Давление на социальные сети означает, что у властей наступил отчаянный период

0
492

Об этом заявили участники «круглого» стола, посвященного попыткам властей подавлять свободную дискуссию в Facebook. Власти усилили давление на глобальные платформы. Социальная сеть Facebook, где политизированные пользователи объединившись в группы и сообщества стали основным источником информации для миллионов кыргызстанцев – стала главной головной болью спецслужб Кыргызстана.

С начала года 11 пользователей социальной сети «Фейсбук» в Джалал-Абадской области вызвали в ГКНБ и сделали строгие предупреждения за критические посты в адрес президента. Также по данным спецслужб, выявлено 45 «подозрительных» пользователей Facebook.

Руководители некоторых государственных органов, запрещают своим подчиненным давать комментарии прессе и пользоваться интернетом в рабочее время
Судебные иски на два поста в Facebook  на гражданского активиста Адиля Турдукулова и Мавляна Аскарбекова, вызов в прокуратуру Тамерлана Ормукова за стихотворение, опубликованное на ФБ, гонения на автора сатирической страницы «Мурч» являются свидетельством этого.

Теперь, похоже, приведут в действие инициативы депутатов СДПК о запрете пользования соцсетями госслужащими и приравняют соцсети к СМИ.
Все это будоражит не только активных пользователей интернета и социальных сетей, журналистов, но и вообще думающих людей в стране.

Таков лейтмотив прошедших обсуждений в Бишкеке.

Как заявила, открывая работу «круглого» стола главный редактор газеты Res Publica Замира Сыдыкова, «власть не имеет иммунитета на критику в свой адрес».

По ее мнению, давление на пользователей, связанное с публикациями в интернете, в последнее время резко усилилось.

«Это серьезное ущемление. Когда речь шла о традиционных СМИ, люди относились к этому по-разному. Но сегодня, когда речь идет о личном мнении каждого, частном мнении, это должно взволновать всех. Любой «круглый» стол – это своего рода сигнал для властей. В данном случае, речь идет о нарушении конституционных прав граждан. Если раньше мы только догадывались о том, что за нашими высказываниями следят, то сегодня об этом официально заявлено. Самое главное – чтобы люди проявили свою гражданскую позицию, сопротивлялись», — считает Замира Сыдыкова.

Темирлан Ормуков один из тех, кто попал в «черный» список властей. Вот что он сам рассказывает:

Слово было предоставлено Темирлану Ормукову.

— Я инвалид по зрению, член общества слепых. Написал стихи, когда президент заболел. Он всегда был мне безразличен, «до лампы». Но когда он назвал нарынских людей баранами, я не выдержал. 20 сентября я опубликовал стихотворение в Facebook, а 30 сентября меня уже вызвали в ГКНБ. Была назначена экспертиза на предмет того, содержались ли в моих стихах клевета на президента, факты межрегиональной и межнациональной вражды. Последнее — только на том основании, что в стихах я написал «узбек» и «Каримов».

Эксперты нашли факты клеветы и межрегиональной вражды, за это полагается гражданская ответственность. А за межнациональную – уголовная, но этого факта не установили. Но ведь это не я, а Атамбаев назвал нас баранами, я только записал. Я все это указал в своем заявлении в прокуратуру. Сейчас мое заявление рассматривается.
Заключение экспертизы мне на руки не дают, а все запомнить я не могу – там 8 страниц текста. А стихотворение на одной странице. Мое дело было сначала в 11 управлении МВД, а теперь в 10-м у следователя Мырзакулова, с которым я до сих пор не могу встретиться.

Турсунай Сыргатаева, сестра женщины, одной из списка 45 человек, которых «нашел» в соцсетях Госкомитет национальной безопасности по заявлению депутата И. Карамушкиной, потребовавшей наказать тех пользователей, которые распространяют в соцсетях негативные публикации в адрес главы государства. Она рассказала о том, что ее сестру вызывали на допрос только потому что она ставила лайки на посты Текебаева в ФБ.

Правовая клиника «Адилет» выступила инициатором подписания Меморандума о сотрудничестве с Комитетом защиты свободы слова.

Чолпон Джакупова, директор правовой клиники «Адилет» начала со слов, что ее выступление будет состоять из двух частей – сдержанной и эмоциональной.
— Мы написали два письма в Генпрокуратуру. Первое — чтобы она приняла меры в отношении Карамушкиной. Второе – чтобы была дана правовая оценка действиям ГКНБ по нарушениям Третье письмо мы направили спикеру Ч.Турсунбеккову, чтобы в парламенте расследовали поведение и правомерность действий депутата Карамушкиной.
Во всем мире парламент стоит на страже интересов народа, а у нас депутат натравливает исполнительную власть на граждан. Статьи Конституции КР 31 и 32 гарантируют гражданам свободу выражения мнений. Следовательно, я абсолютно свободна в своих мнениях в адрес правительства, Жогорку Кенеша и кого бы то ни было.

Если бы президент дал мне хотя бы один шанс на позитивное мнение, я бы целыми сутками его выражала. Но президент исчез. А когда он в стране, то становится страшно, когда он открывает рот. Я не скрываю своего мнения и прямо-таки напрашиваюсь к спецслужбам: вызовите меня, а не простого фермера. Не вызывают.

Основания для негативного мнения мне дает Указ президента от 5 января с объявлением Года нравственности, воспитания и культуры. Президент призывает молодое поколение к толерантности и терпимости по отношению к иным мнениям и взглядам. В это же время курируемые им органы подают примеры трусости, бездействия, безнравственности. Мы вместе с Атамбаевым выходили на митинг против Бакиева, и Бакиев не вызывал его на допрос, а дал орден и назначил премьером. И я вот прямо на камеру говорю: не люблю Атамбаева!

Что происходит? Все смирились, привыкли, относятся снисходительно к этой ситуации. Таким «снисхождением» мы потеряем оставшиеся права. Теперь хотят контролировать наши мысли. Если народ согласится и отдаст все на откуп царям и ханам, может быть, и заслуживает ту участь, которую нам приготовили. Я хочу, чтобы люди не соглашались, а дрались и отстаивали свои права.

Темирлан, мы будем вас поддерживать. В отношении журналистов мы сегодня подпишем меморандум, статья 1 оговаривает предмет и круг наших обязательств. Мы будем абсолютно бесплатно оказывать помощь попавшим в беду журналистам, которые придерживаются стандартов журналистской этики. То есть пострадавшим за профессиональную деятельность. Хотелось еще раз подчеркнуть, что мы будем действовать в рамках только этических норм и стандартов.

Как бы там ни было, скандал вокруг Ормукова выявил очередной системный кризис во власти. Он заключается в том, что отныне никто не должен иметь собственного мнения. Вернее, это мнение должно быть только позитивным.

Представитель Комитета защиты свободы слова Равшан Жеенбеков на этот счет заявил, что любая экспертиза должна исходить из принципов, которые признаны во всем мире.
«В первую очередь, она должна обратить внимание, что в тексте присутствует множество глаголов в повелительном наклонении, которые содержат призыв или преследуют цель побудить людей к насильственным действиям. Если такое не зафиксировано, то действия властей незаконны. Никто не должен преследоваться за выражение своего мнения.

ГКНБ действуя в интересах президента начало оказывать давление на простых граждан. И это не случайно. Власти не могут полностью контролировать соцсети, поэтому они всеми возможными средствами начали запугивать активных простых граждан. Заведомо зная, что «жертвы» юридически не подкованы. Удивляет другое – под эту уловку попадают образованные, грамотные в правовых вопросах люди, яркие представители интеллигенции, которые трясутся от страха и открыто признаются в этом. Хотя, на самом деле, нам не боятся нечего и некого. Мы должны объединиться и отстаивать свои права на свободу слова», — отметил Р. Жеенбеков.

«В нашей стране две свободы слова. Полностью обеспечивается свобода хвалить власть и президента. Свобода критиковать испытывает давление и существует благодаря независимым журналистам и СМИ. Мы видим, что пространство истинной свободы слова с каждым днем сужается, сжимается, как шагреневая кожа.
Политическая оппозиция после весенних арестов людей, которые сидят по политическим обвинениям, впала в кому. Это был грамотный ход ГКНБ – быстро арестовать тех, кто высказывал свое мнение. Остальная оппозиция сразу испугалась и пребывает в летаргии. Слышно одного Текебаева.

Граждане, напуганные двумя революциями, не хотят третьей и согласны терпеть. Не желают рисковать, опасаются даже ставить лайки под критическими постами, не хотят рисковать из соображений как бы чего не вышло. Все знают, что президент читает и газету Res Publiсa, и блоги, и посты в «Фейсбуке». Он сам об этом сказал, что видит, как его красиво пинают. И то песни пишет, то скандалит, то отдыхает, то в «Фейсбуке» сидит. А когда президент работает?

Если наше общество будет смотреть равнодушно на то что происходит, нам так же назначат нового президента, как назначили премьер-министра, спикера ЖК, мэра столицы, — заключила журналист Рина Приживойт.

Не удержался от реплики Т. Ормуков: «Я хочу спросить у Генпрокуратуры – вы что, музыку пишете на мои стихи? Уже все сроки вышли, а мне не отвечают. Сами должны стоять на страже закона, а сами закон нарушают».

На это Чолпон Джакупова пообещала оказать правовую помощь поэту и поторопить правоохранительные органы с их позицией.

Эдиль Байсалов, известный блогер удивил всех заявлением, что у нас нет свободы слова. Вот ведь мы собрались и говорим! Не надо пугаться самим и пугать народ. Это только мешает нашему делу. Ничего страшного еще не случилось, и если мы будем говорить, что идет давление на свободу слова, это навредит нашему делу. У меня есть конкретное предложение: давайте выработаем кодекс журналиста!

Замира Сыдыкова напомнила, что в прошлом году посадили политиков, хотя они просто хотели выступить на митинге и говорить о социально-экономической ситуации. Никого не оскорбляли, не призывали. «Почему никому нельзя, а Атамбаеву можно оскорблять народ? При этом он открыто заявил, что отдельных политиков надо и будут сажать».
«Активность в социальных сетях за последнее время заметно спала. Я сужу по тем постам, которые я публикую. Количество откликов на текстовые файлы, содержащие критику в отношении властей снизилось вдвое», — отметила журналист Рина Приживойт.
Мнение известного журналиста поддержал представитель молодежного оппозиционного движения «Жаны Муун» Айбек Бусурманкулов.

По его словам, не секрет, что люди начали бояться, что критические записи могут послужить основанием для обвинения в экстремизме и разжигании межнациональной розни.

«Это очень опасная тенденция. В качестве превентивной меры в целях остановить дальнейшее погружение в зону «всеобщего страха» я бы хотел предложить путь объединения наших усилий. Мы не должны паниковать или наоборот, замалчивать проблему. Мы должны начать процесс солидарности мнений. Начать реальные действия по оказанию поддержки тех, кто подвергся давлению или нападкам со стороны судебных органов, силовых ведомств. Далеко ходить не надо. Сейчас идут судебные процессы против активистов Мавляна Аскарбекова, Адиля Турдукулова. Для себя я четко решил – буду ходить на эти судебные процессы и, что называется, способствовать поднятию их духа. В противном случае, удручающе выглядит ситуация, когда никто не ходит и не поддерживает их. Мы пережили период уличных протестов, тем более сейчас, когда в сознании людей засели страхи и ужасы массовых беспорядков, мы должны переместиться в залы судебных заседаний и отстаивать свои интересы в правовом поле», — сказал молодой политик.

Бурул Макенбаева, активный блогер в соцсетях считает, что свобода слова по отношению к людям, обладающим властью, должна быть большей, чем в отношении простых людей. В отношении депутатов Бекешева, Карамушкиной свобода слова должна быть острее.

«Случай с Азимжаном Аскаровым, который осужден пожизненно, показал разделение по этническому признаку. Вся компания по проведению референдума была построена на разжигании межэтнической розни, потому что во главу угла изменения Конституции власть поставила изменение статьи, где говорится о том, что решения международных организаций, таких как Комитет по правам человека ООН в отношении Аскарова, не могут доминировать над национальным законодательством.

Но не менее опасным оказалось и последнее распоряжение в отношении врачей, которым запретили высказываться в социальных сетях.

Свобода слова для врачей отличается от других свобод. Они должны соблюдать только одну тайну – врачебную. У врача свобода слова – обязанность. Врач не имеет права скрывать от общества опасность. Лиссабонская конвенция обязывает врачей говорить правду о грозящих людям опасностях. Врачи не должны быть заложниками этических норм», — сказала Бурул Макенбаева.

Участниками круглого стола оказались и ветераны КГНБ. Они попросили слова.
Кенеш Душебаев, бывший член Временного правительства выступил так: «За последнее время совершено столько подстав, промахов. Почему в эти службы назначают непрофессиональных людей? Они не умеют работать, зато могут выполнять любые приказы. Силовые структуры несамостоятельны. Они привыкли выполнять только поставленные задачи. У ГКНБ и МВД одна задача – защита и сохранение нынешней власти. Все зависит от того, кого ставят руководителями. Профессионалы, они могли бы что-то посоветовать, убедить.

Положение в соцсетях сегодня: давление, ущемление. Есть механизмы защиты президента от народа. Нет механизмов защиты народа от своего президента. Нужна реформа МВД. Каждый президент начинает реформы, но нет планомерного подхода. Нужна деполитизация. А еще нужна депортация (шутка)».

Эмилбек Каптагаев, бывший член Временного правительства сказал: «Мы живем в новой реальности, и общество должно выработать новые механизмы для соцсетей. Это не СМИ. Когда-то были кухни, курилки, где обсуждались все вопросы. Соцсети — это те же кухни, курилки, клубы по интересам. Если расширить – мирные митинги. Нужно категорически выводить соцсети из статуса СМИ. Дурость, когда наказывают за лайк или коммент».

Это дает еще одну надежду, что проактивные представители общества, правозащитники, юристы, оппозиционный политический блок не дадут уничтожить свободу слова в стране.

В завершении Комитет защиты свободы слова и Правовая клиника «Адилет» заключили меморандум сотрудничества, направленный на мониторинг и юридическое сопровождение граждан, масс-медиа организации, подвергшиеся преследованиям со стороны властей.

Гульмира Тыналиева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.