Кунакунов – это ты

0
785

Следствие под грифом «секретно» и закрытые суды — власть Кыргызстана доказала, что обвинить в тяжком преступлении и осудить даже невиновного в нашей стране проще простого. Любой, кто посмел высказаться против, покритиковать, иметь дружбу не с теми, вчера это Азимжан Аскаров, сегодня – Максат Кунакунов. А завтра кто? Я или ты.

Президент страны Алмазбек Атамбаев каждый раз, выступая на публике, подчеркивает, какой он не кровожадный, мол, ни одного политубийства в стране не произошло с тех пор, как он занял кресло главы государства. Однако с недавних пор в Кыргызстане любой гражданин может быть привлечен к уголовной ответственности и получить солидный срок заключения, вплоть до пожизненного. Выводы такие напрашиваются сами в свете последних событий.

О том, как проходил процесс в отношении правозащитника Азимжана Аскарова, рассказывать излишне. Без веских доказательств и на одних только показаниях свидетелей обвинения и признаниях самого обвиняемого, полученных под пытками, глава правозащитного центра «Воздух» приговорен к пожизненному сроку наказания.
О беспределе, который творится в деле политических узников – лидеров Народного парламента и НОД (Народного оппозиционного движения), также говорится с различных трибун. Следствие по делу фактически не проводилось. Судебные процессы проходят в закрытом режиме. Адвокаты обвиняемых заявляют о недостаточности улик, отчего и принято решение не впускать прессу и посторонних на судебные процессы. Подсудимым грозят солидные сроки заключения только лишь за то, что они озвучили претензии в адрес действующей власти и выразили намерения сменить «верхушку».
Res Publica сообщала и некоторые подробности уголовного дела в отношении Максата Кунакунова. Его обвиняют в пособничестве террористам, незаконном хранении оружия, а также ставшая уже традиционной статья Уголовного кодекса, которую вменяют в вину всем неугодным: «Попытка госпереворота». На днях рассмотрение этого дела в суде закончится. Гособвинение попросило 30 лет лишения свободы для подсудимого. По данным следствия, он помогал приобрести оружие членам преступной группировки, уничтоженной в ходе спецоперации в Бишкеке в июле 2015 года.

Суд в отношении бывшего депутата Максата Кунакунова проходит закрыто. Расследование дела также проводилось под грифом «секретно». Его родство с нынешним мэром столицы Албеком Ибраимовым, который является доверенным лицом Атамбаева (как выяснилось, последний даже участки приобретает через семью градоначальника), не помогло ему избежать участи подсудимого. Слишком «запятнано» прошлое.

Кунакунов в 2007 году стал членом политсовета партии «Ак-Жол», был депутатом Жогорку Кенеша четвертого созыва и заместителем председателя Комитета по экономике, бюджету и финансам. С 2008 года возглавлял молодежный комитет партии, а с 2009-го по 2010-й был зампредом. После апрельских событий возглавил движение «Жаштар окмоту» («Молодежное правительство»). По некоторым данным, поддерживал связь с беглым президентом Курманбеком Бакиевым. Даже если связь с экс-главой государства и доказали, вменили Кунакунову совсем не это. А «навешали» пособничество террористам.

На днях представители Кунакунова распространили аудиозапись его выступления в суде. Обвиняемый раскрыл некоторые «тайны следствия». «Давайте остановимся на событиях 15 июля 2015 года, которые произошли на улице Горького, где во время перестрелки убиты 3 преступника и арестованы 6 человек. Все это было заснято на камеру и транслировано в СМИ. Вопрос: где эти 6 преступников задержанных на месте? Рядом со мной 8 человек, так называемых моих подельников, которых я впервые увидел в СИЗО ГКНБ. Всех их собрали из разных мест в разное время и ни одного не было на месте перестрелки 15 июля», – сказал, выступая с последним словом в суде, Кунакунов.

«Во всех СМИ спецслужбы распространили информацию, что меня задержали во время попытки бегства в Дубай 20 июля 2015 года. Убегающий человек будет получать визу за 2 месяца, будет покупать билет за 15 дней до вылета с обратным билетом через три дня?!» – задается вопросами подсудимый.

По его словам, его сняли с рейса как свидетеля. «Полтора месяца мои адвокаты не знали, за что меня задержали, не было никаких документов. Только через суд они смогли добиться, чтобы им показали часть дела. Ни одного процессуального документа так и не дали. На судебное решение следствия было наплевать, давали только то, что сами считали нужным», – рассказал в суде Кунакунов.

Он сообщил, что его привлекли к ответственности только на основании показаний некого «засекреченного свидетеля», который дал показания, что один из убитых террористов по прозвищу Тоха перед смертью поведал, якобы когда-то покупал 2 автомата Калашникова через депутата Кунакунова. «Когда я попросил следователя пригласить этого засекреченного человека и уточнить, где, когда и при каких обстоятельствах он через меня приобрел оружие, мне ответили внаглую и без угрызений совести, что этот свидетель проходит по другому уголовному делу, где мы, говорит, должны были привлечь к уголовной ответственности его близкого родственника и мы сторговались с ним: если он даст нам очерняющие меня показания, то мы не будем возбуждать уголовное дело», – поведал Кунакунов.

Он также заявил, что ему «в воду добавляли психотропные вещества, рассчитывая, что он покончит с собой». Он также рассказал о пытках, которые применялись в отношении его «так называемых подельников».

По его мнению, следователи засекретили дело после того, как Атамбаев выступив публично, назвал его пособником террористов. «Закрыв меня президент Атамбаев на следующий же день выступает по всем телеканалам, обвиняет меня без суда и следствия в финансировании терроризма и попытке насильственного захвата власти. Он не просто обвинил. Он фактически влепил приговор. Что остается делать правоохранительным органам? Конечно, моментально дело засекречивают. Нет человека, нет проблем… Правоохранительные органы выдали желаемое главнокомандующего за действительное. Восемь месяцев ведут следствие, а вернее, не ведут, объединяли различные эпизоды в одну кучу, чтобы продлить время, а настоящие преступники пропали», – заявил Максат Кунакунов.

Он сообщил, что некоторые задержанные в день перестрелки на месте отпущены под домашний арест. Один из них, по словам Кунакунова, сказал, что его мать занимает должность в Белом доме и она заплатила $100 тыс. за освобождение сына.

Кунакунов полагает, что на него совершалось покушение в СИЗО ГКНБ. Он рассказал суду, что в день взрыва в здании ГКНБ он находился в камере один. «Моего сокамерника забирают к следователю. Сразу встал вопрос, зачем следователь вызвал ночью человека, у которого дело уже давно в суде? И тут буквально через несколько минут за стенкой, позже узнал, что в кабинете хранения вещдоков, прогремел взрыв. Благо ударная волна ушла в другую сторону. Не рассчитали или не так установили. От взрыва меня откинуло с кровати на пол, потеряв сознание на несколько минут, я очнулся от сильного звона в ушах и головной боли», – сообщил подсудимый.

По его словам, руководство не позволяло сотрудникам СИЗО выпускать его из камеры, где он чуть не задохнулся от запаха гари и дыма. После перевода из СИЗО ГКНБ в Бишкекский следственный изолятор, рассказал Кунакунов, была совершена еще одна попытка от него избавиться.

Он обратил внимание суда на аудиозапись, которую следствие представило в качестве вещдока. Подсудимый не отрицает, что голос похож на его. «Но обратите внимание, что одно слово на кыргызском, другое на русском. Кыргызскоязычный человек, если и смешивает слова, то делает это складно. А тут заметно, что из разных источников и в спешке собрал непрофессионал. Или было мало материалов для монтажа с записью моего голоса. И за восемь месяцев, что длилось следствие, не дали эту запись на экспертизу», – подчеркнул Кунакунов.

Он отметил, что у него дома и в офисе изъяли все видео и аудиозаписи, но ничего противозаконного не нашли. «Мне говорили, что пытались подложить дома что-то, но мама не дала им такой возможности. Более семи часов обыскивали дом», – сказал подсудимый.

По его словам, ни одного факта, ни одного реального свидетеля, потерпевшего или документа следствие не добыло, в суд не представило.

Подсудимый рассказал, что попытки арестовать его предпринимались и ранее, сразу после 7 апреля, когда начались гонения на всех, кто так или иначе работал, занимал какие-то должности при прежней власти. После основания им движения «Жаштар окмоту» давление усилилось, милиция и представители власти срывали их встречи с активистами и всячески мешали деятельности. «Меня хотели привязать к каким-то схемам Бакиевским, копались в Минфине, где я ранее занимал должность, в аэропорту… Так же незаконно снимали с рейсов. Но ничего не вышло. Когда я в СМИ критиковал нынешнюю власть, конструктивно и фактами, предлагали должности высокие. Но я тогда открыто сказал, что не буду работать с теми, у кого личные интересы превышают государственные… Парадокс! Как у нас в народе говорят: «Каждый судит по себе». Если внимательно проанализировать все предъявленные мне статьи, то становится ясно: нынешняя власть совершила преступления по всем тем статьям, что вменяют мне!» – заключил Максат Кунакунов.

На днях суд вынесет приговор Кунакунову. Рассчитывать, что Фемида внемлет словам обвиняемого и примет справедливое, а главное законное решение, не приходится. «Независимость» свою суды КР доказали давно. И это дело не первое. Станет ли оно последним? Вряд ли. Отсюда и вывод, что в положении Кунакунова завтра может оказаться любой из нас, кто хоть как-то посмеет выступить в разрез «генеральной линии» партии Атамбаева.

Махинур НИЯЗОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ