Предвыборная лихорадка

0
486

Неделя ознаменовалась некоторым разочарованием в связи с известием о том, что политсовет партии СДПК выдвинул кандидатом в президенты Сооронбая Жеенбекова. Может быть поэтому все заговорили о неокончательности этого решения, оставив ожидания, что возможно съезд партии власти назовет кого-то еще. Главным аргументом этого сомнения выставляют то, что Атамбаев не сказал своего слова и даже не откомментировал это решение политсовета.

О Сооронбае Жеенбекове ничего плохого и ничего хорошего. Верный друг Атамбаева многие годы и в горе, и в радости – это да. Технический премьер, без каких-либо инициатив, лишь исполнитель воли президента. Южный, во время июньских событий 2010 года, не сумевший предотвратить конфликт, — большой минус. Еще хуже, что представляет большой клан из Кара-кульджи Ошской области, где братья и в послах побывали, и в спикерах парламента, и в науке, и в прокурорах, и в судебной системе. Что-то подобное такой семейственности уже было в недавнем прошлом, — стали говорить то тут, то там. Один из ошских активистов Тологон Келдибаев высказался куда более открыто: «Сейчас в каждой службе в Оше работают его двоюродные братья, племянники, другие родственники. Он не пришел на должность, благодаря своему профессионализму, умению работать. Кыргызы говорят, что «у семейной власти нет совести». Из-за того, что такие люди стояли у власти, у нас произошло две революции».

Эксперты стали говорить о критериях к новому президенту, исходя из новой Конституции, изменения в которую были приняты на референдуме в прошлом году. Как известно, президент в нынешних условиях будет ограничен в своих полномочиях, навыки премьер-министра правительства ему теперь не к чему. Он будет больше гарантом безопасности, вести внешнюю политику. Как соотносится с этим Сооронбай Жеенбеков совсем не понятно, поскольку послужной его список больше тянет на профиль хозяйственника, да и в большой политике он не был замечен какими-либо высказываниями, выраженной позицией. Тогда почему он?

Доводов много. Ну потому что преданный Атамбаеву, о чем уже говорилось выше. За президентом остается силовой блок — Генпрокуратура, суды, а в условиях того, что за эти шесть лет много чего наворотили, можно и к ответственности за это призвать, то свой президент с контролем над правоохранительной и судебной системами очень даже важно.

Ну и позиция премьер-министра совсем изменилась по Конституции. Она представляется даже более интересной и значительной. Туда-то можно под шумок и протащить кого угодно. Совсем непопулярного, но зато с широким кругом полномочий, почти неограниченных. Может быть на эту позицию рассчитывают более амбициозные сдпкашники с севера, проголосовавшие на политсовете за Сооронбая Жеенбекова? Кажется, только Иса Омуркулов высказался по его кандидатуре: «Он не причинил никому вреда, никого не осуждал». К этому так и хочется добавить: «Хороший человек – не профессия».

Из всего этого напрашивается вывод, что вся интрига заложена в кандидатуре будущего премьер-министра. Который может быть назван уже сейчас, поскольку премьер Жеенбеков должен будет сдать пост главы правительства сразу после того, как зарегистрируется кандидатом в президенты.

А тем временем протестуют национал-патриоты и правозащитники. Национал- патриоты провели на этой неделе общереспубликанский курултай, на котором потребовали изменения Конституции и вернуть графу национальность в паспорт. Доктор политологии Бекбосун Борубашев сказал, что единственной причиной созыва Курултая является то, что 3 апреля президент Атамбаев поднял вопрос народного курултая. Он отметил в своей речи, что не надо акцентироваться исключительно на партиях, надо внедрять в практику народный курултай, подчеркнув, что решения должны быть обязательны для государственной власти, предлагая таким образом повысить статус этого института. Это озвученное мнение дает возможности для проведённого сегодня курултая. На этой основе сегодня состоялся первый курултай национально- патриотических сил. На нём рассмотрен вопрос изменения правового статуса курултая в Основном законе. Кроме того, был поднят вопрос разработки положения о национальном курултае. Тогда получается прав политолог Марс Сариев, что нынешний курултай «входит в сценарий власти».

Правозащитники тем временем возмущены депутатами Жогорку Кенеша, инициировавшими ряд поправок в действующий закон о выборах президента КР и депутатов ЖК, ущемляющих права наблюдателей от некоммерческих организаций (НКО). В распространенном пресс-релизе недавно созданного консорциума НПО «За честные выборы!» говорится, что законопроектом снижается роль и эффективность деятельность НКО. Их наблюдатели лишаются права обжаловать решения, действия избирательных комиссий. Вводится аккредитация, что создает административный барьер. К тому же аккредитовать можно только одного наблюдателя, что затруднит осуществление ими полноценной работы. Один наблюдатель не сможет мониторить одновременно и идентификацию избирателей, чтобы не было «каруселей», и выборный процесс, чтобы не было вбросов. «Авторы поправок считают, что наблюдатели от общественных организаций могут вступить в сговор и повлиять на сами выборы. Но это бред! Наблюдатели от НКО — лица незаинтересованные. В отличие от представителей политических партий или кандидатов в президенты», — сказал Бектур Осмонбаев, юрист правовой клиники «Адилет».

Правозащитник Динара Ошурахунова добавила, что эти поправки ограничивают возможности наблюдателей: они не смогут выступить при оспаривании выявленных нарушений. Динара Ошурахунова предполагает, что таких нарушений будет очень много, раз вводят изменения в законодательство с целью ограничить полномочия наблюдателей от НКО.

Также хотят внести положения, регулирующие деятельность интернет-ресурсов в период выборов.

Замечание правозащитников о том, что видимо кому-то совсем не выгодно, чтобы выборы прошли честными и прозрачными в данном случае очень точно отражает ситуацию.

Замира Сыдыкова.

Фото: azattyk.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ