Пожиная плоды, или О том, чем закончилась атамбаевская реформа

1
3311

Реформа судебной системы и правоохранительных органов с треском провалилась. За шесть лет правления Алмазбека Атамбаева власти не сдвинулись ни на йоту, если не сказать больше – поспособствовали полному развалу, превратив служителей Фемиды и правоохранителей в безропотных исполнителей воли седьмого этажа Белого дома.

Это лишний раз доказали судьи Бишкекского горсуда в минувший четверг, 18 мая, на заседании по иску Генеральной прокуратуры к экс-депутату Чолпон Джакуповой, Нарыну Айыпу и Дине Масловой. Главу правовой клиники «Адилет» судят за «иронию и сарказм», допущенные в адрес президента, а двух журналистов сайта «Заноза» – за цитирование правозащитницы.

Маньяк или не маньяк? – вот в чем вопрос

Генпрокуратура подала на них иск в суд с требованием взыскать в пользу президента по 3 млн сомов с каждого за поруганные честь и достоинство главы государства. Судья Октябрьского районного суда Кымбат Архарова рассмотрела заявление ГП и наложила арест на дом Джакуповой, постановила заблокировать публикацию на сайте «Занозы», а также всем троим запретила выезд за пределы страны. Ответчики обжаловали это решение. Жалобу рассматривал горсуд под председательством Акматали Алибаева и с участием двух недавно назначенных на должности судей — Аиды Манжиевой и Назгуль Илиязовой.

Этот процесс по определению вызвал большой общественный резонанс и еще до рассмотрения в суде широко обсуждался в социальных сетях. Пользователи комментировали целесообразность действий генпрокурора и отмечали неадекватность суммы иска.

В дискуссию кроме прочих включился и эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. Он честно предупреждал об обратном эффекте в случае обнародовании процесса. Он отметил, что «освещение суда по иску генпрокурора Индиры Джолдубаевой приведет к бурной полемике между сторонами процесса на тему «Маньяк или не маньяк президент Алмазбек Атамбаев?» «Мне кажется, что это не самая хорошая идея в попытке защитить честь и достоинство главы государства, – справедливо замечает эксперт. – Она может привести к обратному, даже обескураживающему результату… Несмотря на то, что президент Атамбаев, я надеюсь, не будет признан маньяком».

Но вернемся к рассмотрению жалобы. Как и ожидалось, процесс вызвал большой интерес, присутствовали наблюдатели и журналисты. Это сильно смутило не только представителя Генпрокурора – молодого лейтенанта Руслана Абдырахмана, но и судей. Судья-докладчик Аида Манжиева, зачитывая обстоятельства дела, явно волновалась, голос дрожал, руки тряслись, что не осталось без внимания всех присутствующих. То ли полный зал журналистов с включенными диктофонами, то ли другие обстоятельства, но причины такого поведения остались непонятными.

По этой же причине оставлено без удовлетворения и первое ходатайство ответчиков – они просили разрешить фото и видеосъемку процесса. Но представитель прокуратуры отмахнулся категорическим отказом, заявив (дословно): «Нет необходимости в излишней огласке в средствах массовой информации». Лишней огласки не захотел и суд, почему – это стало ясно в конце. Журналистам осталось довольствоваться только аудиозаписью, запрещать которую суд права не имеет.

Первой выступила Джакупова, уверенно и мотивированно. Текст ее полного выступления широко растиражирован в СМИ. Приводить его смысла нет. Но желающие могут ознакомиться по ссылке. Основная мысль – Генеральная прокуратура арестовала ее имущество и фактически обеспечила выполнение исковых требований – стоимость дома перекрывает требуемые 3 млн сомов. Но, по ее мнению, запрет на выезд выходит за рамки исковых требований и элементарно несоразмерен. Прокуратура в своем заявлении указала, что в целях объективности и всесторонности необходимо личное участие ответчиков. При этом Джакупова отметила, что ответчики все в суде, а истец – нет.

Ее представитель Тимур Султанов дополнил, что согласно Международной конвенции, нельзя ограничивать выезд граждан из своей страны.

Медиапредставитель Акмат Алагушев (в суде он защищает Айыпа и Маслову) заметил, что выполнение требования о блокировке публикации технически невозможно, так как статья уже «гуляет» в интернете, несмотря на то, что руководство «Занозы» со своего сайта новость удалило. Но заблокировать другие интернет-ресурсы, как того требует ГП, в том числе соцсети, где эта публикация получила широкое распространение, Маслова и Айып не могут.

Стало очевидно, что при подготовке иска представители Генпрокуратуры не изучили технические возможности интернета. Хоть бы элементарно проконсультировались у обычных IT-специалистов. Не спас положение даже приглашенный представитель Госагентства информационных технологий. На вопросы судей, тот ответил, что является юристом, и по технической части исполнения блокировки ничего пояснить не может.

Наследил – отвечай

Под напором доводов ответчиков, их выступлений и пояснений, представитель прокуратуры Руслан Абдырахман в состоянии грогги начал что-то очень тихо и бессвязно говорить. Вопросы юристов «Адилета» и медиапредставителя окончательно сбили его с колеи. Для наглядности процитируем несколько вопросов и ответов:

—  Почему заявление об обеспечении иска подписала не лично генеральный прокурор? – спросил представитель ответчика.

Поскольку имеется доверенность и как вы уже сами выше упомянули что право на представительство дается в суде из этих соображений было подписано – ответил Абдырахман.

— Обязательно ли участие на процессе лично генерального прокурора? – задал вопрос юрист «Адилета».

— Генеральный прокурор является непосредственным представителем в суде и не ограничивается именно тем, чтобы сам генеральный прокурор в суде принимал участие… – заявил представитель прокуратуры.

Нелогично получается: если истец может вести дела через своих представителей, то почему ответчики лично должны присутствовать? Согласно закону, гражданские дела истцы и ответчики могут вести через представителей. Что и сделали президент с генеральным прокурором – отправили отдуваться молодого лейтенанта. Этим же правом могут воспользоваться и ответчики. Джакупова доверила вести дело опытным юристам, которые уже на первом же заседании в пух и прах разнесли представителя прокурора. Но ГП требует, чтобы в суде обязательно присутствовала сама Чолпон Джакупова. Этим они мотивируют свой запрет выезда за границу. Мол, выехав, она умышленно затянет процесс.

Еще один довод Абдырахмана в оправдание запрета на выезд: «Вдруг к Джакуповой возникнут вопросы».

А вдруг возникнут вопросы к истцам – генпрокурору и главе государства. И это возможно.

— Вызовете ли в суд президента для уточнения вопросов по иску в целях всесторонности и объективности? – поинтересовалась Джакупова.

Прокурор стушевался и начал что-то мямлить под нос. Улавливались лишь обрывки, что-то вроде: «Нет необходимости… Точно не могу сообщить…»

Тут уж Джакупова не выдержала и бурно отреагировала: «Получается, я своим представителям доверяю, предоставляю полный карт-бланш, а представитель истца должен все согласовывать. Тогда почему генеральный прокурор ведет это через представителей и ее явка необязательна. А моя явка им так нужна?»

Абдырахману ответить, видимо, нечего, он лишь бормотал не по существу. Так он реагировал каждый раз, как звучал «неудобный» вопрос, ответ на который он не подготовил.

У присутствующих сложилось стойкое впечатление, что лейтенант отбывал номер, мол, он просто исполнитель и спрос с него никакой. Джолдубаева, на несколько листов расписавшая в иске о том, что президент Атамбаев олицетворяет единство народа, могла бы и сама лично защищать честь и достоинство главы государства. Но, полагаю, не хочет выглядеть на процессе девушкой для битья. Поэтому подставляет Абдырахмана? Ведь чья подпись стоит, с того и спрос будет. А он уже оставил след в том же заявлении об обеспечении иска. И еще наследит, когда дело начнут рассматривать по существу.

Полный истец

Еще один немаловажный вопрос, который так и остался пока без ответа: каков процессуальный статус президента по иску?

Представитель прокуратуры очевидно, ждал этого вопроса, не ответив по существу, он сослался на статью 4 закона «О гарантиях деятельности Президента КР». Цитировать Абдырахман ее не стал, и не юристу весьма сложно понять абсурдность ссылки на эту норму закона.

Один из наблюдателей пояснил, что в названной статье генеральный прокурор указывается как законный представитель президента. Но законным представителем могут быть только родители, усыновители, попечители, а также организации, на попечении которых находится заинтересованное лицо либо… недееспособный. Запутавшись в дебрях юридических терминов, уточняю у наблюдателя: раз Джолдубаева не приходится Атамбаеву родителем-попечителем, не намекает ли генпрокурор на недееспособность главы государства?

Юрист пояснил, что по Гражданско-процессуальному кодексу президент автоматически становится истцом, и должен участвовать на процессе. И, поскольку по иерархии ГПК стоит выше закона «О гарантиях деятельности президента», суд должен брать в расчет только нормы кодекса. Так поступают во всех цивилизованных демократических странах, каковой и Кыргызстан планировал стать. Сам Атамбаев когда-то говорил, что в нашей стране отныне «действует только одна диктатура – диктатура закона».

Это Кыргызстан, детка!

Но это Кыргызстан. Здесь политика, затронуты интересы президента. Что позволено Юпитеру… В общем, все всё прекрасно понимают, но продолжают делать вид, что нарушений нет. Сложилось впечатление, что генеральный прокурор Индира Джолдубаева очень подвела президента. Атамбаев всех этих нюансов не знает, в судах не присутствует, и слабую работу прокуратуры не видит. Это журналистам, юристам и наблюдателям выпадает возможность лицезреть некомпетентность представителей надзорного органа. И сожалеть, что глава государства доверил им защищать свои честь и достоинство. Не уронили бы еще ниже…

Выслушав доводы сторон, суд удалился в совещательную комнату. Минут через 15 вышли и огласили только резолютивную часть. Коротко, несколько слов: «…в удовлетворении частной жалобы ответчиков отказать. Определение Октябрьского районного суда от 26 апреля 2017 года оставить в силе».

Председательствующий Акматали Алибаев зачитывал решение, не поднимая глаз. За время выступления ответчиков он ни разу не взглянул на них. Даже на вопрос, когда можно забрать мотивированное определение, отвечал опустив глаза и как-то неуверенно: через пять дней. Теперь стало ясно, почему суд наравне с прокуратурой не хочет огласки этого процесса.

В коридоре редактор «Занозы» Нарын Айып поинтересовался у юристов, зачем нужен был этот балаган? «Мы тут распинались, приводили доводы, доказывали. Прокурор бурчал, суд даже не мотивировал», — возмущался журналист.

Один из юристов пояснил: «Это обычная судебная практика. Вы просто столкнулись на своей шкуре. Так происходит везде и всегда. Ваше преимущество – о ходе процесса будет знать общество. Мы распинались не для суда, а для общества. На примере вашего дела через СМИ общество узнает о состоянии судебной системы».

«Из-за присутствия журналистов суду потребовалось целых пять дней, чтобы мотивировать свое решение. Служба медом не покажется», — добавил другой юрист.

«Значит, я правильно предположил, что решение было изначально готово?» — спросил Нарын Айып.

Юристы не ответили, улыбнулись и, молча, последовали к выходу.

Махинур Ниязова.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Я ставил в Вечерку свойц коммент, где был ряд критическимх замечаний в адрес деятельости президента. И что вы думаете, Вечерка НЕ поставила мой коммент. И я это увидел. Там также была статья про Отунбаеву. Типа, «Самозванка, или..» Я позволил себе сказать, что название заметки без приговора суда о «государственнорм преступлении» со стороны Отунбаевой — это тоже нарушение щзакона, а название — зваранее ПРЕДВЗЯТОе..
    И этот коммент тоже не поставили.
    В целом, меня президент разочаровал. Его истинное лицо всплыло спустя 5 лет за последние 2 года.. Здесь бы реформу суда делать, милицию менять, закон о выборах менять (выбираем котов в мешке), и еще много чего — а он тьут песни сочиняет, зангимается чепухой! И мы ему должны платить после этого пенсию?! и Льготы?!
    ..

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ