Фетхуллах Гюлен

2
11317

Этот мусульманский проповедник уроженец Турции. В этой стране ислам сочетается с благами Запада, здесь синтез времен и территорий, что особенно ощутимо в городе Стамбуле. Если нужна Европа, то вот она, на правой ладони, если нужна Азия, тоже вот, на левой ладони. Чувствуешь себя так, словно ты в центре и Европы, и Азии. Город Константинополь надежно хранится в Стамбуле. Выглядит величаво. Здесь не меняют то, что сотворено на века, не разрушают то, что было до них, мечеть святой Софии (в прошлом византийский православный собор), это единственная в мире мечеть с женским именем (церкви с такими именами есть, а мечетей нет). И само название города является транскрипцией слова «Константинополь» (в первоначальном восприятии прозвучало как «Истанбул», так и осталось).

Турки взяли Византию силой, но она не распласталась перед ними как молитвенный коврик, нет, она гордо ушла в архив истории, оставив свой неизгладимый след на этом месте, один пласт лег на другой, получился сгусток двух миров. Византия оставила отсвет над Босфором, это была грандиозная цивилизация. Такая не исчезает бесследно, отсюда ощущение двоякости, отсюда вечная печаль и участь быть центром двух цивилизаций. Об этой «стамбульской печали» проникновенно написал турецкий прозаик Орхан Памук (первый в тюркском мире лауреат Нобелевской премии).

В турецкой модели жизни сфера образования является самым важным аспектом, о чем мы в Центральной Азии можем судить не теоретически (как о японском образования), а практически, с повседневной и повсеместной наглядностью. В нашей республике это школы «Себат» и международный университет Ататюрк-Алатоо. Школы эти по всей республике, в каждом регионе. Если заглянете в одну из них (они открытого типа), к примеру, в микрорайоне Тунгуч, то увидите европейскую модель учебного заведения — комфорт, чистота, порядок, все естественно, практично и непринужденно, словно существует само по себе, без усилий. Тот, кто здесь учится, не верит в газетные материалы типа «Не тому в «Себате» обучают». При этом нет ни одного аргумента относительно «не того» обучения, написана лишь фраза о том, что в этой школе «вели какие-то странные разговоры на мусульманские темы». Это высосанная логика, ибо в учебной программе школы нет ни одного предмета с мусульманской тематикой даже во внеклассной работе. Такие публикации шли в сентябре и октябре этого года, они появились после того, как президент Турции Эрдоган отреагировал на попытку переворота от 15 июля 2016 года, заявив, что во главе заговора стоит Фетхуллах Гюлен (он живет в США в качестве политического беженца). Министр иностранных дел Турции обратился к кыргызскому правительству в ультимативном порядке закрыть школы «Себат». Кыргызский министр иностранных дел ответил, что Кыргызстан как независимое государство сам решает, что закрывать.

В такой ситуации газеты начали масштабный пиар в пользу Эрдогана. Запестрели заголовки статей — «Птенцы Гулена мир заполонили», «Себат» нужно чистить. Имена гюленистов известны». Зазвучали призывы проявить политическую волю по примеру Туркмении и Азербайджана. Стали писать, что в этих школах ходят строем, живут на казарменном положении и пять раз в день читают намаз, что здесь и секта, и ЦРУ, и ужас. Довели себя до экстаза, словно их щедро подстегнули, мол, гони лощадей. Пыл был остужен после пресс-конференции президента Атамбаева от 1 декабря 2016 года, где он проявил «политическую волю» и на вопрос корреспондента относительно «Себата» ответил так. «Не надо путать понятия, школы «Себат» у нас это просто школы, очень качественные школы. Закрывать их не будем. Ваши подозрения — это бред». Логичная позиция принципиального правителя и достойный ответ инициаторам закрытия школ «Себат».

Западная пресса в это время публиковала карикатуры на Эрдогана, где он фигурировал с усами Гитлера и надписью «Диктатор». Ни одна страна Европы его не поддержала. Там отмечали, что он устроил «варфоломеевскую ночь», арестовал десятки тысяч людей без суда и следствия, уволил всех учителей курдской национальности, закрыл более ста средств массовой информации, оставив без работы девятьсот журналистов, что там тюремные сроки получают за журналистские расследования о поставках оружия сирийским боевикам, что обладатель звания «Мисс Турция» посажена в тюрьму за стихотворение на Эрдогана. Странно, что этот правитель выставляет себя «Ататюрком 21 века», полагая, что он образец безгрешного правителя в мусульманском мире, хотя таковым считается только иранский имам по той причине, что только в этой шиитской стране государством правит аятолла в качестве «верховного лидера», нигде больше. Эрдоган, во-первых, не шиит, следовательно, не аятолла, во-вторых, не Ататюрк, следовательно не реформатор, он не из того ряда, где стоят Петр Первый и Дэн Сяопин. Он в другом ряду, он переплюнул даже Наполеона, который закрыл всего лишь 70 газет во Франции.

Директор национальной разведки США Джеймс Клэппер заявил, что имеющиеся разведданные не позволяют говорить об участии Гюлена в попытке государственного переворота в Турции. С момента путча прошло уже полгода, но правительство Турции до сих пор не может представить доказательств, только предчувствия и догадки на фоне дезинформации против движения «Хизмет», основанного на учении Гюлена. Суть этого учения в пропаганде знаний и культуры. Он проповедник и правозащитник, призывающий все ветви мировых религий к мирному сосуществованию, отрицающий войну и насилие. Когда Эрдоган шел к власти, то именно Гюлен был для него главным «благом», теперь он представляет это «благо» как «крамолу». Подобные правители меняют свои позиции по личной нужде, а праведники их никогда не меняют — ни до, при при, ни после. Их наследие проходит сквозь века, потому что оно принадлежит не вождям, а людям.

В 140 странах мира открыты школы Гюлена, в Кыргызстане их 22 с численностью 10 тысяч учащихся. Самая первая из них носит имя Чынгыза Айтматова, при ее открытии наш классик сказал, что она напоминает ему школу из его знаменитой повести «Первый учитель». Да, они похожи в том смысле, что это не секты, а лучи света, это плоды одного материнского поля. Как говорят славяне, «не надо метать бисер перед свиньями». Школы «Себат» в Кыргызстане есть и будут до тех пор, пока этой страной управляют адекватные президенты, не зараженные бацилами «культа личности», и у нас есть гарантия, что такой «заразы» не будет, ибо провели против нее мощную вакцинацию в виде двух народных революций.

Надо процитировать слова самого Гюлена (из его книг и интервью). Вот они. «Бен Ладен — один из тех людей в мире, которого я ненавижу больше всего, потому что он запятнал светлый лик ислама, придал ему грязный имидж. То, что он делает — чудовищно» (см. в книге: Фетхуллах Гюлен: очерки, перспективы, мнения. — Москва, 2006, с.103). Это было сказано им в 2004 году, когда Бен Ладен был жив, сказано в качестве ответа на вопрос об «Аль-Каиде». Его спросили, почему террористы вырастают в мусульманских семьях, ответил: «Нельзя представить себе, чтобы истинный мусульманин, хорошо освоивший основы ислама, стал террористом. Человек, ставший на путь террора, вряд ли может оставаться мусульманином. Религия не позволяет убивать людей ради достижения цели» (см. указан. кн., с. 104). Привел слова Ибн-Абасса (сподвижника самого пророка Мухаммада) о том, что «человекоубийца навечно останется в аду». Да, именно так, ибо ни в одной строке Корана нет ни слова о том, что убийства ради исламской веры обеспечивают место в раю, что путь туда лежит через кровавый «джихад».

Сегодня мы видим этих убийц, отрезающих головы детям, творящих ад в Сирии и Ираке. Таких «исламистов» Гюлен люто ненавидит, и разве такой деятель может быть главой террористической организации? Разве Эрдоган не знает, что его имя ставят в один ряд с Махатмой Ганди и Мартином Лютером Кингом? В 1998 году он встречался с Папой Римским, по результатам международных рейтингов он признан «самой интеллектуальной личностью мира» (опрос провели журнал «Форейн» и агентство «Рейтер»). Надо полагать, что Папа Римский не стал бы встречаться с персоной типа Бен Ладена. Где логика у турецкого президента? Нигде и никогда Гюлен не призывал к террору во имя ислама, наоборот, всегда и во всем публично противостоял этому злу. Суть своей позиции он выразил очень ясно, отметив, что самыми страшными врагами человечества являются три вещи — безграмотность, бедность и экстремизм. Путь к победе над ними, по его мнению, такой — безграмотность ликвидируется образованием, бедность устраняется благотворительностью, а экстремизм искореняется диалогом. Теоретически это просто, и практически вполне достижимо.

Гюлен выразил то, что до него не говорил ни один из мыслителей мусульманского мира, это философия реформатора в том смысле, что делается установка на диалектическое единство мировых религий, на единство Запада и Востока. И самое главное в том, что он призывает к синтезу ислама с просвещением, с наукой, а это и есть путь к прогрессу. Он призывает отказаться от тех догм мусульманского мира, которые в течение многих веков тормозили развитие исламского Востока. Догмы эти известны истории — изоляция, запрет на новаторство, на торговлю, на промышленную революцию, отказ от конкуренции, борьба с гуманизмом, преследование свободы слова и мысли, агрессия под лозунгом «джихада». Именно эти догмы и привели к тому, что мусульманский мир значительно отстал от христианского и оставался на обочине мировой цивилизации. Точно такие догмы были в древнем Китае, который также оставался на обочине до тех пор, пока к власти (в последней четверти 20 века) не пришел реформатор Дэн Сяопин, убравший с пути всю догматику в такой степени, что сегодня эта страна встала в один ряд с супер-державами планеты.

Идея Гюлена в том, чтобы соединить религию с наукой, что выражено им в формуле, согласно которой «голову надо заполнить светом наук, а сердце заполнить светом веры». Опять-таки просто, на первый взгляд, но это выстраданная простота, ибо раньше так никогда не соединяли, раньше всегда расчленяли эти две составляющие инстанции в мироздании — религию и науку. Гюлен ставит под сомнение сам принцип их несовместимости. Такое «совмещение» (науки с религией) в конце 18 века осуществили отцы-основатели США, они совместили это на фундаменте демократии, что и привело их страну к триумфу. Они не отделяли церковь от государства, не подавляли одно другим, они соединили это в рамках светского государства. Почему нельзя использовать их пример для мусульманского Востока, чтобы соединить в таком же светском порядке мечеть с государством. Именно это предлагает Гюлен.

Двадцать пять лет назад в исламском мире слово «демократия» даже не произносили, его относили к лексикону дьявола. Сегодня оно вошло в обиход, и вошло благодаря Гюлену, он первым среди мусульиан уверенно заявил, что «для политической и государственной системы единственной альтернативой является демократия». Да, из уст исламского теоретика такое звучит впервые. Суть сказанного в том, что демократический путь развития человечества есть самый правильный выбор мировой истории, не халифаты и эмираты, не королевства и султанаты, не диктатуры пролетариата и режимы отцов нации, а именно демократия, основанная на гласности, отчетности и выборности есть путь к благу. Он дает сопоставительный анализ понятиям «ислам» и «демократия», указывая на главную разницу между ними. И она, как он полагает, в том, что «ислам» сосредоточен всегда на неизменных (вечных) аспектах бытия, а «демократия» на меняющихся (текущих) аспектах. Атеисты с этим не согласятся, но и опровергнуть не смогут, ибо вся история человечества, начиная с Адама и Евы, есть вечное сочетание именно этих двух аспектов — вечного и текущего.
Учение Гюлена не отменяет суннитскую часть ислама, которая допускает то, что государство управляется не главой мечети, а главой светской власти (король Саудовской Арабии не имам). А вот шиитская часть считает его врагом, потому что у шиитов государство может управляться только имамом, а все светские ветви власти на втором плане (именно такой порядок в Иране). Для ИГИЛ и прочих боевиков, выступающих от имени ислама, Гюлен опасный враг, ибо наносит своей позицией мощный удар по их смертоносной идеологии. Такой деятель никак не может быть главой терроризма против своей родной страны, это абсурд, он очевиден для всего мира, кроме Эрдогана.

Фетхуллах это гордость Турции, в этом году ему исполняется 79 лет, по масштабу вклада в историю он последователь своего великого сородича Мустафы Кемаля, который освободил турецкий народ от многовекового застоя, заменив для потомков Османской империи арабскую вязь на латинскую графику, что стало грандиозной реформой для мусульманского государства. Это был первый шаг вперед. Турецкая Республика стала лидером и примером для всех других мусульманских стран, они начали сочетать исламскую веру с техническим прогрессом, с экономической основой. Успехи здесь очевидны на примере арабского мира (саудиты, Эмираты, Кувейт), это был второй шаг. Сегодня нужен третий шаг, направленный к сближению ислама с демократией. Именно это делает Гюлен, делает вопреки тем правителям, кто насаждает культ своей личности по методу Пиночета. Гюлен показывает, что можно и нужно идти вперед на основе классических традиций и обычаев ислама, что «нелепыми» выглядят не только воинствующие атеисты с их отказом от веры, но и воинствующие исламисты с их отрицанием демократических ценностей. Такой атеизм и такой ислам есть две крайности зловещей догмы.

Турецкая прокуратура включила три университета в Центральной Азии в черный список, обвинив в том, что они пропагандируют террористические идеи. Причина такой «оголтелости» не в терроре, а в Гюлене. И это, надо сказать, на сегодняшний день одни из самых продвинутых вузов региона — университет имени Сулаймана Демиреля (в Алма-Ате), туркмено-турецкий университет (в Ашхабаде) и университет Ататюрк-Алатоо (в Бишкеке). Туркменский правитель учтиво исполнил «волю» Эрдогана, а президенты Казахстана и Кыргызстана проявили здравый смысл, они не будут «ломать для него дров», ибо эти университеты работают по учебным планам, в которых нет даже тени от террористических учений. И спецкурсов по исламу там нет, пятничные намазы здесь не читают.

Да, здесь есть «тень» Гюлена, но он же не Гитлер, он не руководит террористическими актами и государственными переворотами. У правителя Турции концы с концами сегодня как-то совсем не сходятся. По опросам агентства «Рейтер» он признан «самой интеллектуальной личностью мира» (имеется в виду Гюлен, а не Эрдоган). Конечно, своему родному Отечеству «пророки» иногда не нужны, но они всегда нужны человечеству. Гюлен открывает мусульманам путь к демократии, выступая в качестве миротворца 21 века. И вот в этом его не остановит даже целая дюжина регрессивных правителей, потому что он уже стал составной частью прогрессивной истории нашей эпохи.

Кубан Мамбеталиев.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Идти по пути демократии, поддерживать демократию означает поддерживать глобальную культурную колонию Запада, ибо демократические ценности отождествляют ценности нафса и полностью противоречат принципам Ислама, вот почему не только учёные мусульманского мира, но и разумные умы всегда были против не доработанной капиталистической системы как демократия… Кяфирам нужен такой знаток, который своей мусульманской рукой будет душить истинность веры и менять русло в не осознанное заблуждения… вот почему я считаю его завербованным ученым в пользу кяфирам…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here