Ледники разрушить нельзя сохранить

0
267

Горячие споры на протяжении последних двух недель разгорелись вокруг поправок в Водный кодекс. По инициативе правительства в закон хотят внести дополнения, позволяющие «стратегическим бюджетообразующим предприятиям» по горной добыче вести разработки вблизи ледников, даже если их деятельность влияет на таяние и разрушение этих ледников.

В правительстве утверждают, что поправки коснутся только двух ледников – Давыдов и Лысый, которые находятся рядом с месторождением золота Кумтор.

Ряд правозащитников и экологов выступили против этих поправок, они считают, что кабмин КР идет на поводу у иностранного инвестора, который уже нанес колоссальный ущерб окружающей среде.

Горнопромышленники же объясняют необходимость принятия законопроекта экономической целесообразностью. Доводы обеих сторон весомы. ResPublica приводит мнение всех участников спора. Видеоверсию дискуссии смотрите тут.

«Мы в безвыходном положении»

Такого мнения придерживается академик Орозбек Дуйшеев, президент Ассоциации горнопромышленников и геологов КР.

«С первого дня независимости кыргызские власти передали управление горнодобывающей отраслью иностранцам, или даже я бы сказал международным аферистам. «Кумтор» – это бесспорно бюджетообразующее предприятие, где трудятся сотни наших граждан, которое кормит всю Иссык-Кульскую область. Но соглашение с компанией было заключено в ущерб Кыргызстану. И за годы деятельности предприятия допущено много ошибок, которым способствовали коррупция и политика», – отмечает Орозбек Дуйшеев.

По его словам, при заключении соглашений Кыргызстан пошел на значительные уступки инвестору. И изначальные условия о том, что часть месторождение будет разрабатываться закрытым способом, не соблюдается. Это привело к тому, что ледники стали двигаться, что очень опасно.

«В горнодобывающей отрасли есть такой закон: двигаться только вперед, назад нельзя. Ледник уже двигается вниз. Это несколько миллионов кубов. Его надо убрать, чтобы было безопасно для работников, чтобы предприятие могло доработать свой срок. Если разработку Кумтора приостановить, через три месяца случится катастрофа. Ледник скатится в карьер, где под ним могут остаться люди. Мы этого допустить не можем», – говорит Дуйшеев.

Он напоминает, что впервые поправки в Водный кодекс инициированы в 2015 году, но тогда парламент КР вернул законопроект на доработку.

«Сейчас из экономических, экологических и технических соображений эти ледники нужно переносить. Но никто не хочет брать на себя ответственность. Мы в безвыходном положении. Из него надо выходить с соблюдением всех мер безопасности и инженерных расчетов. Перенести ледники, а после приступить к их реабилитации», – предлагает ученый.

«Нельзя менять законодательство в угоду одному предприятию»

— считает эколог Калия Молдогазиева.

По ее словам, страшные ошибки, допущенные властями КР при подписании соглашений по Кумтору, привели к катастрофическим экологическим последствиям.

«Действительно, эти ледники уже разрушены: Давыдов – на две трети, Лысый – на нем лежит отвал высотой 120 метров. Там, на самом деле, создана опасная ситуация, но она создана деятельностью этой компании в течение многих лет. Почему раньше государственные органы бездействовали? Ведь различные комиссии давали рекомендации неоднократно, но к ним не прислушивались», – отмечает Молдогазиева.

Она напоминает, что в сентябре правительство КР подписало новое соглашение по Кумтору. «В первом же пункте власти КР полностью отказались от экологических исков за прошлые разрушения, и в будущем мы теперь тоже не сможем взыскать возмещение ущерба. Правительство этим соглашением как бы закрывает глаза и прощает инвестору все, что он делал с нашей окружающей средой. Но в экологии есть принцип: загрязнитель платит. Если нанесли ущерб, нужно оплатить его, чтобы мы в будущем могли восстанавливать и устранять последствия от их деятельности. По новому договору, «Центерра» выплатит $69 млн на рекультивацию рудника, $50 млн в фонд охраны окружающей среды, который будет заниматься экологическими проблемами Иссык-Куля. Увеличена ежегодная плата за воздействие на окружающую среду в 10 раз – до $3 млн. И $10 млн они дают на онкологический центр. Это касается тех обязательств, которые компания по международным экологическим стандартам, должна принять на себя. Но об экологическом ущербе речи нет», – поясняет Калия Молдогазиева.

По ее словам, власти КР, приняв поправки в Водный кодекс, просто хотят узаконить свое бездействие в отношении компании «Кумтора», которая на протяжении многих лет разрушает ледники. «До этого момента правительство КР давало им временные разрешения, а теперь полностью меняя законодательство, это все узаконят. И в будущем КР не сможет за этот ущерб ни тыйына получить», – добавила эколог.

На доводы отдельных экспертов, которые утверждают, что «таяние ледников происходит в глобальном масштабе и ледники Кумтора все равно бы растаяли сами по себе», Молдогазиева отвечает так: «Если бы ледники сами по себе таяли, в реки попадала бы чистая ледниковая вода, которая относится к премиум классу. В самой же Канаде продают талую воду по очень высоким ценам. На Кумторе же отвалы высотой до 90 и 120 метров, которые складируются на ледниках и состоят из тяжелых металлов, сульфатов и химических компонентов. Они загрязняют воду, которая попадает в реки», – говорит Молдогазиева.

Она отмечает, что экспертам и правозащитникам не удается ознакомиться с текстом поправок в Водный кодекс. И призывает правительство опубликовать законопроект и провести полноценное общественное обсуждение.

«Природные ресурсы и окружающая среда принадлежит не правительству КР, а народу. И такие решения не должны приниматься кулуарно», – резюмирует Калия Молдогазиева.

«Нарушена процедура законотворчества»

«При внесении поправок в Водный кодекс нарушена процедура законотворчества», – считает правозащитник Рита Карасартова.

Она отмечает, что есть определенные процедуры продвижения законопроекта.

«То, что сегодня хотят сделать, это грубое нарушение норм законотворчества. В 2015 году поправки не пропустил Жогорку Кенеш. Проект закона должен был в режиме второго чтения дорабатываться с учетом предложений и замечаний депутатов. Но правительство поступило иначе: законопроект подержали два года под сукном, а сейчас, когда власть в стране меняется, под шумок хотят протащить», – говорит Рита Карасартова.

К тому же, по словам Карасартовой, текст поправок в Водный кодекс держат в секрете. «В 2015 году эти поправки были инициированы правительством и за подписью Темира Сариева внесены в парламент. В части касающейся ледников там говорилось, что «запрещается деятельность, которая может повлечь их таяние, кроме стратегических бюджетообразующих предприятий». Еще тогда я говорила, что под «стратегическое и бюджетообразующее предприятие» можно подвести любую компанию, занимающуюся горной добычей. И если это отдать на откуп уполномоченному органу, то создается шикарная схема для коррупции. Чиновник получает широкие полномочия и может сам решать, кого включать в список «стратегических и бюджетообразующих предприятий», а кого не включать.

В нынешних поправках, текст которых нам не показывают, говорят, этой формулировки уже нет, а есть уточнение «кроме ледников Давыдов и Лысый». И снова, с точки зрения юридической науки, получается казус, поскольку в кодексе нельзя указывать названия или фамилии», – подчеркнула правозащитник.

Карасартова узнала, что прям перед уходом, 11 августа, будучи еще премьер-министром, Сооронбай Жээнбеков отменил ранее принятое постановление о порядке определения ущерба ледникам. «Этот документ составлялся группой экспертов. Но перед уходом на президентскую гонку, Жээнбеков отменил его», – сообщила Рита Карсартова.

Правозащитница не исключает, что поправки в Водный кодекс дают карт-бланш не только «Кумтору», но и остальным горнодобывающим компаниям. «Скоро запустится разработка на месторождении Джеруй, где тоже вблизи есть ледники», – отмечает Карасартова.

Соб.инф.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ