Многое вызвало озабоченность

0
95

Заявление о предварительных выводах и результатах

Президентские выборы 15 октября 2017 года в Кыргызской Республике способствовали укреплению демократических институтов путем обеспечения упорядоченной передачи власти от одного избранного президента другому. Выборы имели состязательный характер, обеспечив избирателей широким выбором и кандидатов возможностью в целом свободно проводить агитацию, несмотря на случаи злоупотребления административными ресурсами, давления на избирателей и подкуп голосов, которые по-прежнему вызывают озабоченность. Технические аспекты выборов были хорошо организованы, но разрешение избирательных споров Центральной Комиссией по Выборам и Проведению Референдумов (ЦИК) было временами необъективным. В то время как теледебаты способствовали большему плюрализму, самоцензура и ограниченное редакционное освещение избирательной кампании отразили существующие недостатки в области свободы СМИ. Голосование прошло упорядоченно и было хорошо организовано на подавляющем большинстве наблюдаемых избирательных участков, несмотря на проблемы с тайной голосования. Многочисленные и значительные процедурные проблемы были замечены во время подсчета голосов и на первоначальных этапах процесса определения результатов.

Законодательная база, которая претерпела многочисленные изменения в 2017 г., в целом адекватно регулирует многие технические аспекты избирательного процесса. Законодательные положения о некоторых аспектах, включая регулирование предвыборной агитации, финансирования избирательных кампаний, общественных наблюдателей и жалоб, не являются ясными и полными и, временами, расходятся с международными стандартами. Законодательная база нуждается в совершенствовании для предотвращения злоупотребления административными ресурсами в избирательных кампаниях и эффективного противостояния подкупу избирателей.

Технические аспекты выборов были хорошо организованы ЦИК, 54 территориальными избирательными комиссиями (ТИК) и 2 375 участковыми избирательными комиссиями (УИК). На заседаниях ЦИК происходили содержательные и продолжительные обсуждения. Члены ЦИК назначаются разными политическими субъектами. Члены ЦИК оказывали предпочтение определенным кандидатам, что приводило к возникновению разногласий в процессе принятия решений по важным вопросам и негативно повлияло на беспристрастность ЦИК. Большинство собеседников Международной миссии по наблюдению за выборами (ММНВ) не высказывали озабоченности в отношении беспристрастности ТИК и УИК. Многие собеседники ММНВ оценили усилия ЦИК, направленные на участие в избирательном процессе лиц с ограниченными возможностями.

Реестр избирателей, который насчитывает более 3 миллионов избирателей, сформирован на основе централизованного реестра населения и содержит биометрические данные всех избирателей. Собеседники ММНВ выразили общую уверенность в достоверности и прозрачности системы регистрации и идентификации избирателей, а процесс общественного контроля списков избирателей способствовал прозрачности. Однако, значительная часть граждан Кыргызстана, главным образом проживающих за границей, не прошли биометрическую регистрацию и, как следствие, не включены в реестр избирателей и не могут осуществить свое право голоса.

Одиннадцать кандидатов в президенты баллотировались на выборах, предоставив избирателям широкий выбор. Тем не менее, инклюзивность процесса регистрации была поставлена под сомнение обременительным процессом выдвижения кандидатур, в том числе сбором подписей и ограничительным подходом ЦИК к их проверке. Хотя никто из кандидатов не был лишен регистрации, в законе по-прежнему содержатся чрезмерно широкие основания для отмены регистрации кандидатов, невзирая на предыдущие рекомендации БДИПЧ/ОБСЕ.

Зарегистрированные кандидаты в целом могли свободно проводить агитацию. Несколько кандидатов и их региональные штабы провели активные кампании по всей стране, используя различные методы агитации. Избирательная кампания прошла мирно, однако, со временем, становилась более конфронтационной, на что указывает ряд обвинений в правонарушениях. ММНВ получала заслуживающие доверия сообщения о широко распространенных злоупотреблениях административными ресурсами и давлении на избирателей, а также о подкупе избирателей. Кроме того, выборы проводились одновременно с несколькими уголовными делами против оппозиционных политиков и сторонников одного из основных кандидатов.

Недавние законодательные изменения значительно увеличили предельные размеры собственных средств кандидатов и добровольных пожертвований в избирательные фонды, в то время как предел расходов на проведение избирательной кампании был снят, что вызывает озабоченность в отношении равенства возможностей для кандидатов. Закон не требует раскрытия информации об источниках финансирования избирательных фондов, отступая от международного обязательства по обеспечению прозрачности, и не предусматривает соразмерных санкций за нарушение правил финансирования кампаний. Несмотря на то, что кандидаты предоставили детальные отчеты о финансировании избирательных кампаний до дня голосования, ЦИК опубликовала только общие суммы доходов и расходов кампаний.

Конституция гарантирует свободу выражения, однако ММНВ получила сообщения о неправомерных ограничениях свободы СМИ. Иски о защите чести и достоинства против СМИ со стороны действующего Президента и некоторых кандидатов негативно повлияли на общественные дебаты и привели к самоцензуре среди журналистов. Телевидение, в том числе общественные каналы, не предоставили достаточное и непредвзятое информационное освещение избирательных кампаний, что резко контрастирует с высоким объемом платной политической рекламы. В своем редакционном освещении оба общественных канала, мониторинг которых осуществляла МНВ БДИПЧ/ОБСЕ, были явно предвзятыми. Положительно, телевизионные дебаты предоставили избирателям возможность получить информацию о кандидатах, способствуя большему плюрализму.

Большинство жалоб, полученных ЦИК до дня голосования, касались нарушений правил проведения агитации. ЦИК поддерживала онлайн-реестр жалоб, что повысило прозрачность процесса их разрешения. Хотя ЦИК рассмотрела большинство жалоб, обращение с жалобами выявило пристрастность ЦИК в толковании и применении закона. ЦИК не всегда применяла возможные санкции и предоставляла эффективные средства правовой защиты. Суды оставили в силе все обжалованные решения ЦИК. Хотя стороны имели возможность представить свои позиции в суде и судебные постановления были мотивированы, пределы судебного исследования часто были ограниченными и указывали на нежелание подвергать пересмотру решения ЦИК, что снизило эффективность судебной защиты.

Национальные меньшинства были вовлечены в избирательную кампанию и кандидаты состязались за голоса меньшинств. В то же время программы кандидатов не затрагивали конкретных вопросов, связанных с ситуацией национальных меньшинств, межэтническими отношениями и интеграцией общества. ММНВ не наблюдала риторики, направленной против меньшинств. Межэтнические вопросы и проблемы идентичности иногда использовались в политических целях, придавая конфронтационный характер кампании. Меньшинства были мало представлены в большинстве ТИК, даже в районах их компактного проживания.

Женщины слабо представлены в политической жизни, в том числе на выборных должностях. Среди зарегистрированных кандидатов была только одна женщина. Женщины были хорошо представлены в избирательных комиссиях и составили 5 из 12 членов ЦИК, 48% всех членов ТИК и 71% членов УИК на избирательных участках, посещенных ММНВ в день голосования.

Гражданское общество сыграло важную роль в информировании граждан и избирателей, а также осуществляло всестороннее долгосрочное и краткосрочное наблюдение, повышая прозрачность избирательного процесса. Однако, недавние законодательные изменения 2017 года ограничивают количество наблюдателей, направляемых организациями гражданского общества и кандидатами в избирательную комиссию, и их мобильность в день голосования, а также лишают общественных наблюдателей права обжаловать результаты выборов.

День выборов прошел в мирной обстановке, и явка избирателей, согласно ЦИК, составила 56%. Процесс голосования был оценен положительно на 94% наблюдаемых избирательных участков. Проблемы с тайной голосования были широко распространены, в особенности в момент, когда избиратели относили бюллетень к автоматической урне для голосования. По наблюдениям ММНВ были случаи подкупа голосов и осуществление «контроля» доступа избирателей. Оборудование по идентификации избирателей в основном исправно работало. На 3% наблюдаемых избирательных участков, автоматические урны были заменены по причине сбоя. В 46 из 148 из наблюдаемых избирательных участков процесс подсчета голосов был оценён негативно, что является высоким показателем и вызывает озабоченность. Значительное число УИК не выполняли основные процедуры сверки и подсчета голосов. Около одной пятой УИК положились на результаты, выдаваемые автоматическими урнами, вместо результатов ручного подсчета, как требует закон. Первоначальные этапы процесса определения результатов выборов были оценены негативно во многих ТИК по причине несоответствующих стандартам помещений и недостатков в протоколах, предоставленных УИК.

Регистрация кандидатов

Президентом может быть избран гражданин Кыргызстана в возрасте от 35 до 70 лет, проживающий в республике в совокупности не менее 15 лет, и владеющий государственным языком. Закон о выборах запрещает быть кандидатами лицам, не обладающим активным избирательным правом, а также имеющим неснятую или непогашенную судимость. Для регистрации каждый кандидат должен создать избирательный фонд, внести избирательный залог и представить в поддержку своего выдвижения подписи по крайней мере 30 000 избирателей. Кандидаты могут выдвигаться политическими партиями или через самовыдвижение.

ЦИК зарегистрировала 13 из 59 изначально выдвинутых кандидатов, включая одну женщину и пять кандидатов, выдвинутых политическими партиями.23 Девять кандидатов отозвали свои заявления до регистрации, а ЦИК отказала в регистрации еще 37 выдвинутым кандидатам, в основном по причинам несоздания избирательного фонда, непредоставления достаточного числа подписей, или непрохождения теста на знание языка.  Семь кандидатов, которым было отказано в регистрации, обжаловали соответствующие решения ЦИК в суде, но безуспешно.

Несмотря на то, что избирателям был представлен широкий выбор кандидатов, инклюзивность процесса регистрации была осложнена обременительным процессом выдвижения кандидатур, в том числе процессом сбора подписей и ограничительным подходом к их проверке. Некоторые собеседники МНВ БДИПЧ/ОБСЕ высказали серьезные вопросы в отношении процедуры и методологии проверки подписей.26 Действительно, экстраполяция количества недействительных подписей из проверенной выборки на общее количество собранных подписей может привести к необоснованному отказу в регистрации, что ставит под угрозу право быть избранным. Трое кандидатов не были зарегистрированы исключительно в силу презумпции недействительности подписей, которые не вообще не проверялись. Процесс проверки подписей открыт для представителей кандидатов, хотя, как минимум в одном случае, он был проведен в отсутствие представителя кандидата. Закон не дает права общественным наблюдателям наблюдать за процессом проверки подписей.

Несмотря на то, что ни один из кандидатов не был лишен регистрации, в законе по прежнему содержатся чрезмерно широкие основания для отмены регистрации кандидатов, в том числе за нарушение правил финансирования избирательной кампании и правил ведения предвыборной агитации, или если представители кандидатов осуществляют подкуп избирателей.

Предвыборная агитация

Предвыборная агитация продолжалась с 10 сентября по 13 октября. Зарегистрированные кандидаты могли свободно проводить кампании, используя различные методы агитации. Несколько кандидатов и их региональные штабы провели активную предвыборную агитацию по всей республике.30 Материалы предвыборной агитации кандидатов Бабанова и Жээнбекова были наиболее заметны, менее представлены были материалы г-на Сариева.31 Некоторые кандидаты были преимущественно активны в социальных сетях и менее заметных встречах с избирателями, а не в массовых мероприятиях. Два кандидата сняли свои кандидатуры и поддержали лидирующих претендентов.

Избирательная кампания проводилась на фоне ряда уголовных дел против оппозиционных политиков и их сторонников. 16 августа лидер оппозиционной партии «Ата-Мекен» и депутат парламента Омурбек Текебаев был приговорен к восьми годам лишения свободы за коррупцию. 10 октября другой член партии «Ата-Мекен» и депутат парламента Аида Салянова была приговорена к пяти годам лишения свободы за «злоупотребление должностным положением» в 2010 году. 30 сентября, депутат Канатбек Исаев, сторонник г-на Бабанова, был задержан по подозрению в организации массовых беспорядков и насильственному захвату власти. Еще три человека были задержаны по данному делу.

Избирательная кампания была мирной; однако, она стала более конфронтационной ближе ко дню голосования, и МНВ БДИПЧ/ОБСЕ ММНВ получала заслуживающие доверия сообщения о широко распространенных злоупотреблениях административными ресурсами и давлении на избирателей, а также о подкупе избирателей. Кроме того, многие собеседники ММНВ и СМИ сообщали, что должностные лица настоятельно призывали избирателей регистрировать временный избирательный адрес и поддержать определенного кандидата. Однако, в обоснование таких заявлений было представлено мало доказательств и многие собеседники ММНВ связывают это с опасениями последствий и/или отсутствием доверия к правоохранительным органам и судебной системе. МНВ БДИПЧ/ОБСЕ получила информацию о случаях уничтожения материалов предвыборной агитации в нескольких регионах.

Закон о выборах запрещает участие в агитации определенным лицам, включая государственных служащих, сотрудников благотворительных организаций, религиозных деятелей и несовершеннолетних. 21 сентября премьер-министр Сапар Исаков освободил заместителя премьер-министра Дуйшенбека Зилалиева от обязанностей Главы республиканского штаба по оказанию содействия президентским выборам после того, как выяснилось, что г-н Зилалиев во время встречи в Баткене призвал госслужащих проголосовать за кандидата Жээнбекова. Ближе к окончанию избирательной кампании Президент Атамбаев сделал несколько заявлений в пользу г-на Жээнбекова. 4 октября на ответ на выступление г-на Бабанова о том, что он будет избран в первом туре, Президент Атамбаев сделал официальное заявление, что для обеспечения свободного волеизъявления избирателей и предотвращения «навязывания ложной информации», он публикует результаты опросов с «реальной информацией». 9 октября после смерти вице-премьер министра, Темира Джумакадырова, в дорожно-транспортном происшествии, а также во время визита в Ош 12 октября Президент Атамбаев сделал несколько резких заявлений против г-на Бабанова. Такие действия противоречат п. 7.6 Копенгагенского документа ОБСЕ 1990 года.

28 сентября г-н Бабанов произнес речь, обращаясь к этническим узбекам в г. Ош. Начиная со следующего дня, несколько телеканалов, в том числе общественные, начали интенсивно освещать его речь, в значительной мере вырывая части из общего контекста. В освещении подразумевалось, что речь является призывом к межэтнической вражде. Последовавшие за этим, потенциально оркестрованные, демонстрации против Бабанова в Бишкеке, Джалал-Абаде и Оше освещались несколько дней телевизионными каналами. ЦИК получила многочисленные жалобы, требующие отмены регистрации кандидата Бабанова, и вынесла ему предупреждение (см. Жалобы и апелляции).

В ходе избирательной кампании свобода собраний в основном была соблюдена, за исключением г. Бишкека, где городские власти приняли решение о полном запрете собраний в предвыборный период вблизи ряда административных зданий, что противоречит законодательству и международным стандартам. Два районных суда в Бишкеке подтвердили данные запреты. Тем не менее, заключительное мероприятие избирательной кампании г-на Жээнбекова было проведено на площади Ала-Тоо в Бишкеке 13 октября.

Женщины по-прежнему мало представлены в политической жизни страны, в том числе на выборных должностях. В настоящее время 19 из 120 депутатов парламента и 3 из 22 членов правительства являются женщинами, а среди 9 полномочных представителей Правительства в регионах нет ни одной женщины. МНВ БДИПЧ/ОБСЕ отметила гендерный баланс среди избирателей на агитационных мероприятиях, но подавляющее большинство персонала предвыборных штабов были мужчины, а в программах было уделено мало внимания обсуждению гендерных вопросов.

Финансирование избирательных кампаний

Избирательные кампании могут финансироваться за счет собственных средств кандидатов, а также добровольных пожертвований граждан и юридических лиц. Кандидаты не получают финансирование из бюджетных средств. В июне установленные в законе предельные размеры собственных средств кандидатов и добровольных пожертвований в избирательные фонды были значительно увеличены, в то время как предел расходов на проведение избирательной кампании был снят. В отсутствие бюджетного финансирования и ограничения расходов, свободный выбор избирателей и равенство возможностей кандидатов могут быть подорваны непропорциональными расходами на кампании.

Согласно закону, кандидаты должны открыть специальные банковские счета для избирательных фондов. ЦИК еженедельно публиковала общие суммы поступлений, расходов и остатков на этих счетах. В соответствии с инструкцией ЦИК, все кандидаты предоставили промежуточные отчеты о доходах и расходах избирательных фондов до дня голосования. Эти отчеты, также как и итоговые финансовые отчеты, предоставляемые в течение 10 дней после дня голосования, проверяются контрольно­ревизионной группой ЦИК за соблюдением правил финансирования избирательных кампаний. Закон не требует опубликования отчетов и результатов этих проверок.

Прозрачность финансирования избирательных кампаний была недостаточной, а законодательная база недостаточно ясна для соответствия современным вызовам регулирования финансирования политических субъектов.45 Закон о выборах не требует раскрытия источников финансирования, таким образом отклоняясь от международного обязательства по обеспечению прозрачности. Закон не предусматривает диапазон соразмерных санкций за нарушение правил финансирования кампаний.

Средства массовой информации

Конституция гарантирует свободу выражения мнения и однозначно запрещает уголовное преследование за распространение информации, порочащей честь и достоинство. Однако, вопреки международным стандартам, Закон «О гарантиях деятельности Президента» наделяет более высокой защитой президента в гражданских исках о защите чести и достоинства, а Гражданский Кодекс не ограничивает размер компенсации, которая может быть присуждена истцу. Рост числа исков в защиту чести и достоинства с чрезмерными требованиями, заявленными действующим Президентом и г-ном Жээнбековым, присужденными против СМИ и журналистов до и во время избирательной кампании негативно повлияли на открытые дискуссии по вопросам, представляющим общественный интерес. Более того, 13 жалоб в защиту чести и достоинства были поданы в ЦИК против СМИ, в большинстве случаев с требованием отозвать аккредитацию СМИ. Хотя ЦИК отозвал только одну аккредитацию, до начала предвыборной агитации, сама угроза финансового ущерба приводит к самоцензуре среди журналистов.

Положения ст. 299 Уголовного кодекса о «возбуждении национальной (межэтнической), расовой, религиозной или межрегиональной вражды» сформулированы широко и не соответствуют международным стандартам свободы выражения мнений. 29 сентября Бишкекский городской суд оставил в силе приговор журналисту Зулпукаару Сапанову на основании ст. 299, но изменил наказание с первоначально вынесенных четырех лет лишения свободы до двух лет условного наказания.

В то время как информация о конечных собственниках СМИ не является прозрачной, общественность считает коммерческие телевизионные станции собственностью политических деятелей. Общественные вещательные компании, которые являются основным источником информации для граждан, не воспринимаются как независимые от государства. Закрытие телеканала «Сентябрь» судом 22 августа за трансляцию  предположительно экстремистского содержания еще более сократило взгляды, дающие критичную оценку правительству, на телевидении. В качестве положительного аспекта, в целом бесплатный интернет все чаще предоставляет пространство для альтернативной информации гражданам.

Результаты мониторинга СМ проведенного МНВ БДИПЧ/ОБСЕ, выявили, на четырех телевизионных станциях, охваченных мониторингом, вышло в эфир 68 часов платной политической рекламы, по сравнению с только 19 часами освещения избирательных кампаний в новостях. Закон о выборах и Положение ЦИК по аккредитации СМИ подразумевают, что освещение кампаний кандидатов фактически может быть приравнено к «участию в предвыборной агитации». Журналисты рассказали ММНВ, что они воздерживаются от освещения избирательной кампании, чтобы не нарушать закон, который по их мнению позволяет только проведение агитации на договорной основе путем оплаты из избирательного фонда. В рамках ограниченного объема освещения избирательной кампании, телевизионные станции были явно пристрастны. Дополнительные 2,7 часа освещения на обоих каналах общественного телевидения Президента Атамбаева, который фактически вел агитацию за г-на Жээнбекова, обеспечили последнему явное преимущество. Охваченные мониторингом газеты и онлайн источники также не предоставили достаточного объема освещения и временами проявляли пристрастность, хоть и в меньшей степени.

Положительно, теледебаты предоставили возможность для избирателей получить информацию о кандидатах, которые иначе были практически невидимы для избирателей, и представить свою программу. Это способствовало большему плюрализму. Тем не менее, это не уравновешивает отсутствие достаточной, непредвзятой и аналитической информации для избирателей.

Жалобы и апелляции

Избиратели, кандидаты, политические партии, НПО, их наблюдатели и представители могут подавать жалобы на нарушения избирательных прав в избирательные комиссии, милицию и прокуратуру. Решения, действия или бездействие избирательных комиссий и их должностных лиц могут быть обжалованы в вышестоящие избирательные комиссии. Жалобы на ЦИК и на решения, принятые ЦИК, подаются в межрайонный суд г. Бишкек (МРС), решения которого могут быть обжалованы в Верховном суде, постановления которого являются окончательными.

ЦИК получила порядка 90 жалоб до дня голосования, которые были рассмотрены рабочими группами. Большинство этих жалоб заявляли о нарушениях правил проведения агитации. ЦИК поддерживала онлайн-реестр жалоб, что повысило прозрачность процесса их разрешения. Сроки, предусмотренные законом, в основном соблюдались, и стороны могли представить свои аргументы, за некоторыми заметными исключениями. ЦИК рассмотрела большинство жалоб, но не всегда применяла возможные санкции и предоставляла эффективные средства правовой защиты. ЦИК вынесла кандидату Бабанову три предупреждения, но при этом жалобам против других кандидатов не было уделено такого же пристального внимания, проявляя пристрастность ЦИК в толковании и применении закона. Решение о вынесении третьего предупреждения г-ну Бабанову, преимущественно за его обращение к этническим узбекам в микрорайоне Он-Адыр г. Ош, не содержит объяснения, какие именно нормы Закона о выборах были нарушены действиями г-на Бабанова.64

Около 30 жалоб на ЦИК было подано в суд до дня голосования. МРС и Верховный суд оставили в силе все обжалованные решения ЦИК.65 Стороны имели возможность представить свои позиции в суде и судебные постановления были мотивированы; однако, пределы судебного исследования часто были ограниченными и указывали на нежелание подвергать пересмотру решения ЦИК, особенно по вопросам регистрации кандидатов, вразрез с п. 5.10 Копенгагенского документа ОБСЕ 1990 года. Ряд собеседников МНВ БДИПЧ/ОБСЕ выразили обеспокоенность в связи с недостаточной независимостью судебных органов. Положительным шагом является опубликование судебных решений в интернете.

Участие национальных меньшинств

Межэтнические взаимоотношения остаются значимым фактором в политике, так как меньшинства составляют 27% от общего населения; а наиболее многочисленные сообщества компактно проживают на юге страны. Конституция признает, что население Кыргызстана состоит из разных этнических групп, а принципы недискриминации и равенства закреплены в Конституции и других законах. Отдельного закона о национальных меньшинствах нет, равно как и специального законодательства о недискриминации по принципу этнической принадлежности, но Уголовный кодекс содержит нормы о недискриминации.

Национальные меньшинства слабо представлены в большинстве ТИК даже в районах их компактного проживания. Несмотря на то, что все информационные материалы для избирателей были опубликованы на государственном (кыргызском) и официальном (русском) языках, собеседники ММНВ не поднимали вопрос о недостатке материалов на языках меньшинств. Закон позволяет использовать агитационные материалы на языках меньшинств, но, за немногочисленными исключениями, такие материалы были изготовлены только на кыргызском и русском языках.

Несмотря на то, что вопросы, связанные с межэтническим миром и национальным единством, были отмечены в риторике некоторых кандидатов в ходе агитационных мероприятий, наблюдаемых МНВ БДИПЧ/ОБСЕ, программы кандидатов не затрагивали конкретных вопросов, связанных с ситуацией национальных меньшинств, межэтническими отношениями и интеграцией общества.

МНВ БДИПЧ/ОБСЕ не наблюдала риторики, направленной против меньшинств, но межэтнические вопросы и проблемы идентичности иногда использовались в политических целях, способствуя конфронтационному характеру кампании. В частности, ажиотаж, связанный с агитационным мероприятием г-на Бабанова 28 сентября в Оше и реакция ряда должностных лиц и видных общественных деятелей вызвали значительное беспокойство среди узбекского сообщества (см. Избирательная кампания).

Общественные и международные наблюдатели

Организации гражданского общества, кандидаты и международные организации имеют право направлять наблюдателей за выборами. Закон о выборах предусматривает возможность наблюдения за выборами на всех этапах избирательного процесса. Однако, законодательные изменения 2017 года ограничивают количество наблюдателей, направляемых НПО и кандидатами, а также мобильность наблюдателей в день голосования, и лишают общественных наблюдателей права обжаловать результаты выборов. Собеседники ММНВ из гражданского общества в целом оценивают эти изменения как попытку ограничить сферу наблюдения для общественных наблюдателей и тем самым подорвать его эффективность. В то же время МНВ БДИПЧ/ОБСЕ отметила, что в предвыборный период организации гражданского общества, такие как «Гражданская платформа», «Коалиция за демократию и гражданское общество» и «Таза Шайлоо» сыграли важную роль в кампаниях по информированию граждан и избирателей, и осуществляли всестороннее долгосрочное наблюдение, что повысило прозрачность избирательного процесса.

Общественные наблюдатели аккредитуются избирательной комиссией, где они намерены проводить наблюдение. Ряд собеседников БДИПЧ/ОБСЕ из гражданского общества сообщили о произвольном применении правил аккредитации некоторыми нижестоящими комиссиями, включая запрос документов, не предусмотренных законом.

Международные наблюдатели могут быть приглашены президентом, парламентом, правительством или ЦИК. Для наблюдения за данными выборами, ЦИК аккредитовала 773 наблюдателя из 57 международных организаций и иностранных избирательных комиссий.

День выборов

День выборов прошел в мирной обстановке, явка избирателей, согласно объявлению ЦИК, составила 56%. Вскоре после окончания голосования ЦИК начал опубликовывать на своем веб­сайте детальные предварительные результаты выборов по каждому избирательному участку на основании первичных результатов с автоматических урн.

Процедуры открытия были оценены негативно на 11 из 112 избирательных участка, главным образом из-за частого присутствия посторонних лиц. Наблюдатели ММНВ сообщили о проблемах с опечатыванием урн для голосования и контрольных листков, которые не были опущены в урны для голосования (6 отчетов по каждому случаю).

Процесс голосования был оценен положительно на 94% наблюдаемых избирательных участках. Г олосование прошло упорядоченно и было хорошо организовано на подавляющем большинстве наблюдаемых избирательных участков, несмотря на присутствие и вмешательство посторонних лиц в ряде случаев и проблем с тайной голосования. Голосование было оценено больше положительно в Бишкеке и на севере чем на юге, где 9% наблюдений были оценены негативно.

Проблемы с тайной голосования вызвали особое беспокойство. Наблюдатели ММНВ отметили, что в 16% случаев наблюдения за избирательными участками не все избиратели отмечали свои бюллетени тайно, в основном по причине дизайна и расположения кабин для голосования. В 55% избирательных участков, на которых велось наблюдение, выбор избирателей можно было увидеть в момент, когда бюллетень опускался в урну для голосования. Несколько наблюдателей ММНВ заметили некоторые процедурные проблемы, в частности, урны для голосования не были соответственно опечатаны на 11% избирательных участках, на которых проводилось наблюдение. Они также заявили о таких серьезных нарушениях как коллективное голосование (4%), попытках оказания влияния на выбор избирателей и ряде идентичных подписей в списках избирателей (по 2%). Наблюдатели ММНВ заявили о неспокойной обстановке, запугивании избирателей и свидетельствах подкупа избирателей. Один отчет свидетельствовал о том, что член УИК передавал избирателям заранее отмеченные избирательные бюллетени.

На 5% наблюдаемых избирательных участков, лица, не являющиеся членами УИК, давали указания или вмешивались в работу УИК. Наблюдатели от кандидатов присутствовали на 99% наблюдаемых избирательных участков, а общественные наблюдатели на 67%. Оборудование по идентификации избирателей в основном исправно работало, а процедура идентификации была соблюдена почти на всех избирательных участках. Несмотря на то, что на 27% избирательных участков не все избиратели были идентифицированы по отпечаткам пальцев, распознавание лица сработало в большинстве случаев. В 20%, избиратели уходили, так как их имена не были в списке избирателей соответствующего избирательного участка. На 3% наблюдаемых избирательных участков, автоматические урны были заменены по причине сбоя.

Около 60% наблюдаемых участков не были доступны для людей с ограниченными возможностями и в 30% планировка была не подходящей для таких избирателей. Наблюдатели ММНВ заявили, что на 7% наблюдаемых участках было чрезмерное скопление людей, а на 19% участков возникали очереди на входе на избирательные участки.

Процесс подсчета голосов был оценён негативно на более чем трети из наблюдаемых избирательных участков (46 из 138), что является высоким показателем и вызывает опасения. На многих УИК не проводились основные процедуры сверки, включая погашение неиспользованных бюллетеней (20 сообщений), подсчет количества подписей в списках избирателей (42 сообщения) или составление акта по количеству бюллетеней выданных избирателям (38 сообщений). В 34 случаях при подсчете голосов УИКи не объявляли о предварительных результатах, предоставленных автоматическими урнами. Процедуры подсчета часто соблюдались, а также бюллетени не раскладывались отдельно по кандидатам (36 сообщений). В двух третях случаях при наблюдении подсчета голосов, УИКи не подсчитывали бюллетени по одному или не объявляли за кого поставлена отметка. В 28 случаях наблюдения за процедурой подсчета голосов, результаты протоколов не совпадали с итогами ручного подсчета голосов, как предусматривает закон, и некоторые УИКи отправили результаты, выдаваемые АСУ (в одном наблюдаемом случае даже до открытия автоматически считывающей урны). В 38 случаях, протоколы были заранее подписаны членами УИК. По существу, около одной пятой УИК положились на результаты, выдаваемые автоматически считывающими урнами, вместо результатов ручного подсчета как требует закон.

В 24 случаях наблюдения за процедурой подсчета голосов, копии итоговых протоколов не выдавались по запросу всем лицам, имеющим право на их получение, и в 43 случаях не вывешивались для информирования общественности. В 74 случаях в подсчете голосов принимали участие посторонние лица и вмешивались в 19 случаях. Наблюдатели от кандидатов присутствовали на всех кроме 6 случаев при подсчете голосов, в то время как общественные наблюдатели присутствовали в 85 из 138 наблюдаемых случаях при подсчете голосов.

Первоначальные этапы процесса определения результатов выборов были оценены негативно в 22 из 50 наблюдаемых ТИК. Многие помещения ТИК были переполнены, что негативно повлияло на процесс в 34 ТИК. Наблюдатели ММНВ сообщили, что многие ТИКи задержали подведение итогов, до тех пор, пока все УИКи не представили свои материалы. Во многие ТИКи УИКи прибыли с неполными или неправильно проверенными протоколами. Наблюдатели от кандидатов присутствовали при подсчете голосов в 16 ТИК, а общественные наблюдатели на 39. В 23 ТИКах не все присутствующие имели возможность четко наблюдать за процессом, но наблюдатели ММНВ могли наблюдать за процессом без ограничений.

P.S. Электронную версию можно найти по адресу:
http://www.osce.org/odihr/elections/kyrgyzstan/350001

Финальный отчет будет доступен на сайте ОБСЕ/БДИПЧ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ