Азамат Алтай. «Глашатай свободы и демократии»

0
423

Продолжение. Начало в №№17-34.

Винниченко рассказал, что встречался с Лениным в Женеве в Швейцарии. Вспоминал, как они вынесли стулья из комнаты Ленина на улицу и, вставая на них, спорили о будущей судьбе России. Винниченко жил на юге Франции. Он мне дал свой адрес, велел, если когда-нибудь приеду в Женеву. обязательно его навестить.  Позже, когда я приехал к Винниченко домой, увидел, что он жил в бараке и, стуча на машинке, печатал свой роман. Украинцы там делились на несколько партий. Об этом я узнал позже, когда были созданы антибольшевистские организации.

Итак, жена Александра Андреевича Титова Мария Петровна сделала для меня много добрых дел. Она устроила меня на работу в лабораторию мужа. Его лаборатория выпускала разные порошки и средства для полоскания зубов. Моей работой было ежедневно вымыть и высушить 200-250 бутылочек для лекарств. Это было очень сложной работой — каждый день мыть вручную маленькие, с мизинец, флаконы и вытирать труднодоступные места. Однажды я узнал у одного молодого ученого химика, как по формуле сделать серную кислоту, которой можно быстро очистить все флаконы вместе. Дальше я мыл их серной кислотой очень быстро, и мне стало легче работать, появилось много свободного времени.

У Титовых была большая, богатая библиотека. Каждый день я стал читать книги русских классиков. Если слышал, что кто-то приближается к лаборатории, делал вид, что работаю.

Библиотека Мустафы Чокая. Присоединение к антибольшевистской среде

Однажды Мария Петровна мне сказала, что в городе Ножан проживает жена бывшего президента Туркстана. Оказывается, эта женщина — Мария Яковлевна Чокай, вдова Мустафы Чокая. Позже я нашел ее. Жила она в пятикомнатном доме, купленном еще ее мужем Мустафой в семи километрах от Парижа. Когда я пришел к ней, там был казах Алим Апсаламов, который раньше побывал в немецком плену. Он увидел меня и очень обрадовался. Позже изменил свое имя и фамилию   на Алим Алмат и до сих пор под этим именем живет в Турции. Мария Яковлевна была оперной певицей. Эмигрировав в другую страну, она перестала выступать на сцене. Муж ее Мустафа Чокай родился 1890-году в казахском городе Акмечит (сейчас Кызыл- Орда). Родители у него были образованные и состоятельные люди, поэтому Мустафа с ранних лет получил хорошее образование. Сначала он учился в казахской школе, а потом окончил русскоязычную гимназию в Ташкенте. После окончания юридического факультета Петербургского университета   получил диплом юриста. С молодых лет он увлекается не только учебой, но и политикой и разрабатывает стратегию свободы тюркского народа. В 1917 году Чокай с большой надеждой встречает падение царской империи и создает Кокандскую автономию, его назначают главой  этой автономии. Но большевики быстро ее расформировали. Мустафа Чокай вынужден был эмигрировать за рубеж. Там он продолжил политическую деятельность и в 1929 году основал журнал «Молодой Туркестанец», а также изучал историю тюркского народа. После того, как фашистская Германия начала войну с СССР, начали арестовывать всех граждан, которые эмигрировали во Францию из бывшей российской империи. Среди них был и Мустафа Чокай. Позже фашисты организовали Туркестанский освободительный комитет и Мустафу Чокая назначили руководителем этого комитета. Но он не оправдал надежды и не выполнял требования фашистов. Не соглашался вести агитацию против Советского Союза среди пленных тюркского происхождения. Наоборот, он старался помочь пленникам, в нужные моменты находил для них работу полегче, на которой лучше кормили. Он старался также устроить пленных на такие места, где бы они получали хоть какую-то специальность. Короче, он не любил коммунистов и советское общество, тем не менее, не сотрудничал с немцами. За это 27 декабря 1941 года немцы организовали убийство Мустафы Чокая. Конечно, всем было понятно, что убийство Чокая —  рук дело фашистов и что умер он насильственной смертью, а не естественной по причине болезни. Как и кем был убит Мустафа Чокай, совершенно здоровый человек, об этом, конечно, знали только немцы.

Я работал в лаборатории Титова 8 часов в день, а после садился на велосипед, ехал в дом Мустафы агая и до полуночи читал в библиотеке его книги и статьи. Он писал свои статьи на русском языке, а потом переводил их на чагатайский — средневековый среднеазиатско-тюркский письменный литературный язык. В 12 часов ночи я снова садился на велосипед и ехал в отель, где снимал комнату. В библиотеке Мустафы агая было много разных книг, большинство на русском языке. У него было много газет и журналов, из Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Татарстана. Эти журналы и газеты были в свое время выписаны из тюркских республик Советского Союза. Были и журналы, которые доставляли ему из Москвы и Ленинграда. В одном из этих изданий была опубликована его статья и Мустафа Чокай на основе этой статьи написал книгу «Туркестан под властью Советов».

Мария Яковлевна мне разрешала читать все книги из его библиотеки и даже книги из его архива. Однажды она сказала Алим Алмату, что Кудайберген украл третий том книги Мустафы «Кемаль Ататюрк».  Алим Алмат передал мне, что Мария Яковлевна потеряла третий том этой книги и на меня очень сердита. Оказывается, она не знала, что сразу третий м четвертый тома выпущены вместе, одной книгой. Я показал это Марии Яковлевне, позже она попросила у меня прошения.

В один из дней Мария Яковлевна познакомила меня с профессором Гансом Бензингом. Бензинг в то время, кажется, был атташе немецкого посольства во Франции. Он был самым почитаемым ученым у Мустафы Чокая, так как прекрасно владел языками тюркских народов. живших в Туркестане, в том числе и кыргызским.  С кем бы ни приходилось ему общаться, —   с кыргызом,  казахом  туркменом, с узбеком или татарином, он мог свободно вести диалог с каждым на его языке. С тех пор и по сей день мы с Бензингом остались хорошими друзьями. В последние годы мы живем в Америке, а он с семьей в Европе, и мы стали общаться реже. Но мы переписываемся и поздравляем друг друга по праздникам. Когда мы были по моложе, каждый раз приезжали в Европу и останавливались у Бензингов. Потом он работал главным послом Турции в Германии. В те годы, когда мы с Санией только познакомились, самым первым человеком, который открыл шампанское и поздравил нас, был Бензинг. Он ни разу не приезжал в Америку, так как после поражения Германии в войне, он перенес от американцев много унижений и оскорблений, хотя был антифашистом. В то время было много людей, которые подвергались арестам и терпели унижения лишь из-за того, что они немцы. Я спрашивал у профессора Бензинга, почему он интересовался именно тюркскими языками. Оказывается, корни интереса к языкам у него уходили в далекие 20-30 годы.  В то время татарин по имени Ыдыриси, который жил в Германии, посоветовался с Мустафой Чокаем, и они решили организовать в Европе обучение тюркоязычной молодежи из Советского Союза. Их целью было дать возможность   нашим молодым людям получить востребованные в Европе специальности. Несколько десятков молодых таджиков, узбеков, татар, туркменов и казахов приехали тогда в Европу и выучились на агрономов, юристов, получили ряд других специальностей. Многие из них потом вернулись в СССР, а человек десять остались жить в Европе. Это были Тайыр Чагатай, Октай, Ибрагим Ахмеджан, татарский писатель Эдиль, политик, который организовал Уральское правительство, Аяз Искаки, человек, побывавший еще в царское время в далеких ссылках, и другие. Я когда-то встречался с Аязом Искаки. Его полностью оправдали в Советском Союзе и опубликовали все его труды. Профессор Бензинг дружил с этими людьми, интересовался и изучал их язык, поэтому впоследствии он стал известным тюркологом. Я очень обрадовался, когда увидел в его богатой библиотеке  в городе Швеннинген, куда он меня пригласил к себе домой, книги на кыргызском языке  — «Жаныш-Байыш», «Курманбек» и некоторые другие.

(Продолжение следует).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here