД пойдут в бюджет органов местных власти, 40% — в бюджет республики и только 10% — в ГУОБДД. «Мы будем заниматься администрированием этих нарушений, изготавливать, печатать и доставлять «письма счастья» — квитанции о штрафах и контролировать поступление денежных средств. До 2018 года разработать программы по установке камер в столице, Оше и трассе Бишкек — Балыкчы», — рассказал Ыманалы Саркулов.

Тимур Шайхутдинов считает, что это «движение в правильном направлении». «Роль органов МСУ недостаточно освещена в тех же СМИ. а между тем, сотрудники МСУ знает большую часть своего населения и наиболее тесно работает с ним», — отмечает активист.

Олег Мороз подчеркивает, что проект «Безопасный город» не решит всех проблем. «Но это хороший инструмент, который дисциплинирует всех водителей. Но самые страшные ДТП со смертельным исходом происходят на автотрассах. Там нет органов МСУ. Кто поставит там камеры видеонаблюдения? Кто поставит их там?»,- задает актуальные вопросы бывший сотрудник ДПС.

Олег Мороз предлагает вернуть дорожной милиции функции по проведению техосмотра автомашин, контроль за подготовкой водителей и выдачей им удостоверений, а также реализацию проекта «Безопасный город». «Сейчас получается у семи нянек дитя без глазу. Спросить не с кого. ГРС, который выдает удостоверения, не отвечает за аварийность. Минтранспорта тоже не несет ответственности. ГУОБДД не может контролировать, потому что нет функций. Если отдать все функции одной структуре, то с нее и можно спрашивать», — считает бывший сотрудник ДПС.

У органов МСУ, по его мнению, денег на установку камер вряд ли найдется. «В селах нет средств чистую воду провести, не то что видеокамеры ставить. Крупные города, возможно, и оснастят камерами ото и видеофиксации», — отмечает Олег Мороз.

Он уверен, что тех 10%, что выделяется МВД на поддержание системы в рамках «Умного города», не хватит даже на рассылку писем со штрафами. А на поддержание и администрирование системы потребуются миллионы сомов. Где взять эти средства? В бюджете на 2018 год они не предусмотрены. И, похоже, что проект «Безопасный город» и в следующем году не реализуют. Дождемся ли?

Страшные цифры

Количество смертей в ДТП с каждым годом растет, однако последние два года отмечается некоторое уменьшение. По данным ГУОБДД, в 2000 году в авариях по всей республике погибли 610 человек, в 2005-м — 893, в 2010-м — 985, в 2013-м — 1220, в 2014-м — 1022, в 2016 — 938. За 10 месяцев 2017 года в ДПТ погибли 695 человек. Показатели за тот же период в прошлом году составляли 771 человек.  

В ГУОБДД также отмечают, что 83% ДТП происходят по вине водителей и только 8% — из-за пешеходов. 9% аварий совершают пьяные водители, в 16% случаев водители скрываются с места ДТП. По словам Ыманалы Саркулова, в 2017 году 48 человек погибли в результате таких аварий, когда водитель скрылся с места ДТП. «Если бы им вовремя оказали медицинскую помощь, можно было спасти жизни», — считает он.

42% ДТП — наезд на пешеходов, 33% — столкновение двух и более автомашин.

33% аварий происходят по причине превышения скорости, 24% — нарушение правил маневрирования, 11% — выезд на встречную полосу движения.

МВД внесли законопроект об увеличении административных санкций или ужесточения наказания за превышение скорости, нарушение правил маневрирования, за выезд на встречную полосу движения, а за управление транспортом в нетрезвом состоянии ввести даже уголовную ответственность.

Махинур НИЯЗОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.