Азимжан Аскаров. Долгая дорога к правде.

0
3007

Накануне в Департаменте охраны и конвоирования при ГСИН началось судебное заседание по делу правозащитника Азимжана Аскарова. Дело рассматривает коллегия Чуйского областного суда под председательством Кыдыка Джунушпаева. 60-летнего главу правозащитного центра «Воздух» обвиняют в организации массовых беспорядков, а также убийстве милиционера во время июньских событий 2010 года на юге страны.

Новые старые «обстоятельства»

Дело передали на пересмотр в связи с новыми обстоятельствами. Такими «обстоятельствами» стало решение Комитета ООН по правам человека, который потребовал от властей Кыргызстана освободить правозащитника из тюрьмы и отменить обвинительный приговор, поскольку при рассмотрении его дела были нарушены многие нормы законодательства КР.

О том, что к правозащитнику применялись пытки его коллеги и адвокаты говорили с первых дней задержания. Все время, что Аскарова содержали в ИВС Базар-Коргонского РОВД, его жесточайше избивали, о чем свидетельствуют фотографии, где запечатлены множественные побои на теле старика. Однако в милиции отрицали факт применения насилия в отношении Аскарова. А прокуратура, поверив им на слово, отказалась возбуждать уголовное дело.

В сентябре 2010 года Ноокенский районный суд назначил ему пожизненный приговор. Областной и Верховный суды также утвердили этот приговор. После решения Комитета ООН по правам человека Верховый суд КР 12 июня 2016 года направил материалы дела в Чуйский областной суд для нового рассмотрения.

Отголоски 2010 года

Процесс проходит Доме культуры департамента охраны и конвоирования. В этом же зале шесть лет рассматривалось другое громкое уголовное дело, ставшее отголоском событий 2010 года – дело об апрельских событиях, где обвиняемыми проходили военнослужащие, защищавшие Белый дом от толпы разъяренных «революционеров». Поддержать Аскарова пришли совсем немного людей, в основном, это коллеги. Больше в зале свидетелей со стороны потерпевших, а также пострадавшие – родственники погибших в июньских событиях, в том числе супруга убитого милиционера Мыктыбека Сулайманова Чынара Бечелова.

Суд начинается с небольшим опозданием. На территории департамента усилены меры безопасности. Зал забит людьми, большая часть из которых – милиционеры, обеспечивающие порядок, так как обстановка в зале накалена. Родственники погибших недовольно ропщут и высказывают возмущение в адрес защиты подсудимого. Градус агрессии значительно вырос – в зал заводят Аскарова. Судьи призывают к порядку. Процесс объявлен открытым.

Судебное заседание адвокат подсудимого Нурбек Токтакунов начинает с ходатайства. Он просит председательствующего немедленно освободить из-под стражи его подзащитного, аргументируя тем, что согласно решению Комитета ООН по защите прав человека, Аскаров должен выйти на свободу без каких-либо разбирательств, а суд – немедленно отменить обвинительный приговор. Это, со слов юриста, прописано в законодательстве КР. Он также говорит, что основные организаторы июньских событий, сбежали за границу, а Аскаров стал крайним.

Потерпевшие выступают против ходатайства, они выражают свое несогласие и просят суд отказать адвокатам в прошении. Против изменения меры пресечения выступают и прокуроры, они настаивают на отказе в удовлетворении заявленного защитой ходатайства.

Суд удалился в совещательную комнату.

Чуда не случилось                        

После двух часов ожидания судебная коллегия возвращается в зал. Все с нетерпением ждут решения, но никто и не надеется на положительный итог. Исполнение закона в Кыргызстане с недавних пор стало чудом, которым суды радуют не часто.

Председательствующий еле слышно зачитывает решение. Половина из присутствующий в зале людей не слышит ни слова. Заметив это, судья чуть громче произносит: «Предъявленное ходатайство оставить без удовлетворения».

Сторона защиты на этом не останавливается, не растерявшись адвокат вновь подает ходатайство: выпустить из-под стражи подсудимого хотя бы на время заседания.

По словам одного из адвокатов, стороне защиты неудобно вести переговоры и советоваться с подзащитным. Потерпевшие и прокуроры не соглашаются и с этим заявлением. Зал вновь наполняется недовольным ропотом, недоумением и возмущением. Супруга убитого милиционера переходит на крик. Из-за ее истерики не слышно, что говорит прокурор.

В итоге судья принимает решение пойти на уступки, он разрешает поставить скамью подсудимого чуть ближе.

Клятвы Азимжана Аскарова

Долгие препираний сторон потерпевших и подсудимого и череды ходатайств, слово берет сам Азимжан Аскаров. Нервно, трясущимися руками он держит в руках лист бумаги и начинает зачитывать: «Все эти годы я сижу в колонии необоснованно. Прокуроры говорили, что даже, если меня проверят на детекторе лжи, то все равно посадят. Прошу проверить меня на детекторе лжи. Если выяснится, что я виновен, тогда потребую высшей меры наказания – причем, публичной…»

Тут Аскаров меняется в лице, достает Коран из пакета и произносит: «Клянусь Аллахом, что меня не было там во время тех событий. Прошу просмотреть видеозапись событий в Базар-Коргоне. На видео видно, что меня там нет. В милиции и ГКНБ есть запись, но они не показывают это видео», – под конец клятвы подсудимый переходит чуть ли не крик. Отчаянный голос его звучит очень громко.

То ли речь обвиняемого, то ли здравый смысл возобладали над председательствующий судьей, но Кыдык Джунушпаев соглашается просмотреть материал, если сторона защиты его предоставит. В проведении же процедуры на полиграфе (детекторе лжи), коллегия отказывает сразу.

Родственники и жена убитого милиционера не верят в искренность слов Аскарова и называют его речь «сказкой».

Вопрос просмотра видеосъемки так и остается открытым, гособвинение сделало вид, будто ничего не услышала.

Допрос свидетелей

Первыми решено допросить свидетелей. Начинают с вдовы Мыктыбека Сулайманова – Чыныры Бечеловой.

Вытирая слезы, она начинает рассказывать: «У моего мужа никогда не было врагов. Об этом знают все, в том числе и друзья. Об Аскарове раньше никогда не слышала. В день убийства я его не видела. О том, что он был организатором убийства моего мужа, слышала от других. О смерти Мыктыбека нам сообщила родственница. Я побежала в больницу, но его там не оказалось. В первые минуты думала, что он жив, и надеялась на это. Не знала, что его подожгли. Узнала только, когда его привезли домой: почувствовала запах гари и бензина. Во всем виновен Аскаров, а сейчас он сидит такой пушистый», – язвит в конце своего выступления потерпевшая.

Тут не выдерживает Аскаров, по всему видно, что он нервничает. «Пусть бог меня проклянет, если я не прав, и пусть вас проклянет, если вы не правы», – взяв Коран в руки, выкрикивает он.

Между вдовой и подсудимым разгорается словесная перепалка. Бечелова возвращается на место, выкрикивая оскорбления в адрес Аскарова и требуя, чтобы у него отобрали священную книгу Коран.

Вторым к тумбе выходит один из пострадавших милиционеров. Оперуполномоченный Кубанычбек Умарахунов, начав давать показания, тут же путается в них. То он говорит, что видел Аскарова на мосту в Базар-Коргонском районе, но не может вспомнить, во что тот был одет. То ссылается, что прошло много лет и он не помнит подробности того дня.

Еще один свидетель Эмилбек Мантыбаев заявляет, что слышал, как Аскаров подстрекал других людей убивать милиционеров-кыргызов. При этом отмечает, что стоял от Аскарова на расстоянии 100-150 метров. «Он выражался в тот день нецензурно в адрес кыргызов, говорил: убивайте их беспощадно. Неприязненных отношений к Аскарову я не имею, знаю его с детства», – говорит Мантыбаев.

Месть системы

Адвокаты подсудимого ставят под сомнение слова свидетеля, заявляя, что с такого расстояния невозможно услышать о чем говорит человек. Тем более, что вокруг была толпа и очень шумно.

На вопрос прокурора о том, давили ли на него в ходе следствия, Мантыбаев отвечает отрицательно. «Я говорю только то, что сам видел. На меня никто не давил. От других коллег я слышал, что убили начальника милиции, но не знал, кого конкретно», – отмечает Мантыбаев.

Вновь Аскаров не выдерживает и начинает с места говорить, что свидетель врет из мести.  «В 2010 году против вас было уголовное дело возбуждено, теперь вы решили мне отомстить. Сейчас на этом заседании между вами и прокурором 7 метров, вы не слышите, что он говорит. Как вы могли тогда слышать на расстоянии 150 метров?» – задает вопрос Аскаров.

Ответа от свидетеля не поступает. Он возвращается на место.

Всего на первом заседании суда успевают допросить шесть свидетелей гособвинения. Это в основном коллеги убитого милиционера – сотрудники Базар-Коргонского РОВД. Они же выступал в судах ранее. Свидетелей защиты в районном, областном да и Верховном суде допросить у Фемиды не было возможности. Или желания? Толпа потерпевших не пускала их в зал, оскорбляя, а порой пуская в ход кулаки. Смогут ли в этот раз они дать показания? Или суд вновь пойдет с одним обвинительным уклоном?

После семи часов, что длилось первое заседание, судья откладывает его. Процесс продолжится 11 октября.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.