Динара Исаева: Помогать делом, а не на словах

0
3179

В парламенте Кыргызстане сегодня заседает 120 депутатов. Однако поименно и в лицо мы знаем, в лучшем случае, около трети из них. Не считая тех, кто замешан в скандалах, почивает на лаврах в казенном доме или делает громкие заявления с трибуны главного законодательного органа страны, большинство предпочитает не светиться в прессе. Таких депутатов в народе прозвали «рыбами». Ни тебе заметных законопроектов, ни выступлений с сенсациями в ЖК, ни уголовных дел…
Одной из таких является Динара Исаева.  Это первое интервью депутата, ранее она отказывала СМИ, но сделала исключение для ResPublica.

— Вы уже третий созыв являетесь депутатом Жогорку Кенеша, но о вас почти нет упоминаний в СМИ. А в тех редких заметках, которые мне попадались, вас называют исключительно «женой экс-премьер-министра Данияра Усенова», не иначе. Вы, кстати, поддерживаете с ним связь?

— В настоящее время отношения мы не поддерживаем. Никогда ранее я в публичном пространстве не говорила об этом, но мы разошлись довольно давно, еще до событий 7 апреля 2010 года. Мне бы не хотелось, чтобы эта тема лишний раз обсуждалась, поскольку это личное.

Это неудивительно, что до сих пор в прессе меня называют женой Данияра Усенова. Я несколько лет была замужем за премьер-министром страны. Он фигура публичная. И любая женщина на моем месте тоже позиционировалась бы как жена Данияра Усенова, независимо от того, в каком она статусе. Сама я пришла в политику из бизнеса, а он, как известно, любит тишину.

— Ваш экс-супруг проходил фигурантом по многим уголовным делам после апреля 2010 года. Были ли претензии со стороны «революционной» власти к вам?

— С Данияром Усеновым у нас не было ни совместного бизнеса, ни совместного имущества, ни совместных детей. Я выходила замуж не за премьер-министра. И даже не за мэра. Он был безработным, когда мы поженились, а я уже на тот момент была достаточно состоятельным человеком, имела свой бизнес весьма успешный и прибыльный.

После 7 апреля 2010 года меня неоднократно проверяли. Почти три года Генпрокуратура, Финполиция и другие правоохранительные органы досконально изучали весь мой бизнес и выяснили, что Усенов не имеет к нему никакого отношения.

— О вашем богатстве и бизнесе ходит много разговоров, но доподлинно неизвестно откуда они у вас. Если это не с помощью Данияра Усенова, то как? Расскажите о происхождении вашего бизнеса.

— Если рассказывать о моем бизнеса, то начинать надо с советских времен, с города Кара-Балты. В 20 лет я осталась сиротой с пятью своими младшими сестрами и братьями, самому маленькому из которых тогда не было и трех лет. Работала в райкоме комсомола. Зарплаты, естественно, не хватало. А детей надо было одевать, кормить… Соседи и знакомые, конечно, помогали, но трудности все равно были. Я стала думать, как заработать. Со старшими мы вечерами подрабатывали в столовой. Но все равно денег катастрофически не хватало. Однажды подруга предложила мне поехать в город Мубарек в Узбекистане, где велась добыча газа. Туда завозились дефицитные товары из Москвы. Но местные жители тогда, как и сейчас, не носили финские пальто, голландские платья и австрийские туфли, а ходили в традиционных узбекских нарядах – платьях и штанах. Этот дефицит я и стала возить из Мубарека в Кара-Балту. Торговать на рынке я не могла, и поэтому попросила свою знакомую продать товар. У нее рука оказалась легкой, она все быстро распродавала, заработанное мы делили с ней. Постепенно стала привозить все больше вещей. Заработок рос и голова у мня не болела во что детей одеть-обуть и чем накормить. В пятницу вечером после работы я садилась на автобус, всю ночь добиралась до Ташкента, там пересаживалась на другой автобус и ехала до Мубарека. Почти сутки уходили на дорогу только в одну сторону. В воскресенье вечером возвращалась в Кара-Балту, а утром бежала на работу в райком. В будни мы все также подрабатывали в столовой. Через несколько лет я смогла заработать достаточно, чтобы купить квартиру сестренке, выдала ее замуж. После еще одного брата обеспечила жильем.

— Тогда вы и заработали свой первый миллион?

— Как и у любого бизнеса, вскоре у меня возникли проблемы. Я потеряла все, что заработала и накопила. В 1995 году с одним чемоданом, с мужем и двумя уже своими детьми мы приехали в Бишкек. Мы мечтали заработать денег, чтобы хватило на квартиру в Кара-Балте, и вернуться в родной город. Но планам нашим тогда не суждено было сбыться. Дела не пошли. Заводы закрывались, мужчины остались не у дел. Все свалилось на хрупкие плечи женщин, которые стали челночить. Попробовала и я, но оказалось, что торговля – не мое призвание.

Скооперировавшись с несколькими знакомыми мы решили открыть туристическую компанию. Конкуренция была бешенная, но мы смогли удержаться на рынке. Эта компания до сих пор существует, называется «Асман-Тур». Сейчас занимается не только пассажирскими, но и карго-перевозками.

— Тяжело было вам, женщине, удержаться в таком чисто мужском бизнесе?

— Первое время я работала по несколько суток без сна. И поняла, что в тяжелое время только женщины могут выстоять. Видела, как челночницы тащили на себе эти баулы, как тоже по несколько дней могли работать без сна, потому что кормили всю семью и не могли себе позволить отдых. По себе знаю, когда у тебя на руках маленькие дети, это очень мотивирует. Я ведь не училась логистике или организации перевозок. Меня всему жизнь научила. Если в 20 лет я не осталась одна с младшими братьями и сестрами, то, возможно, не стала бы успешным предпринимателем. Ответственность за детей буквально заставила меня работать, не покладая рук. Упорный труд стал залогом процветания всех компаний, которые я открывала.

— У вас ведь не только туристическая компания. В последнее время власти стали призывать политиков раскрывать свои источники дохода. Вы готовы к этому?

— Мне скрывать нечего, в декларации все указано. Кроме турфирмы, в 2000 году я открыла строительную компанию. Мы одними из первых стали строить элитное жилье. Позже выкупила птицефабрику. Сейчас все предприятия переданы в доверительное управление. Налоги все оплачиваются. Кроме того, обеспечены работой около трех тысяч человек.

— В отношении некоторых ваших бывших и нынешних коллег возбуждены уголовные дела. Есть те, кого осудили, и сейчас отбирают имущество, в том числе бизнес-объекты. У вас возникали мысли о выводе бизнеса из Кыргызстана?

— Не стану выводить бизнес из страны, поскольку, как уже сказала, на предприятиях работают тысячи людей. Оставить их без работы и в без того тяжелое время не могу.
Если вести бизнес честно, то никакая власть не сможет его у тебя отнять. У меня проблем не было ни при Акаеве, ни при Бакиеве, ни сейчас. Подчеркну, что сегодня бизнесу предоставляются очень большие преференции. Нынешняя власть делает все, чтобы предприниматели могли свободно работать. Я не опасаюсь за свой бизнес в Кыргызстане.

— Как вы пришли в политику? И главное, зачем, если в бизнесе у вас проблем не было?

— Никогда не думала, что окажусь в парламенте и вообще стану заниматься политикой. Но когда набирали списки в четвертый созыв Жогорку Кенеша, ввели квоты: 30% должны были составлять женщины, 15% – молодежь и столько же представителей нацменьшинств. Кроме того, обязательно в списки должны были войти все слои населения, в том числе и бизнесмены. Тогда мне предложили в список. Я согласилась, но с условием, что не буду в начале списка. Однако, так получилось, что я оказалась на 24-м месте и прошла в ЖК по списку партии «Ак-Жол».

— Получается, вы с 2007 года депутат парламента нескольких созывов, но не отличились громкими заявлениями или какой-то заметной законодательной инициативой. Таких еще называют «рыба-депутат». Зачем вам мандат, бизнес защищать?

— У депутата Жогорку Кенеша три функции – представительская, законотворческая и контроль над исполнением. Являясь членом парламентского достаточно закрытого комитета – по международным делам и безопасности – не особо афиширую деятельность. Основной мой принцип, как в бизнесе: больше делать, меньше говорить. Я человек дела, а не публичная персона и любитель самопиара. Мало говорю об этом, но много занимаюсь меценатством, благотворительностью, помогаю простым людям на местах. Эти обстоятельства и сформировали мой образ, как неактивного депутата. Но вместе с тем, отмечу, что со своими избирателями плотно работаю. Иначе бы они уже третий созыв не голосовали за меня.

Между тем, я являюсь инициатором порядка 30 законопроектов, в основном, в сфере сельского хозяйства, бизнеса, благоустройства районов и развития регионов.
За годы депутатства я смогла установить контакты с зарубежными коллегами по линии межпарламентской ассамблеи. Это помогло в сотрудничестве с депутатами из Эстонии – страны, которая сегодня добилась больших успехов в организации «электронного правительства». Недавно прошла встреча представителей из Кыргызстана с эстонскими министрами и глава ведомств по внедрению в КР опыта этой европейской страны. Как бывший бизнесмен я очень заинтересована в скорейшей реализации проекта «Электронное правительство», поскольку это поможет в борьбе с коррупцией, исключив так называемый человеческий фактор – первое из-за чего страдает бизнес и несет потери экономика страны.

— А что полезного вы сделали для своих избирателей?

— Львиная доля моей деятельность сосредоточена на работе с избирателями из Жайылского района, интересы которых я представляю в парламенте. К тому же, это моя малая родина. Но стараюсь не оставлять без внимания и помогать и другим регионам, особенно, когда это касается страновых проблем.

Для меня приоритетны решение проблем женщин, семьи. Но, я не очень люблю их афишировать. Более 20 лет всячески помогаю Республиканскому ожоговому центру. Недавно установила им новый аппарат для проведения операций. Кроме того, регулярно закупаю плазму и другие необходимые препараты. Оказываю материальную помощь детдомам и школам-интернатам. Помогать начала в то время когда у меня даже в помыслах не было стать депутатом.

Будучи матерью, не могу обойти стороной проблемы молодежи и детей. Хочу, чтобы у них была достойная жизнь. Поэтому активно помогаю с ремонтом и строительством школ. В прошлом году введены в эксплуатацию две новые школы, построены пять детских садов.

Стараюсь также быть задействована в мероприятиях по поднятию имиджа страны на мировой арене. Не так давно возглавила Федерацию женской борьбы, где подрастают юные звезды спорта. Государственный бюджет не может, к сожалению, финансировать спорт в полном объеме. Молодые спортсменки же сейчас нуждаются в помощи, чтобы выступать на международных соревнованиях.

На постоянной основе поддерживаю ветеранов войны и тыла, матерей-героинь. Выступила главным спонсором ремонта дома-музея Алыкула Осмонова. Не хочу это называть громким словом «благотворительность», но мой девиз: помогать делом, а не на словах.

Беседовала Махинур Ниязова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here