Политических заключенных стало еще больше

0
343

Заявление Комитета защиты политических заключенных.

Ни у кого в стране не вызывает сомнения тот факт, что арест депутата Жогорку Кенеша Исаева К. носит политически заказной характер, и напрямую связан с президентскими выборами.

Политически заказной характер ареста уже исключает законное, объективное и справедливое ведение следствия и требует организации общественного контроля над соблюдением прав и свобод Исаева К., как человека, гражданина и политического деятеля.

ГКНБ, злоупотребляя правовой неосведомленностью общества, предъявил Исаеву К. уже ставшую дежурной ст.27 и ст.295 УК КР «Приготовление к организации массовых беспорядков и насильственному захвату власти».

Ни один закон, принятый за 25 лет независимости Кыргызстана не имеет толкования, данного законодателем, т.е. Жогорку Кенешем. Это дает возможность толковать законы так, как это нужно или выгодно правоохранительным, таможенным, налоговым и судебным органам или Генпрокуратуре, являясь основой для коррупции.

Юридическая наука Кыргызстана недостаточно выпускает комментариев и разъяснений к законодательной и правовой базе.

В комментариях к статье «Насильственный захват власти» Уголовного кодекса Российской Федерации сказано, что субъектом преступления в качестве организаторов захвата власти могут быть только высокопоставленные должностные лица, в чьем прямом подчинении имеются вооруженные силы или специализированные подразделения.

Это подтверждается фактом попытки захвата власти летом 2016 г. в Турции, в качестве организаторов которой привлечены более 100 генералов и полковников.

В 2016 г. ГКНБ уже применял дважды данную статью УК по аналогии с событиями марта 2005 г. и апреля 2010 г., что является незаконным, т.к. ст.28 п.2 Конституции КР гласит: «Уголовный закон, устанавливающий ответственность, по аналогии не применяется».

И в 2005 г., и в 2010 г. к мирным, безоружным демонстрантам, у которых не было и мысли о захвате власти, которые хотели выразить свои мнения по ряду социальных и экономических проблем, власть первой применила насилие (в 2005 г. – камни, а в 2010 г. – оружие на поражение).

И только тогда, когда демонстранты не испугались этого насилия власти, понимая свои незаконные и антинародные действия, боясь народного гнева и Акаев и Бакиев сами бросили власть и были вынуждены бежать из страны.

Власть никто силой не захватывал!

Действия людей, которые с оружием хотят захватить власть, квалифицируется как вооруженный мятеж.

Диспозиция ст.295 УК КР включает:

— насильственный захват власти;

— насильственное удержание власти (высшими должностными лицами, которые в свое время были избраны на законной основе, но не хотят передавать власть вновь избранным людям);

— насильственное изменение Конституции (не через парламент или референдум, а силой, опираясь на имеющиеся в подчинении вооруженные или иные спецподразделения).

Как видно из диспозиции, организаторами этих противозаконных действий могут быть только высокопоставленные должностные лица, в чьем непосредственном подчинении имеются воинские контингенты.

Преступление по насильственному захвату власти считается законченным с момента начала действий по захвату власти. Если не было начала таких действий, то деяние должно квалифицироваться только как приготовление.

При этом в качестве вещественных доказательств могут быть оружие, деньги, планы, схемы, списки высших должностных лиц, которые должны быть изолированы и отстранены от должности и т.п.

Показанные видео- и аудиоматериалы могут не соответствовать действительности. Так, аналогичный материал, показанный в конце марта-начале апреля 2016 г. в отношении Кадырова К., Асанова Б., Карыбекова Э. и Сарыгулова Д. о якобы их попытке захвата власти оказался сфальсифицированным и не соответствовал действительности. Тем не менее, эти сфальсифицированные аудио- и видеозаписи были обнародованы задолго до суда, тем самым произошло грубейшее нарушение презумпции их невиновности, как и в отношении другого уголовного дела – по делу «Народного парламента». По делу Исаева К. вновь произошло подобное же нарушение презумпции невиновности: наказуемое разглашение данных следствия (причем еще только предварительного!), которые должны оглашаться только в суде.

В деле Исаева К. много логических противоречий. Всем стал очевидным столь высокий рейтинг Бабанова О., что он или побеждает в первом туре, или выходит во второй тур. Зачем ему или Исаеву К. планировать захват власти или устраивать массовые беспорядки?! Нет в этом логики. Им это наоборот не выгодно. Если кто и хочет организовать беспорядки, то он не будет давать деньги за 20 дней, т.е. заранее, т.к. они могут быть израсходованы до события. Практика показывает, что в таких случаях деньги даются накануне, непосредственно перед событием.

В видеоматериале при передаче денег показаны руки, но не показано лицо. К тому же записи прерываются не раз и не два, даже не на секунды, а на длительные минуты.

Комитет защиты политических заключенных на основании вышеизложенного будет осуществлять свою деятельность по защите Исаева К., как политического заключенного вне зависимости от его политических взглядов и позиции в выборной кампании.

Комитет защиты политических заключенных:

Сапар Аргымбаев (председатель), Таалайбек Мадаминов, Зульфия Марат, Марс Кыдыкбаев, Эльмира Карыбекова, Бакыт Кыдырмаев, Алтын Эркебаева.

3 октября 2017 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ